Фактор случайности и ядерная война

Случайность возникновения ядерной войны не является фатальной. Оптимисты утверждают, что вероятность такого события настолько мала, что ею можно пренебречь. Но даже при относительно небольшой степени случайности ядерного конфликта цена его чрезвычайно высока - гибель земной цивилизации. Поэтому нельзя исключать и самой минимальной вероятности такой войны.

Непреднамеренном у развязыванию ядерной войны может способствовать множество разнородных причин: технические сбои в боевых системах и ошибки в каналах управления, неправильная оценка ситуации политическим руководством и военными специалистами, "горизонтальная" эскалации ядерного оружия и ядерный терроризм, психологическая неустойчивость и алогичность поведения личного состава в стрессовых ситуациях. Следует также указать на опасность распространения гонки вооружений на космическое пространство.

Усложнение, повышение степени готовности современного оружия к боевому использованию не обеспечивают абсолютной технической надежности боевых систем и объективно способствуют увеличению риска его случайного срабатывания. Создание многократно дублирующих систем предохранения от случайного срабатывания значительно укрепило безопасность ядерного вооружения, снизило вероятность его непреднамеренного или несанкционированного боевого применения, однако полностью не исключило возникновения различных "нештатных ситуаций", способных привести к непредсказуемым последствиям. В последние пятилетия на суше, в океане и воздушном пространстве зафиксировано немало опасных инцидентов с носителями ядерного оружия. Бывший командир подводного атомного ракетоносца Дж. Буш, выступая в Ацуги (Япония), признал, например, что американские ПЛАРБ не оборудуются системами, предупреждающими случайные запуски ракет. По его словам, ввиду ненадежности связи с высшим командованием право принятия решения на нанесение ракетно-ядерного удара предоставлено командиру ПЛАРБ.

Надежность сложной техники определяется объективными законами материального мира, которые не гарантируют абсолютно от каких бы то ни было случайностей. Несмотря на то, что статистика имевших место инцидентов с носителями ядерного оружия за четыре с половиной десятилетия не зафиксировала случаев взрыва делящихся материалов, катастрофические общепланетарные последствия Чернобыльской аварии убедительно свидетельствуют о том, что ядерная энергия требует предельного внимании и осторожности.

Что касается ошибок в каналах боевого управления, рассмотрим их на примере систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Советские и американские СЛРН базируются на сложных радиотехнических и оптических комплексах, отличаются высокой степенью автоматизации, насыщены быстродействующими компьютерами. Они вырабатывают первичный сигнал, который является основой для принятия решения о нанесении ответного удара. Однако система предупреждения подвержена влиянию взаимосвязанных между собой вероятностными соотношениями так называемых ошибок первого и второго рода. За ошибку первого рода принимают пропуск события (запуска ракет противником), за ошибку второго рода - ложную тревогу. Значение "порога срабатывания" датчиков системы СПРН определяет вероятность появления той или иной ошибки Так, высокий уровень порога чувствительности датчиков! который обеспечивает высокую помехозащищенность от ложной тревоги, одновременно заключает в себе опасность, что в какой-то момент система предупреждения не среагирует на действительный старт ракет противника. С другой стороны, снижение порога чувствительности в кризисной ситуации увеличивает вероятность выдачи ложной тревоги. В этом случае естественно понижение уровня военно-стратегической стабильности, а следовательно, и увеличение риска начала ядерной войны.

Сбои и неполадки в системах предупреждения свидетельствуют о серьезной опасности, которую несут в себе ложные тревоги в мирное время.

В 1961 году одна из американских радиолокационных станций дальнего обнаружения зарегистрировала множество неизвестных объектов, двигавшихся с огромной скоростью в сторону США. После обработки на ЭВМ полученных данных в частях Стратегического авиационного командования (САК) объявили тревогу. Все было подготовлено к нанесению удара, и только спустя некоторое время выяснилось, что причиной тревоги явились летящие осколки вэорван-иого рехервуара американского ИСЗ 'Транзит". В июне 1980 года система индикации на командном пункте САК o штате Небраска выдала сигнал о приближении к территории США баллистических ракет подводных лодок. На экране появились отметки, свидетельствующие о запуске МБР с территории СССР. Был отдан приказ всем дежурным экипажам бомбардировщиков В-52 занять места и запустить двигатели, был подготовлен к взлету воздушный командный пункт. Через 3 минуты обнаружили, что тревога была ложной. Спустя три дня подобная ошибка вновь повторилась. В результате расследования выяснилось, что вышла из строя одна из микросхем компьютера системы СПРН (см. Прорыв: становление нового мышления. - М., 1988).

