Дискуссионные проблемы налоговой реформы

Структура налоговой системы не соответствует требованиям федеративного устройства России. Доходы бюджетов большинства субъектов Федерации формируются в основном за счет отчислений от федеральных налогов и в меньшей степени - трансфертов из федерального бюджета, а не собственных налогов. Это негативно сказывается на социальноэкономическом развитии регионов и провоцирует налоговый сепаратизм.

Действующая налоговая система угнетает экономику, особенно производственный сектор. Расчеты показывают, что при добросовестной уплате всех налогов среднее предприятие обязано перечислять в бюджет 46% вновь созданной стоимости. Даже в развитых странах со стабильной социально-экономической обстановкой столь высокие ставки налогов являются редкостью и, как правило, ведут к низким темпам экономического роста. Российским предприятиям, в отличие от западных, приходится приспосабливаться к изменениям в отношениях собственности, осваивать принципы корпоративного управления, адаптироваться к конкуренции. При неблагоприятном налоговом режиме это малореально, что и подтверждается отечественной практикой.

Угнетая предприятия высокими налогами, государство одновременно пытается поддержать хотя бы часть из них с помощью налоговых льгот. Но это только ухудшает экономическую ситуацию. Во-первых, льготы предоставляются отдельным предприятиям и организациям вне системы государственных приоритетов. Это искажает мотивацию хозяйственных руководителей, ориентирует их не на повышение эффективности работы предприятий, а на установление "особых" отношений с органами власти. Во-вторых, льготы способствуют развитию теневой экономики, создают основу для коррупции, позволяют льготникам оказывать услуги по выводу из-под налогообложения всех желающих путем заключения фиктивных сделок. В итоге одни предприятия на "законном" основании уклоняются от налогов, другие годами накапливают недоимки, а добросовестные плательщики оказываются неконкурентоспособными и выталкиваются с рынка или тоже начинают уклоняться от налогов.

Некоторые экономисты видят главную причину неэффективности налоговой системы в том, что она построена на основе собственной отчетности налогоплательщиков об их доходах, поэтому чрезвычайно громоздка. Налоговые службы успевают проверять не более 1,5-2% налогоплательщиков. Низкая вероятность проверки и умеренные санкции за нарушения провоцируют граждан и предприятия искажать отчетность, скрывать доходы. Налоговые нарушения стали нормой экономического поведения. Между тем укрытый от налогообложения капитал крайне сложно вернуть в производственную сферу даже при желании владельцев: поскольку инвестиции стали необычным явлением, они сразу привлекают внимание налоговых органов к источнику средств.

Все эти проблемы говорят о кризисе налоговой системы, о том, что она способствует углублению экономического кризиса и ее реформа крайне необходима. Большинство экспертов согласно с тем, что необходимо внести следующие изменения в налоговую систему:

  • постепенно выровнять тяжесть налогообложения для разных категорий налогоплательщиков, сократить необоснованные индивидуальные или отраслевые льготы, привлечь к уплате налогов предприятия, работающие с неучтенными денежными оборотами, одновременно снизить налоговую нагрузку на реальных производителей. Те, кто сейчас исправно платит налоги, должны испытать облегчение налогового пресса;
  • упростить налоговую систему, сделать ее понятной и налогоплательщикам, и органам, ответственным за сбор налогов, объединить налоги и другие обязательные платежи одного уровня, имеющие одинаковую налоговую базу;
  • утвердить исчерпывающий перечень налогов и сборов, чтобы исключить введение субъектами Федерации и муниципальными образованиями дополнительных налоговых платежей, определить верхние пределы ставок региональных и местных налогов;
  • реформировать межбюджетные отношения и решить проблему наполняемости бюджетов муниципальных образований. В частности, предлагается наделить их значительными налоговыми источниками, выделить региональные и местные поступления федеральных налогов, снизить статус некоторых из них;
  • придать налоговым законам больше прозрачности, расширить базу налогообложения, упразднить многие налоговые льготы и в дальнейшем не допускать их разрастания, обеспечить нейтральность налогов по отношению к инфляции, организационно-правовым формам, соотношению основных и оборотных средств, длительности производственного цикла, улучшить регламентирование деятельности и взаимодействие налоговой администрации и налогоплательщиков;
  • исключить укоренившуюся практику перманентного изменения налогового законодательства (оставив разовую возможность, приуроченную к ежегодному утверждению бюджета), приняв международно-правовой договор, имеющий первенство перед любым федеральным законом и запрещающий менять налоговую систему неналоговыми методами;
  • внести поправки в уголовное законодательство, повышающие ответственность граждан за уклонение от уплаты налогов;
  • усилить налоговую пропаганду, разъяснять безнравственность и общественную опасность налоговых преступлений, по примеру развитых стран с детства внушать простую мысль: тот, кто не платит налоги, вынимает деньги из карманов других налогоплательщиков, т.е. занимается воровством.

