Художественная галерея С.И.Щукина (Из истории современного искусства в Росссии)

 

В период серебряного века именно в Москве стали оформляться новые направления в музейном деле и в художественной культуре России. Чиновный, консервативный Санкт-Петербург тяготел к официальному искусству, к традиционной классике. Москва всегда была в оппозиции к северной столице с ее аристократией и низкопоклонством перед западной модой. В Москве, в центре европейской России возникали новые тенденции в развитии национальной культуры, которая вбирала в себя новые идеи и пересматривала их в соответствии с потребностями развития российского общества.

Длительное время заслуги русских предпринимателей в развитии национальнои культуры замалчивались, особенно их коллекционерская и просветительская деятельность, которая способствовала не только развитию национального искусства, чьи шедевры бережно собирались сначала в домашних коллекциях просвещенных московских купцов, но и ознакомлению российской художественной общественности с достижениями мирового искусства.

Особенные заслуги в собирании произведении мирового искусства имеют московские купцы и предприниматели Сергей, Петр и Дмитрий Щукины, Иван и Михаил Морозовы, которые составили собственные коллекции импрессионистов и их продолжателей. С.И.Щукин на основе своей коллекции в 1909 г. открыл общедоступную, бесплатную для посетителей художественную галерею в Б.Знаменском переулке вблизи Арбата, в бывшем дворце кн.Трубецких, который был куплен его отцом у разорившихся аристократов.

Собрание С.И.Щукина создавалось в 1898-1918 г.г. и прошло через ряд этапов, когда приобретались последовательно коллекции работ импрессионистов, постимпрессионистов, фовистов, группы Наби, кубистов. Однако ряд полотен был куплен, как только они появлялись у парижских маршанов, торговцев живописными полотнами (как правило, больших знатоков искусства). Крупную коллекцию импрессионистов Сергей Иванович перекупил у своего брата Петра, не допуская мысли, что шедевры мирового искусства могут быть проданы за пределы России. Младшии брат С.И.Щукина -Дмитрий составил собственную ценную коллекцию произведений западной живописи 15-19 веков, которая стала основой живописного собрания Музея изобразительных искусств.

Интерес к собиранию картин у русских купцов возник под влиянием культурных традиций дворянства, знакомства с зарубежными шедеврами во время поездок в Западную Европу, обучения в европейских высших учебных заведениях.

Представители третьего сословия стали получать не только профессиональные навыки в торговле, бухгалтерии, но и поступали в университеты, коммерческие институты и училища. По настоянию отца С.И.Щукин окончил коммерческое училище в Гере (Германия), вместе с братьями вступил в торговый дом “И.В.Щукин и сыновья”, созданный в 1878 г., и был единственным из сыновей, особенно проявившим деловые качества. Контора располагалась в Чижовском и Шуйском подворье в Юшковом переулке.

Финансовое и общественное положение С.И.Щукина позволяло ему тратить большие суммы на приобретение полотен французских художников. Как вспоминал А.П.Бахрушин, С.И.Щукин играл заметную роль в деловой жизни России, он был коммерции советником и купцом 1-й гильдии, входил в совет Московского учетного банка, был совладельцем текстильных фирм “Циндель и Даниловская мануфактура”(1).

Представители российского предпринимательства внесли крупный вклад в развитие национальной и мировой культуры, в частности в основание музейных учреждений, в становление российской музеологии как составной части науки о развитии и функционировании культуры.

Опыт музейной деятельности отражался не только в накоплении отдельных методических приемов при работе с частными коллекциями и в музейной среде, но и в обобщенной форме в целостной научной дисциплине -музеологии, которая формировалась в течение всего XX века. Музеология -наука о собирании, сохранении, изучении памятников национальной, мировои культуры и ознакомлении с ее наследием новых поколений.

В истории российской музеологии необходимо изучение опыта музееведов-практиков -П.М.Третьякова, С.И.Щукина, И.В.Цветаева, П.П.Семенова-Тян-Шаньского и др., их научно-теоретического музеологического багажа, практики применения современной им музейной методики, а главное -их собственных нововведений в российскую музеологию.