К случайному развязыванию конфликта могут привести физические явления естественного или искусственного происхождения, провоцирующие объявление тревоги о ракетно-ядерном нападении. Так, в системе НОРАД ежегодно в основном по этой причине отмечается около 2000 ложных сигналов, т.е. примерно шесть в сутки.

Известны случаи появления ложных сигналов и в работе советской СПРН.

В январе 1982 года одна из советских РЛС обнаружила летящую баллистическую ранету на одном из южных направлений. На командном пункте объявили повышенную боевую готовность. Позже выяснилось, что причиной тревоги послужил испытательный запуск Израилем ракеты "Иерихон-2" с дальностью полета 1450 км (см. Красная звезда. - 1990. - 27 сентября).

В феврале 1986 года при сопровождении ИСЗ произошла мощная вспышка на Солнце, находившемся в тот момент в зоне обзора РЛС. Возникла сильная электромагнитная помеха, и в результате искажения параметров сигнала от ИСЗ она была классифицирована как МБР. Однако опыт и знания боевого расчета позволили "отбраковать" ложную информацию.

В феврале 1989 года в результате попеременного захвата РЛС фрагментов спутника морской разведки США была определена траектория якобы летящей МБР. Ложную информацию исключили на командном пункте.

Расчеты свидетельствуют, что даже в случае дублирования каналов в системах управления нет полной гарантии отбора ложных сигналов, определяемых совпадением ошибок я подсистемах обработки информации. Американский профессор Л.Сеинот на основе статистических данных проанализировала вероятность совпадения ложной тревоги в СПРН одновременно по двум каналам По ее подсчетам, удвоение количества ложных сигналов в каждой подсистеме повышает периодичность "подтвержденных" ошибок в четыре раза. Следует указать на глубокую корреляцию вероятности появление сигналов ложных тревог с состоянием международных отношений, уровнем военной конфронтации. В периоды усиления военной напряженности между ядерными государствами может резко возрасти o условиях стресса вероятность случайного начала ядерной войны по причинам неадекватной оценки обстановки и намерений потенциального противника, снижения "порога чувствительности" датчиков СПРН, психологического напряжения операторов пункта управления.

В качестве примера взаимной неадекватности оценки намерений противостоящих сторон можно привести Карибский кризис 1962 года. Представители государств-участников этого события (СССР, США, Куба), собравшиеся в январе 1989 года в Москве на симпозиум по проблеме кризиса, отмечали, что за весь послевоенный период мир никогда не был так близок к ядерной катастрофе, как во время этого конфликта. При этом они были едины в том, что ни одна из сторон не желала войны, однако неверная оценка взаимных намерений и действий привела к такой эскалации военных приготовлений, которые поставили мир на грань ядерной катастрофы.

Специалисты в области разведывательно-информационных систем обращают внимание на возрастающие сложности отношений в системе "человек-компьютер". Отец кибернетики Н.Винер около тридцати пет назад предупреждал сторонников применения компьютеров в военных целях о внутренней противоречивости "думающих машин", таящих в себе трагическую опасность их выхода из-под контроля человека (см. Винер Н. Кибернетика. - М., 1968).

В теории игр, как известно, значительное место отводится войне, игровая программа которой вводится в компьютер как математическая задача. Для электронной "души" компьютера человеческая жизнь представляет собой лишь одну из единиц измерения. Понятие "победа" определяется бесстрастным подсчетом потерянных жизней, сметенных с лица Земли городов.