Чрезмерная сложность - порок не только российской налоговой системы, но и многих других. Учреждаются все новые и новые налоги, с разными, подчас противоречивыми, целями, условиями начисления и налогообразующими базами. Налоговые кодексы, сборники законов и инструкций в некоторых странах насчитывают сотни страниц. В США, когда президент Рейган проводил свою знаменитую налоговую реформу, каждый из 140 млн налогоплательщиков заполнял декларацию о доходах на 32 страницах, предварительно прочитав инструкцию на 48 страницах, включая словарь из 138 терминов.

Предлагаются проекты кардинального упрощения сложных налоговых систем. Так, в США это единый фиксированный налог, заменяющий десятки существующих. По замыслу его авторов, он сделает систему более справедливой и свободной от влияния политического лоббизма и произвола чиновников. Декларации уместятся на двух почтовых карточках: одна для подоходного налога на физическое лицо, другая - для подоходного налога на компанию. Доводы за и против единого налога широко обсуждаются.

Интересен взгляд на налогообложение в России западных инвесторов. Судя по опросам, они считают, что необходимо улучшить налоговый режим для зарубежных компаний, вкладывающих деньги в российское производство, сделать налоговые нормы едиными для резидентов и нерезидентов. Если иностранные деньги работают внутри России, с их помощью выпускается нужная продукция, создаются рабочие места, с них платятся налоги, они ничем не отличаются от российских денег.

Возвращение угрозы гиперинфляции делает вновь актуальной проблему налогообложения прибыли предприятий, завышенной по бухгалтерской отчетности из-за инфляции. Срочно нужны поправки к налоговым законам, освобождающие предприятия и инвесторов от этого налогового бремени. Необходимы также понятные и стабильные "правила игры" в области налогов и хозяйственного права, которые нельзя менять в угоду конъюнктуре и политическим взглядам высших российских чиновников.

Налоговый кодекс как документ прямого действия

Принятие Налогового кодекса (НК) было задумано как политическое решение, открывающее новый этап развития налоговой системы России. При разработке сменяющих друг друга вариантов НК ставилась цель не механически собрать все налоговые нормы в одном документе, а отразить в нем единую концепцию налоговой реформы, ликвидировать многочисленные противоречия между действующими налоговыми законами. Предполагалось создать налоговую систему, которая стимулировала бы инвестиции, обновление производства и инфраструктуры, а также развитие малого и среднего предпринимательства.

В Госдуму было представлено немало проектов. Однако внимание общественности привлекли лишь 6-7, а общая часть правительственного варианта с подробными комментариями бывшего заместителя министра финансов С. Шаталова была опубликована отдельной книгой в 1996 г., принята в первом чтении Госдумой летом 1997 г., но затем отвергнута и возвращена правительству на коренную переработку.

В процессе переработки правительственный вариант НК изменялся в основном в трех направлениях: первое - упрощение налоговой системы, ее стабильность; второе - установление цивилизованных отношений между налогоплательщиками и налоговыми органами; третье - сокращение налогового бремени. Ни к какой налоговой революции его авторы, вопреки широко распространенному мнению, не призывали. Общее число налогов и льгот сокращалось, но незначительно. Предполагалось отменить налоги, рассчитываемые от выручки (например, дорожный налог), ввести налог с продаж, налог на доходы от капитала, вмененный налог для малого бизнеса и единый налог для сельхозпроизводителей, а также снизить налог на прибыль с 35 до 30%.