В практике основателя художественной галереи современного зарубежного искусства, созданной московским предпринмателем и коллекционером Сергеем Ивановичем Щукиным (1854-1936) следует особо выделить культурологические принципы развития музееведения в России.

С.И.Щукин подчеркивал, что он создал свое собрание для своей страны и для своего народа, что знакомство с искусством должно быть общедоступным и бесплатным, что совершенно недопустима продажа за рубеж шедевров мировой живописи, находящихся в собраниях российских коллекционеров, необходима борьба против буржуазных купеческо-домостроевских предубеждений в отношении обнаженной натуры в музейных собраниях, упорство в популяризации новаторства и обеспечение свободы творческих поисков в искусстве.

Благодаря усилиям Сергея Ивановича в его особняке в Б.Знаменском переулке, близ Арбата было создано одно из лучших в мире собрании мирового живописного искусства 2-й пол.19 -начала 20 в. в. Особенно хорошо в коллекции С.И.Щукина было представлено творчество К.Моне, Э.Дега. Как писал известный искусствовед Я.А.Тугендхольд, “... прекрасно представлен у С.И.Щукина Дега. Правда, здесь всего 5 работ его, но зато каждая -жемчужина и каждая -одна из ступеней его эволюции”(2).

По достоинству и российские художники и искусствоведы оценили коллекцию картин П.Гогена в галерее С.И.Щукина. Л.0.Пастернак особенно выделял “Маоританскую мадонну”, как лучшую в Москве картину Гогена и подчеркивал, что его произведения под влиянием коллекции Щукина стали приобретать другие”(3). Я.А.Тугендхольд также указывал, что “у Щукина было не только самое большое собрание Гогена (16 полотен), а у Морозова -11, но, что, может быть, это -наилучшее, таитянская эпоха его творчества представлена здесь самыми яркими моментами”(5). Об этом писал и известный искусствовед нач. XХ в. П.П.Муратов, считая, что у Щукина блестяще представлено творчество Гогена(4).

Контакты А. Матисса с С.И.Щукиным не ограничивались только приобретением законченных работ французского мастера. Видимо, используя опыт П.М.Третьякова, заказавшего для своей галереи многим передвижникам серию портретов русских писателей, С.И.Щукин договорился с А.Матисссом о ряде заказных работ. В частности, у французского художника в 1905-1906 г.г. был замысел создать триптих-панно -“Танец”, “Музыка” и “Отдых”, но только в 1909-1910 г.г. он договорился с С.И.Шукиным о заказе и осуществил свой план, ограничив его созданием диптиха с учетом двухэтажного типа дворца Трубецких, который занимала галерея С.И.Щукина. К тому же в особняке у И.А.Морозова появились панно М.Дени и С.И.Шукин не хотел отставать от своего собрата-коллекционера.

Позднее С.И.Щукин высоко оценил панно А.Матисса, в своем письме 1912 г. он подчеркивал; что оба панно соответствуют стилю его дома, а панно “Музыка” особенно подходит к моему дому”(6). Именно оно олицетворяет характер дома, ибо в нем устраиваются концерты классической музыки (Бах, Моцарт, Бетховен). А о “Танце” он высказывался в том смысле, что ритм танцующих фигур каждый раз словно бы подхватывает его, когда он поднимается по парадной лестнице, где были повешены оба панно.

Среди шедевров П.Пикассо в щукинской коллекции следует назвать не только работы кубистского периода, но и более ранние работы голубого и розового периодов, такие, как “Кружка пива”, “Портрет Солера”, “Испанка с острова Майорка”, “Свидание”, из кубистских работ -“Королева Изабо”, и др.