Чрезвычайно усложняют структуру и объем программного обеспечения систем военного управления многочисленность функциональных связей, непредсказуемость и многообразие возможных боевых ситуаций, активное противодействие противника. Согласно теории Холетеда, для больших программ число ошибок растет пропорционально числу строк программного кода, что делает весьма сомнительным создание безошибочных сложных программ управления различными боевыми системами. В конечном счете такие компьютерные системы в результате своей внутренней ненадежности могут вызвать трагические последствия.

Приведем лишь один пример. Во время англо-аргентинского конфликта в районе Фолклендских (Мальвинских) островов был потоплен один из лучших кораблей британского флота эсминец "Шеффилд", оснащенный современной, весьма эффективной автоматической системой противовоздушной обороны (ПВО). Расследование причин его гибели показало, что при составлении программы управления системой ПВО корабля английские специалисты не приняли во внимание недавнее поступление на вооружение аргентинского флота французской противокорабельной ракеты "Экзост". В результате при подлете ракеты к кораблю средства уничтожения воздушных целей не были включены. Она 6еспрепятственно прошла зону ПВО и прямым попаданием поразила цель.

Рассматривая проблему предотвращения случайной ядерной войны, необходимо заглянуть и в завтрашний день военной технологии, имея в виду прежде всего планы Пентагона развертывания широкомасштабной противоракетной обороны с космическими эшелонами. Простейший анализ "архитектуры" перспективной ПРО, работа над которой вот уже несколько лет ведется в США в рамках программы СОИ, убеждает, что она задумана как глобальная разведывательно-ударная система с высокой степенью автономности. Система управления такой ПРО должна будет обеспечить бесперебойный и безошибочный прием, хранение и обработку огромного массива информации о ракетах противника и их боеголовках, а также о ложных целях и других средствах.

По замыслу авторов СОИ, уничтожение ракет противника должно осуществляться в основном на активном участке их траектории и на рубеже разведения боеголовок. При этом ставка делается на ударные средства космического базирования. Приоритет при вводе в действие системы ПРО в таких условиях должен быть отдан компьютерам. Однако противник также может вывести а космос свои информационные и боевые средства. Следовательно, там будет функционировать сложнейшая ультрасистема, состоящая из систем противостоящих сторон, которая в силу присущих ей внутренних противоречий не может быть устойчивой. По мнению советского академика Б.Раушенбаха, не устойчивость работы системы будут оказывать воздействие три группы причин: отказы отдельных элементов, ошибки программного обеспечения, несогласованность программы противостоящих сторон (см. Раушенбах Б. "Звездные войны" и возможность несанкционированного ядерного конфликта. - Мир науки, 1989).

Неизбежность отказов отдельных элементов объясняется прежде всего невозможностью создания абсолютно надежных сложных устройств. Сама система управления ПРО будет состоять из многих тысяч элементов, вероятность отказа каждого из которых не равна нулю.

Вторая группа причин, определяющих ненадежность функционирования ПРО, связана с большой сложностью программного обеспечения системы управления. Специалисты утверждают, что даже в чисто теоретическом плане объемная программа не может быта создана без ошибок. Американский математик Г. Лин указывает на то, что надежность системы управления глобальной ПРО может быть еще ниже в результате действий потенциального противника по сокрытию или искажению основных характеристик своих ракет, боеголовок, различных средств преодоления ПРО и т.п., данные которых закладываются обороняющимися в программу управления. Разработка противником новых тактических способов боевого применения ракет, использование средств маскировки, модернизация ракетного оружия потребуют от другой стороны постоянного и оперативного внесения изменений в программу, что будет еще более снижать надежность системы ПРО и увеличивать риск ложного срабатывания.

Практика свидетельствует, что даже в более простых программах нередко допускались ошибки, которые приводили к непредсказуемым последствиям. Например, при запуске американкой космической ракеты к Венере было обнаружено ее значительное отклонение от расчетной траектории в результате пропуска одного дефиса в программе управления полетом. Ракету вынуждены были взорвать по команде с Земли.

При разработке программ в качестве обязательного этапа всегда предусматривается проведение испытаний системы в условиях, близких к натурным, и в реальном масштабе времени. Однако невозможность проведения в мирных условиях "розьгрыша" тренировочной ракетно-ядерной войны на Земле и в космосе со всеми вытекающими последствиями очевидна. Проверка же программы функционирования системы управления с помощью методов математического моделирования не дает гарантий ее безошибочности.