Более кардинальные перемены предусматривал проект НК, подготовленный ассоциацией "Налоги России" (Екатеринбург) более шести лет назад. Его авторы предлагали целиком изменить налоговую систему, вместо многочисленных налогов и отчислений во внебюджетные фонды ввести единый налог, которым облагать расходы предприятий на потребление и на все выплаты физическим лицам, а также налоги на использование трудовых ресурсов, сокращение рабочих мест, повысить величину и роль налога на имущество граждан.

Авторы проекта, подготовленного ассоциацией "Черноземье" и внесенного Белгородской областной думой, предлагали повысить акцизы и узаконить косвенные налоги на пользование основными фондами, на доходы от капитала, на использование товаро-материальных ценностей и запасов предприятий, на пользование недрами и иные "экзотические" и сложные для расчета налоги. В других проектах тоже предусматривались замена одних налогов другими, введение налога на энергоносители в виде фиксированных платежей за тонну угля или кубометр газа, изменение структуры налогов (соотношения федеральных и местных и т.п.). Но все они сходились в одном - уровень налогов надо снижать.

На 1 января 1999 г. введена в действие только первая часть НК, определяющая принципы построения налоговой системы и взаимоотношения налоговых органов и налогоплательщиков. По остальным его частям продолжаются ожесточенные споры.

Один из камней преткновения - статус Налогового кодекса как законодательного акта. Если НК станет законом прямого действия, то Минфин и Госналогслужба лишатся права выпускать инструкции и другие нормативные документы по налогообложению. Некоторые специалисты видят в этом опасность - без разъяснений НК будет конфликтным, резко возрастет спрос на услуги адвокатов, а суды окажутся перегруженными налоговыми делами. Но, с другой стороны, закон прямого действия резко сокращает произвол чиновников, делает систему более устойчивой, а экономическую (в частности, инвестиционную) деятельность более предсказуемой. Значит, нужно, чтобы Налоговый кодекс не допускал разноречивых толкований.

Способы снижения налогового бремени

Популистски настроенные политики предлагают просто снизить ставки налога на прибыль и НДС, сохранить пониженные ставки там, где они есть, и часть налоговых льгот. Другие возражают, так как это подорвет доходную базу бюджета государства. Чтобы сократить налоговые ставки, необходимо одновременно расширить налоговую базу, уменьшить расходы бюджета или изыскать дополнительные источники финансирования. Все это не просто, а в условиях бюджетного кризиса может привести к результатам, обратным тем, которые ждут от налоговой реформы.

При подготовке правительственного варианта Налогового кодекса были найдены компромиссные решения - в частности, не резкая, а поэтапная (в течение нескольких лет) отмена некоторых налогов или льгот. Предлагалось, во-первых, отменить два налога, исчисляемые с выручки, - на содержание жилищного фонда и объектов соцкультбыта и на пользователей автодорог. Во-вторых, сократить отчисления в социальные фонды, объединив их в единый социальный налог (раньше такие отчисления не считались налогами, теперь этот очевидный факт признан). Но финансовые группы, связанные с этими фондами, в которых обращаются колоссальные средства, пролоббировали отказ от такой идеи, мотивируя это тем, что объединенные в социальном налоге средства будет трудно делить по направлениям (на пенсии, на борьбу с безработицей и т.д.). Остался открытым вопрос: включать их в бюджет или по-прежнему относить к внебюджетным фондам.

По мнению экономистов либерального направления, начинать снижение налогового бремени надо не с налога на прибыль и НДС, а с тех, базой которых является зарплата. Причем согласованно снижать отчисления в государственные внебюджетные фонды при параллельном увеличении ставок подоходного налога. Доходы физических лиц могли бы облагаться по единой ставке, не зависящей от величины или вида дохода. Однако это предложение не прошло, сохранено крайне высокое обложение зарплаты, подталкивающее налогоплательщиков к уклонению от налогов. Актуальными остаются отмена налогов, базой для которых является выручка (они особенно больно бьют по предприятиям), и изменение порядка исчисления налогооблагаемой прибыли.