Несмотря на насмешки многих весьма образованных современников таких, как адвокат C.Kapa-Мурза или писатель и журналист Д.Философов и даже А.Н.Бенуа, который резко негативно расценил полотно “Музыка” А.Матисса в коллекции С.И.Щукина, меценат стал упорным пропагандистом нового западного искусства в России. Помимо полотен А.Матисса и П.Пикассо С.И.Щукин стал приобретать произведения многих французских художников из группы так называемых “фовистов” (“диких”): у него было 17 работ А.Дерена, 3 -М.Вламинка, отдельные работы А.Руссо, М.Дени, полотна которых он покупал через парижских маршанов, регулярно выставлявших в своих галереях-магазинах последние работы парижских художников.

В 1910-1914 г.г. галерея С.И.Щукина ежегодно пополнялась новыми экспонатами, он часто ездил в Париж и бывал прямо в мастерских своих любимых художников, лишь в последний год перед войной он поручил приобретение новых работ Я.А.Тугендхольду. В итоге к 1913 году у С.И.Щукина в галерее было 225 картин, в том числе 37 картин А.Матисса, 16 -П.Гогена, 13 -К.Моне, 40 -П.Пикассо, число работ последнего к 1918 году достигло даже цифры 50 за счет покупки его работ у других коллекционеров.

Кроме того , в коллекции С.И.Щукина было 5 работ Э.Дега, 17 -А.Дерена, 4 -Ван Гога, 4 -М.Дени, 16 -А.Дерена, 3 -О.Ренуара, 8 -П.Сезанна.

В комплектовании своего собрания С.И.Щукин придерживался определенных принципов: он ориентировался на специализацию своего музея на новейшие зарубежные художественные течения, на приобретение шедевров, на авангардные, поисковые работы и вместе с тем он уклонялся от коллекционирования политического плакатного искусства, самоповторов даже крупных мастеров (К.Моне) и салонных полотен. Своеобразие коллекции придала ретроспектива творчества одного из авангардистов -П.Пикассо, поскольку в галерею были приобретены работы предшествующих -голубого и розового периодов.

В практике щукинской галереи решались самые различные проблемы музейной коммуникации. В экспонировании коллекционер придерживался историко-монографического принципа, выделяя каждому художественному направлению, каждому мастеру, определенному периоду в его творчестве отдельное экспозиционное пространство.Новым в практике галереи был музейный эксперимент -авторская экспозиция А.Матисса, который сам осуществил собственную развеску своих полотен, что практиковалось лишь на персональных выставках художников, но не в музеях.

В анализе и популяризации новейших художественных течений С.И.Щукин взял на себя роль своеобразного первопроходца, ибо профессиональные искусствоведы интересовались преимущественно классикой. Он был в курсе всех современных художественных течений, поддерживал контакты с ведущими отечественными и зарубежными искусствоведами, состоял в “Обществе свободной эстетики”.

Именно С.И.Щукин, по свидетельству художника К.С.Петрова-Водкина, сформулировал основной тезис авангардистской эстетики -“главное ( в искусстве нач.ХX века) не красота, а тип и экспрессия”, в своей музейной практике меценат ввел в употребление ряд новых приемов -в экспозиции, в музейной педагогике, во взаимосвязи новаторского изобразительного и музыкального искусства той эпохи.

Оценивая роль С.И.Шукина в создании коллекции авангардного искусства в развитии художественной культуры России серебряного века, Б.Н.Терновец писал: “В собирательской деятельности С.И.Щукина ценишь не только страстность и полноту, но главным образом то, что он ощущал инстинктивно линию развития современного искусства, его увлечения совпадали с увлечениями живописных кругов, его собирательская деятельность развивалась одним темпом с кипучей художественной жизнью современности. Из сложного клубка борющихся, переплетающихся течений С.И.Щукин умел выделить решающие линии и представить их с наибольшей полнотой и ясностью. У него был дар раскрыть всю непримиримость и революционную новизну молодого искусства”(7).