Третья группа причин, определяющих неустойчивость космической ПРО, связана с неизбежностью внутренних противоречий, изначально закладываемых в ультрасистему. Противодействие двух независимых, по отдельности устойчивых подсистем в принципиальном плане неизбежно создаст неустойчивую систему.

К увеличению риска случайного срабатывания ядерного оружия привело не только накопление его запасов, но и доступ весьма широкого круга людей к его хранению, транспортированию и эксплуатации. На опасность иррационального, не поддающегося логическому объяснению поведения отдельных людей в условиях возросших психологических и эмоциональных нагрузок неоднократно указывал а своих работах американский профессор Т. Шеридан.

Особую потенциальную опасность в вооруженных силах представляют наркоманы и алкоголики, обслуживающие ядерное оружие или несущие дежурство на командных пунктах. Известно, что в Советском Союзе проблема наркомании, в том числе и в Вооруженных Сипах, пока гораздо менее остра, чем в США. Однако это не означает, что ее не существует вообще. Ясно, что наркомания и алкоголизм абсолютно несовместимы с обслуживанием ядерного оружия.

Большую угрозу для человечества представляет "горизонтальное" расползание ядерного оружия по Земному шару. Заключенный в 1968 году Договор о нераспространении ядерного оружия, безусловно, играет важную роль в снижении опасности ядерной войны. Однако, как показало время, рамки этого Договора также ограничены. Бурное развитие науки, техники и особенно ядерной энергетики создает объективные предпосылки для появления ядерного оружия в целом ряде государств.

Несмотря на контроль за производством ядерного горючего, в том числе и по линии МАГАТЭ, вряд ли можно утверждать, что все каналы хищений его надежно перекрыты. Об этом свидетельствуют отдельные тревожные сообщения из различных стран, появляющиеся на страницах печати. В настоящее время такие "около-ядерные" страны, как Индия, Пакистан, Израиль, ЮАР, Бразилия, Аргентина и некоторые другие, способны самостоятельно производить ядерное оружие. При этом они обладают также и ракетной технологией. По мнению специалистов, число потенциальных ядерных стран к началу XXI века может достичь двадцати. Неустойчивость военно-политической обстановки, характерная для многих регионов, наличие авторитарных авантюристических режимов в некоторых странах, амбициозные притязания реваншистских кругов, периодически развязываемые вооруженные инциденты - все эго повышает риск провокации ядерного конфликта.

Довольно наглядным примером политического авантюризма, приводящего к трагическим последствиям, служат действия иранского президента Саддама Хусейна по захвату Кувейта. Вряд ли кто-либо смог бы предсказать ход вооруженного конфликта в зоне Персидского залива, если бы к этому времени в арсенале Ирака имелось ядерное оружие. И в США было немало сторонников нанесения по Ираку ядерного удара. По утверждению некоторых специалистов, на американских кораблях в Персидском заливе находились сотни ядерных боеголовок.

В последние годы в международном лексиконе появилось новое выражение "ядерный терроризм". Появление его отнюдь не случайно. Ядерный терроризм весьма многолик, он может быть реализован путем хищения ядерных боеприпасов или создания взрывных устройств на основе похищенных расщепляющихся материалов, совершения диверсий на ядерных объектах, захвата радиоактивных продуктов, похищений в качестве заложников ученых-ядерщиков.

Следует также указать на возможность диверсионных действий в отношении компьютерных систем военного назначение. Несмотря на постановку шифров защиты информации, строго сохраняемых в тайне, полностью обезопасить компьютеры от доступа посторонних лиц к информации оказывается весьма сложно. Широкую известность получила эпидемия компьютерного "вируса", охватившая осенью 1988 года около 6000 компьютеров исследовательской системы Пентагона "Арпанет".

Эксперты специальной международной группы по предотвращению ядерного терроризма насчитали за период с середины 60-х до середины 80-х годов свыше 150 инцидентов в США и Западной Европе. Среди них взрывы, нападения, кража и контрабанда расщепляющихся материалов, компонентов оружия и т.п. Известны попытки прямого ядерного шантажа.