В споры о путях реформирования налоговой системы включаются все новые участники. Так, Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) предложила сохранить НДС, но полностью отменить налог на прибыль, сборы в дорожные фонды, установить единую ставку подоходного налога на низком (15-20%) уровне, для компенсации выпадающих доходов ввести налог на вмененный доход, прогрессивный налог на частное имущество и автотранспорт. Интересы ФКЦБ и западных кредиторов совпадают как минимум по двум позициям. И тем и другим нужно, во-первых, чтобы не развалился федеральный бюджет; во-вторых, чтобы получили возможность развиваться предприятия, работающие по западному принципу: ради прибыли акционеров, а не ради сосредоточения максимальных финансовых потоков в руках директора.

Специалисты информационно-аналитического управления Совета Федерации считают, что государству, чтобы наполнить бюджет, не нужно и даже вредно отслеживать деловые операции и доходы. Надо дать возможность людям рассчитаться с бюджетом в определенных, заранее известных им размерах, а дальше зарабатывать деньги для себя, без дополнительного налогообложения, что позволит поднять собираемость налогов и устранить препятствия для инвестиций в производство.

Исходя из этих посылок, предлагается облагать налогами не данные бухгалтерской отчетности (прибыль), а конкретные объекты, свидетельствующие о наличии доходов (автомобили, особняки, торговые и офисные площади и т.п.), сам факт ведения той или иной хозяйственной деятельности и энергопотребление (с оговорками и ограничениями). Такие объекты скрыть практически невозможно, выявлять их и контролировать уплату налога существенно проще, чем при нынешней системе. Сама ценность этих объектов служит надежным залогом уплаты налога.

Благодаря таким нововведениям государство получит деньги в бюджет и может сократить расходы на дорогостоящее, но малоэффективное ныне налоговое администрирование. А предприятия и граждане избавятся от необходимости укрывать доходы, получат возможность свободно зарабатывать и тратить деньги, в том числе на инвестиции, без взяток чиновникам, дележа с рэкетом, который паразитирует на сокрытых доходах.

По мнению авторов этого подхода, целесообразно сохранить:

  • налог на добавленную стоимость;
  • вмененный налог (патентный сбор) для предприятий сферы торговли и услуг, в том числе финансовых, в фиксированных суммах для каждого конкретного предприятия с учетом вида деятельности и ее масштаба;
  • акцизы, в том числе на топливно-энергетические ресурсы;
  • импортные пошлины;
  • налог на отдельные виды имущества, в том числе на транспортные средства, на жилье повышенной комфортности, на ценные бумаги и вклады (после стабилизации и развития финансового рынка), на имущество организаций;
  • государственные сборы и пошлины (необходимые, но не дающие больших поступлений).

При этом к федеральным налогам предлагается отнести налог на добавленную стоимость, акцизы, импортные пошлины, налог на транспортные средства, к региональным - вмененный налог (патентный сбор), налог на имущество организаций, налог на жилье повышенной комфортности. А местное самоуправление финансировать пропорционально численности населения за счет отчислений 20% собранных в регионах налогов.

Либеральное крыло Госдумы предложило законопроект о налоге на дополнительный доход (НДД) при добыче углеводородов, чтобы создать гибкую систему, при которой налогообложение нефтяников будет зависеть не от чиновничьих или законодательных причуд, а от прибыльности работ, конъюнктуры рынка и валютного курса. Целесообразно снизить роялти (плату за право разработки и добычи природных ресурсов) и отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, заменить акциз в абсолютных ставках налогом с дополнительного дохода в нефтяной промышленности, чтобы дать "вздохнуть" добыче и переработке, а также ввести справочные цены на сырую нефть и вмененный налог на бензин, реализуемый в розничной продаже, чтобы взимать налоги с посредников, которые сегодня их не платят.

В таких условиях при улучшении ситуации нефтяники и переработчики будут платить больше налогов, а при ухудшении тяготы поровну поделят нефтяники и бюджет. Бюджетный комитет Госдумы законопроект одобрил незначительным большинством. Минфин и Госналогслужба выступили против, ссылаясь на то, что переход отрасли на НДД при нынешней конъюнктуре рынка приведет к провалу бюджета.

Продолжается острая полемика вокруг налоговых льгот, которые затрагивают интересы разных промышленных и финансовых групп. Под давлением лоббистов возвращены многие прежние льготы (например, организациям инвалидов и предприятиям, находящимся в их собственности). Противники подобных послаблений приводят многочисленные примеры коррупции, преступности и даже бандитизма, порожденные налоговыми льготами (включая пошлины), предоставленными, к примеру, Национальному фонду спорта, Российскому фонду инвалидов войны в Афганистане, православной церкви и др.

Из проекта Налогового кодекса были исключены определения некоторых важных понятий, например благотворительности. Казалось бы, техническая деталь. Но в результате получилось, что льготы распространяются не только на собственно благотворительные организации, но и на те, которые лишь иногда жертвуют на благотворительные цели. То же относится к религиозным организациям, которые должны получать право пользоваться льготами лишь сугубо по религиозной деятельности. Без такой оговорки церковь имеет льготы и в торговле нефтью, горюче-смазочными материалами, алкогольными товарами, табаком. Пока добиться справедливости в этой сфере не удается, потому что борьба ведется за громадные суммы.

Попытка реформирования налоговой системы

Со сменой правительства в сентябре 1998 г. изменился подход Госналогслужбы к реформированию налоговой системы. Признано, что бессмысленно терпеть налоговые недоимки и наращивать пирамиду пеней и штрафов по начисленным, но неоплаченным налогам. Этот путь не ведет к повышению собираемости налогов. Значит, старые долги нужно списать или перенести сроки их выплат, а новые не создавать, не копить, не начислять. Центр тяжести налогового пресса предложено сместить с производства на распределение (где налоги вводятся), с завода - на розничного торговца.

Налоги, которые включены в стоимость товаров, в конечном итоге платят физические лица. Вопрос в том, как тот или иной налог распределен по технологической цепочке и каким бременем он ложится на производителя. Если не ослабить налоговую нагрузку на производство сегодня, завтра может быть уже поздно: собирать налоги будет не с кого, бюджет просто перестанет пополняться. Исходя из этих посылок, правительство, несмотря на жесточайший экономический кризис, приняло решение снизить ставку НДС с 20 до 15% в 1999 г. и до 10% в 2000 г., а ставку налога на прибыль - с 35 до 30%, ставку отчислений в социальные фонды, установленную для работодателей,- с 38,5 до 28%.

Одновременно было решено усилить налоговый пресс там, где он недостаточен и где сверхдоходы, вместо того чтобы поступать в бюджет, коррумпируют и разлагают экономику, - ввести акциз на розничную торговлю бензином и оптовую продажу алкоголя, увеличить ставки акцизов (кроме акцизов на нефть и газ) на 20-50%, ужесточить налоговый режим в сфере розничной торговли, где обращаются "живые" деньги, ввести налог с продаж в размере 5%, а по подакцизным товарам - 10%. Ставку налога на имущество физических лиц ГСН предложила поднять с 0,1 до 0,5%, но депутаты Госдумы настаивают на диапазоне 0,3-2% при стоимости имущества (по оценке БТИ) свыше 500 тыс. рублей.

Решение об уменьшении ставок НДС и налога на прибыль в идеале можно только приветствовать. Но всякое "идеальное" решение должно учитывать реальные обстоятельства. В ситуации, когда бюджет трещит по всем швам, угроза внешнего дефолта становится реальностью, а правительство собирается вовремя платить зарплаты и даже индексировать их, губительно уменьшать самый собираемый налог, - считают многие экономисты. Они ссылаются на наш же неудачный опыт, когда ставку НДС с 1 января 1993 г. снизили с 28 до 20% со скидкой 10% для основных продуктов питания и медикаментов. В итоге бюджет недобрал значительные доходы, бюджетный кризис усилился, финансовое положение предприятий не улучшилось.

Налоги надо снижать, однако забывать о необходимости наполнять бюджет опасно. Наиболее логично, казалось бы, сначала снизить те налоги, которые легче всего спрятать. Однако ГНС предложила уменьшить не налог на прибыль или налоги с выручки, а НДС, от которого уходить довольно трудно. Опыт 1992-1996 гг. показал, что НДС собирается пропорционально ставке: чем она выше, тем больше поступления.