Большую тревогу в США, европейских странах вызывает обострение внутриполитической ситуации и межнациональных конфликтов в СССР, стремление представителей некоторых националистических движений к разделу советского ядерного оружия. Вызывает обеспокоенность мировой общественности и перспектива появления новых ядерных держав. Существуют определенные опасения, что в современной международной ситуации и при сложившейся расстановке сил, в обстановке динамичного развития социально-политических процессов, значительных различий в темпах и уровне экономического развития разных стран мир без ядерного оружия может оказаться менее стабильным и безопасным, чем с ним. Поэтому ядерное оружие, вероятно, будет еще какое-то время состоять в военных арсеналах ведущих стран, служа сдерживающим фактором от агрессии и одновременно угрожая миру возникновением случайного ядерного конфликта.

Меры по предотвращению ядерной катастрофы должны охватывать широкий круг проблем: политических, военных, дипломатических, технических и т.п. Во всех ядерных странах необходимо создать надежную систему обеспечения ядерной безопасности, которая должна осуществлять контроль за всем циклом использования расщепляющихся материалов.

Вероятность случайного конфликта во многом зависит от состояния международных отношений. Ликвидация ракет средней и меньшей дальности СССР и США является первым важнейшим шагом к безъядерному миру.

Ядерные государства, вставшие на путь разоружения, должны придти к взаимно согласованному уровню так называемого "минимального ядерного сдерживания", который может сохраняться до сформирования эффективной системы международной безопасности. Размеры минимального ядерного потенциала должны обеспечивать стратегический паритет и равную безопасность для каждой страны.

В целях снижения опасности случайной войны необходимо резко сократить ядерные арсеналы стран, придать военным доктринам сугубо оборонительный характер, решительно отказаться от концепции первого удара, а также от использования неядерных средств в неядерном конфликте против ядерных средств другой стороны, не развертывать широкомасштабную противоракетную- оборону. В этом случае появится возможность значительно снизить уровень "минимального ядерного сдерживания", а следовательно, и риск случайной ядерной катастрофы.

Снижению опасности случайной ядерной катастрофы, несомненно, способствуют различные договоры и соглашения в области ограничения и сокращения вооружений.

Определенное значение в предупреждении случайной ядерной войны имеют созданные в СССР и США национальные центры по уменьшению ядерной опасности.

Большая роль в предотвращении опасных инцидентов с ядерным оружием и объектами ядерной энергетики, ликвидации их последствий принадлежит мерам политического и дипломатического характера.

По инициативе СССР и США, не без влияния Чернобыльской трагедии, осенью 1986 года МАГАТЭ приняты две конвенции, в которых предусмотрены жесткие требования о срочном международном оповещении об авариях на подобных объектах, включая военные, а также о широком взаимном сотрудничестве государств по нейтрализации их последствий.

Летом 1989 года было подписано Соглашение между правительствами СССР и США о предотвращении опасной военной деятельности, В нем содержатся конкретные меры по предупреждению возможных инцидентов, вооруженных столкновений при соприкосновении войск, сближении кораблей и самолетов двух стран, при нарушении самолетами воздушной границы. В ноябре 1990 года в США состоялась встреча делегаций двух стран по рассмотрению результатов действия этого Соглашения. Обе стороны были единодушны в том, что достигнутые договоренности оказали положительное влияние на характер взаимодействия подразделений войск, экипажей кораблей и самолетов по предупреждению опасных инцидентов. Весной 1991 года аналогичное соглашение было подписано между СССР и Канадой.

Советские и американские эксперты, например, считают необходимым оснастить все стратегические ядерные средства электронными кодовыми замками, обеспечивающими перевод этих средств в боеготовое состояние только при получении от высшего командования шифрованного сигнала. При этом попытки подбора кода, например, в случае захвата этих средств террористами будут приводить боеголовки в абсолютно небоеспособное состояние. Все боеприпасы и контейнеры для хранения, а также для транспортирования делящихся материалов необходимо оснастить защитными системами, облегчающими их поиск и обнаружение в случае захвата террористами. Предлагается также установить на всех ракетах устройства для подрыва их по команде с Земли в случае несанкционированного или случайного запуска. Немаловажное значение приобретает взаимодействие разведывательных органов различных стран в деле предотвращения ядерного терроризма.