В резком снижении НДС слишком большой риск, так как он является основой налоговой системы России, на его долю приходятся около 45% всех налоговых поступлений в федеральный бюджет (что связано с относительно высокой собираемостью НДС по сравнению с другими налогами). Аналитики также обращают внимание на то, что в 1999 г. роль НДС значительно возрастет, поскольку через него перераспределяются инфляционные доходы.

Ключевая проблема состоит не в величине ставки НДС, а в низкой ликвидности предприятий. В условиях, когда доля бартера в хозяйственных операциях достигла в среднем 54%, доля налоговых назначений по НДС по отношению к денежным потокам в некоторых отраслях - 30-40%, уменьшать ставку уместно лишь по мере нормализации взаимных расчетов между предприятиями и повышения уровня монетизации экономики.

Госналогслужба справедливо утверждает, что количество денег в теневом обороте сопоставимо с ожидаемыми займами у МВФ. Поэтому необходимо в корне изменить отношения между государством и налогоплательщиками. ГНС доказывает, что действующие налоги порождают спрос на "черный нал". Действительно, какой руководитель согласится, начисляя 120 рублей зарплаты работнику, в лучшем случае еще 80 рублей отдавать государству? Поэтому почти все предприятия используют хитроумные схемы ухода от налогов. Наличные покупаются за безналичные у теневиков, которым нужны легальные деньги, скажем, для проплат за рубеж. По поддельным документам на подставных лиц учреждаются фирмы-однодневки, которые обналичивают средства клиентов, заключая фиктивные договоры на оказание услуг. С появлением налогового инспектора они бесследно исчезают. Госналогслужба предлагает подрубить экономические корни этого бизнеса, сделав так, чтобы из фонда оплаты труда государству приходилось бы отдавать не более 50%, а "обналичка" на рынке стоила бы не менее 30% безналичной суммы.

Громадные деньги оборачиваются в производстве и продаже неучтенной продукции. По оценкам экспертов, без фиксации в налоговых органах вращаются примерно 200 млрд рублей. МВД оценивает теневой оборот в 40% всего товарооборота (около 480 млрд рублей). Поэтому местным властям разрешили устанавливать налог с продаж. В мире, кроме России, только Канада экспериментирует, причем не очень удачно, с сочетанием НДС и налога с продаж. США используют лишь налог с продаж, а Европа - только НДС. Совмещая эти два налога, мы рискуем окончательно запутать налоговую систему.

Представленный правительством летом 1998 г. проект закона "О налоге с продаж" тогда не прошел даже первого чтения в Госдуме. Депутаты были недовольны тем, что налогом предлагалось облагать не только обороты розничной торговли, но и услуги, и бартерные операции. Были серьезные возражения также против того, чтобы отдавать налог "на откуп" местным властям, разрешив им устанавливать ставки, сроки уплаты налога и налогооблагаемую базу.

По настоянию Госналогслужбы этот закон был принят в декабре 1998 г. и веден в действие с 1 января 1999 г. Экономические стимулы, возникающие с введением этого налога, можно пояснить на примере производства водки. В цене бутылки водки заложены примерно 13 рублей налогов при себестоимости 7 рублей. До введения налога оптовики предпочитали брать нелегальную водку по 10 рублей, чем "Кристалл" по 20 рублей. Чтобы уменьшить их соблазн рисковать, Госналогслужба добилась снижения до 6 рублей налогов с предприятия, оставшиеся 7 рублей перенесены на торговлю за счет введения налога с продаж.

Специалисты опасаются, что практика взимания налога с продаж не оправдает возлагаемых на него надежд. Налоговым органам придется опекать каждую торговую точку, вряд ли у них хватит на это сил. За годы реформ занятость в торговле выросла в несколько раз, а точный объем товарооборота подсчитать никто не в состоянии. Но если процесс не контролировать жестко и с пристрастием, наличные деньги граждан, на которых Госналогслужба рассчитывает построить бюджет России, будут оседать в карманах продавцов.