Значительную роль в снижении риска случайного конфликта могли бы сыграть системы встроенного контроля за состоянием стратегических ядерных средств, установка различных датчиков в районах размещения МБР, так называемых "черных ящиков", вырабатывающих радиосигналы о старте ракет. Такие сигналы датчиков могли бы через космические ретрансляторы немедленно поступать непосредственно в национальные центры по устранению ядерной опасности. Это, несомненно, снизило бы вероятность ошибок в оценке действий обеих сторон, особенно в критических ситуациях.

Необходимо уделить больше внимания тактическому ядерному оружию и предотвращению возможности его несанкционированного использования. Особая опасность этого оружия заключается в том, что оно размещено на территории многих государств. Только в Европе сосредоточены тысячи ядерных боеголовок. Их относительная миниатюрность облегчает хищение. Отсутствие электронных замков, высокая боеготовность, возможность использования ядерных боеприпасов в системах оружия двойного назначения - все это повышает риск несанкционированных действий. Для снижения вероятности случайного ядерного конфликта следует сократить количество тактических ядерных средств в районах военного противостояния сторон, запретить их модернизацию, особенно по увеличению дальности стрельбы, усилить охрану и контроль за их хранением и транспортированием и в конечном счете вывести их на свои национальные территории.

Необходимо совершенствовать охрану и оборону боевых позиций и складов ядерного оружия, а также отбор военнослужащих, допускаемых к обращению с ним.

Для повышения надежности и достоверности СПРН, проведения калибровки сенсоров целесообразно осуществить исследования по созданию объединенной информационно-разведывательной системы СССР и США космического базирования, которая обеспечивала бы стороны необходимой достоверной информацией. Циркулирующая в такой системе информация будет подвергаться оперативному анализу двух сторон, что исключит ошибки в оценке их действий.

Следует подчеркнуть, что особое значение приобретает сегодня проблема нераспространения ядерного оружия. Это становится особенно актуальным, с одной стороны, в связи с доступом третьих стран к ядерной и ракетной технологии, а с другой - с предстоящим в 1995 году окончанием срока действия Договора о нераспространении ядерного оружия. Третья по своему потенциалу ядерная держава - Франция, не являющаяся до последнего времени участницей этого Договора, заявила о готовности вступить в него, что косвенно может свидетельствовать о возможной его пролонгации за пределы XX века.

Новая политическая ситуация, складывающаяся в мире и особенно во взаимоотношениях между СССР и США, создает новые предпосылки к решению проблемы противоракетной обороны. Договор по ПРО 1972 года разрабатывался, исходя из условий ракетно-ядерного противостояния, прежде всего СССР и США, и оставил в стороне вопрос о таком оружии у третьих стран и ракетно-ядерном терроризме. Основной задачей этого Договора являлось обеспечение стратегического равновесия между двумя странами и обуздание гонки вооружений.

На первом этапе работ по укреплению режима Договора по ПРО речь может идти о создании совместной информационно-разведывательной системы, надежно фиксирующей запуски ракет и моделирующей траектории их полета.

На втором этапе в дополнение к разрешенным по Договору по ПРО 1972 года можно осуществить развертывание определенного числа противоракет наземного базирования в некоторых районах СССР и США, обеспечивающих перехват атакующих ракет третьих стран со всех возможных направлений. Однако при этом следует решительно отказаться от создания космических эшелонов ударного оружия, способного дестабилизировать международную ситуацию, распространить гонку вооружений на космос, затормозить и даже сорвать процесс разоружения.

Из анализа возможных реальностей грядущего XXI века следует вывод: Советскому Союзу и Соединенным Штатам Америки предстоит установить и поддерживать между собой добрые и, более того, союзнические отношения. Союз главных ядерных держав будет стабилизировать мир, решительно препятствовать возникновению вооруженных конфликтов, попыткам других стран пустить в ход ядерное оружие. В этом императив времени.

Автор: В.С. Белоус

См. подробнее на:http://old.nasledie.ru/voenpol/14_7/article.php?art=4



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
11 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.