В контроле над розничным товарооборотом есть еще одна серьезная проблема - кассовые аппараты. Созданная вокруг них правоохранительными органами ситуация абсурдна. Рейды начальства по оптовым рынкам со свитой или в сопровождении камуфляжных команд из налоговой полиции хорошо смотрятся на телеэкране, но мало добавляют средств в бюджет, потому что кассовый аппарат за окошком торговой точки - не самоцель, а лишь инструмент для определения размера сдаваемой в банк выручки. Если она туда действительно попадает, есть с чего брать налоги. Выручка, которую везут в офис фирмы, - типичный "серый" оборот, с которого налоги не платят. Это основа для так называемой неучтенки на предприятиях и выплаты безналоговой зарплаты в конвертах, без ведомостей. Если не будет введена тотальная инкассация, столь нелюбимая защитниками малого бизнеса, о проекте ГСН можно забыть. Для этого необходимо укрепить инкассаторские службы (людьми и транспортом), пока же их мощности только сокращаются.

Предполагается, что НДС будет пополнять в основном федеральный бюджет, а регионы получат в качестве компенсации налог с продаж, который целиком будет питать местные бюджеты. Однако налог с продаж может стать хорошим подспорьем для крупных "торговых" городов, а многочисленным городкам и поселкам со скромным уровнем потребления он не компенсирует передачу доходов от НДС в федеральный бюджет.

По расчетам ГНС, налог на вмененный доход вместе с акцизом на реализуемый бензин, перенесением 50% акциза с производства алкоголя на продажу водки позволят компенсировать потери бюджета от снижения НДС, социальных налогов и других мер по ослаблению налогового пресса на производителя. ГНС, ссылаясь на свои расчеты, утверждала, что, если будет принят пакет предложенных ею налоговых законопроектов, в 1999 г. из "тени" можно вывести до 20% необлагаемых налогами доходов, снизить налоговую нагрузку и даже повысить доходы бюджета (можно рассчитывать на поступление в федеральный бюджет не менее 260 млрд рублей). Эти теоретические расчеты оправдаются, если для их реализации найдется достаточное число неподкупных милиционеров, инспекторов и чиновников: ведь придется ущемить интересы хорошо организованных групп мздоимцев, которые просто так доходы не отдадут.

Однако уже весной 1999 г. стало ясно, что налоговая реформа заблокирована - снизить налоги мешает экономическая реальность. Воодушевленное поддержкой Госдумы правительство сначала намеревалось перенести налоговое бремя с производства на торговлю 1 марта, затем этот срок передвинули на 1 апреля, потом на 1 июля. Постепенно кабинет министров разуверился в правильности своих действий в налоговой сфере. Росло понимание того, что рискованно в середине года снижать НДС с 20 до 15%, поскольку это чревато некомпенсируемыми потерями для бюджета. Теория ГНС о том, что снижение налогов приведет к увеличению поступлений в бюджет, хороша для "денежной экономики" (когда предприятия платят друг другу) и мало способствует экономическому росту в условиях тотальных неплатежей. Если наличных денег на предприятии хватает только на зарплату, его руководству все равно, по какой ставке не платить НДС или налог на прибыль.

Снижение одних налогов должно было компенсироваться увеличением других. Введение в силу только части законопроектов из налогового пакета может привести к губительным последствиям для страны. Этими соображениями, а также трудностями в переговорах с МВФ была продиктована просьба премьера к депутатам в марте 1999 г. не вводить снижение НДС, однако депутаты ей не вняли.

Налогообложение малых предприятий

В мире используются разные способы поддержки малого предпринимательства. Выбор между фискальными и нефискальными инструментами основывается на критериях экономической эффективности, справедливости, административной простоте, минимизации затрат.

При сопоставлении различных инструментов в пользу налоговых льгот обычно приводят следующие аргументы: они приносят политические дивиденды, реализуются существующим аппаратом налоговой администрации; благодаря упрощению налоговых правил снижаются затраты на соблюдение налогового законодательства; изменение параметров налоговой системы требует немало времени, поэтому их можно использовать в конъюнктурных целях, в частности в борьбе с безработицей; налоговые меры не дискреционные (т.е. чиновник не вправе по своему произволу освободить от налога одних налогоплательщиков и заставить платить других).

Против налоговых льгот малым предприятиям выдвигают не менее убедительные аргументы: преследование различных целей (в том числе социальных) усложняет налоговую систему и удорожает взимание налогов; в отличие от прямых субвенций налоговые льготы безадресные, поэтому ими могут воспользоваться те, кто в них не нуждается; уменьшение налога на прибыль стимулирует только тех, у кого она есть, но многие малые предприятия первое время убыточны.

Упрощенную систему налогообложения малых предприятий часто рассматривают тоже как льготу. Однако особый порядок взимания с них налогов противоречит нейтральности налоговой системы, хотя в данном случае льготы должны компенсировать им объективно меньшие возможности самофинансирования и получения кредитов.

Экономисты подчеркивают, что нельзя ограничиться заменой большинства действующих налогов (кроме таможенных платежей, отчислений во внебюджетные фонды, госпошлин и лицензионных сборов) единым налогом на вмененный доход малого предприятия или предпринимателя. Необходимо также разработать упрощенные режимы уплаты налогов и критерии, в соответствии с которыми предприятие подпадает под эти режимы или освобождается от налога. При этом предприятия должны иметь возможность выбирать между традиционным и упрощенным налогообложением, а последнее не должно вносить коренных изменений в налоговую систему.

Налог на вмененный доход фиксированный, его берут авансом независимо от конкретных результатов деятельности предприятия (этим он напоминает плату за патент). На первый взгляд, это благо: ведь предприниматель, заплативший вмененный налог, освобождается от налогов на прибыль и имущество, а также от земельного налога. Система задумывалась как льготная для бизнесменов. Но на практике дело обстоит иначе. Налогооблагаемый доход определяется на основе базового тарифа доходности в расчете на натуральную единицу основного ресурса предприятия (1 кв. м торговой или складской площади, одно транспортное место, 1 га сельхозугодий, единица основных фондов). Тариф умножается на поправочный коэффициент, учитывающий состояние основного ресурса и его местонахождение (износ помещения или основных фондов, тип населенного пункта, оснащенность здания), а затем умножается на фактический объем основного ресурса, использованного предприятием. К результату применяется ставка налога, дифференцированная по типу предприятий и регионам.

Ставки налога на вмененный доход определяются федеральным (лимиты) и региональными (конкретные ставки) законами, а устанавливать базовые тарифы доходности и поправочные коэффициенты (их будет несколько десятков) доверено правительству, т.е. размер налога в конечном счете устанавливает не законодательная, а исполнительная власть, что противоречит закону "Об основах налоговой системы в Российской Федерации". Поскольку правительству предложено не только рассчитывать тарифы и коэффициенты, но и ежегодно их пересматривать, такой подход открывает широкие возможности для произвола чиновников. Поэтому налоговое бремя для малых предприятий вряд ли облегчится.

Пример успешной налоговой реформы в Аргентине. Основным направлением налоговой реформы в Аргентине, последовавшей после кризиса производства и высокой инфляции, стало существенное упрощение налогообложения. Прежняя система была сложной, включала 25 категорий налогов, что затрудняло их исчисление и взимание. Осталось пять - налог на добавленную стоимость (ставка 18%), налог на прибыль, акцизные сборы на винно-водочные и табачные изделия, налог на недвижимость и подоходный налог. К середине 90-х годов общий уровень налогообложения составил 30% доходов. Налоги стали понятными простым налогоплательщикам. При всей жесткости налоговой политики аргентинцы проявляли гибкость. Когда посыпались протесты мелких торговцев, недовольных суммой отчислений, им уменьшили налоговые платежи.

В результате реформы центральный (федеральный) бюджет утверждается Национальным конгрессом, который одобряет только расходные статьи, поскольку считается, что заранее нереально определить доходы государства, которые зависят от непрогнозируемой экономической деятельности. В результате введенных новшеств в 1992 г. удалось сбалансировать ранее дефицитный бюджет (в 1993 г. доходы даже несколько превысили расходы), сохранить устойчивость национальной валюты, неизменность установленного курса (песо было приравнено к доллару), обуздать инфляцию. Если до реформы уклонение от налогов не считалось предосудительным, число неплательщиков достигало 80-90%, то постепенно ситуация стала меняться, и не только благодаря суровым санкциям к нарушителям. Сказались активная разъяснительная работа, контроль и гласность в использовании налогов.

http://old.nasledie.ru/fin/6_1/6_1_1/article.php?art=54

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
13 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.