Непосредственное общение мецената с самими художниками, создателями новых направлений в искусстве, их собственные пояснения относительно своих замыслов, которые получал С.И.Щукин в их мастерских, способствовали более глубокому пониманию их искусства и соответственно более точной трактовке их замыслов во время проведения экскурсий по экспозиции музея. С.И.Щукин подробно рассказывал о замыслах А.Матисса при объяснении истории создания диптиха “Танец” и “Музыка”, написанных для его особняка в Б.Знаменском переулке. Замысел самого А.Матисса неоднократно повторялся во время экскурсий, о чем есть упоминания в мемуарах и Н.М.Рудина, и К.С.Петрова-Водкина и других.

Более профессионально как музеевед и искусствовед оценивал щукинские экскурсии будущии многолетний директор ГМНЗИ Б.Н.Терновец. По его воспоминаниям, меценат во время осмотра экспозиции посетителями прислушивался к дискуссиям, затем вклинивался в разговор, стимулируя у слушателей интерес к предмету посредством сравнительной оценки шедевров различных по своему стилю художников.

Здесь намечался более сложный подход к проведению экскурсий, на применение которого решаются наиболее опытные экскурсоводы, а именно С.И.Щукиным использовалась не просто беседа, диалог, а даже дискуссия, целью которой была опять-таки пропаганда нового искусства. Как писал Б.Н.Терновец, “Сергей Иванович любил изъяснять свою мысль контрастами, объединяя мажорные, радостные полотна Сезанна и Матисса, а затем искусно объединяя и выявляя общность, сходство в полотнах Матисса и Пикассо”. Б.Н.Терновец отмечал, что полемический стиль ведения экскурсии” привлекал посетителей из других залов и комната, отведенная работам П.Пикассо, тут же переполнялась”. Как отмечал этот музеевед, как и “в Москве за творчеством П.Пикассо с затаенной жадностью следила художественная молодежь Европы”(8).

Современники (К.Петров-Водкин, С.Маковский, С.Щербатов) особо подчеркивали, что активная популяризация авангардного искусства в щукинской галерее революционизировала художественную молодежь Москвы и России, способствовала новым художественным поискам, особенно среди молодых художников.

В музейной педагогике С.И.Щукин ввел в практику не только обзорные и тематические экскурсии, просмотры новых поступлений, но и различные новые формы экскурсий -экскурсии-беседы, экскурсии-лекции, циклы лекций, экскурсии-дискуссии. В своих лекциях он применял смелые сопоставления стилистики различных художников-новаторов конца 19 -нач.20 в.в.

Многие молодые художники усмотрели в открывшейся общедоступной шукинской галерее, ее шедеврах источник новых художественных идей. В дневниковых записях молодого А.В.Куприна, впоследствии видного советского художника, можно было прочитать:”... но вот в 1908 г. впервые перед моими глазами мелькнул сильный свет -то Щукинская галерея, галерея Морозова, общение с Ларионовым и “Золотое руно”. Впервые я увидел французских импрессионистов и даже кубистов. Я видел Моне, Сезанна, Ван Гога, Гогена, Матисса, Дерена, Брака, Пикассо, Руо, Синьяка и прочее... Эта живопись, эта свежая струя кислорода или вернее большои поток свежей, горной, чистой, как хрусталь, воды. Тут я легко вздохнул; радость наполнила мою душу и тысячи надежд окрылили меня”.

Щукинская галерея и ее шедевры привели молодого художника к смелым выводам... “старые боги, которым я должен был поклоняться, уже были свергнуты... Наши старики (передвижники) сыграли свою роль... Дерен, Сезанн, Матисс, Ван Гог перевернули все мои представления о колорите и решительно его преобразовали...” -признается А.В.Куприн(9).

Критически оценивая подход С.И.Щукина к принципам музейного коллекционирования, Б.Н.Терновец отдает дань его увлеченности, которая обладает заразительным влиянием: “Собирательство С.И.Щукина, далекое от научно-объективного плана музейного строительства, обладает такой увлекательной и заражающей силой”.

Но Б.Н.Терновец отдавал дань особой роли С.И.Щукина в создании музея новой западной живописи, а фактически музея современного западного искусства: “Главным у Щукина-коллекционера было ощущение линии развития современного искусства, его увлечения совпадали с увлечениями живописных кругов, его собирательская деятельность развивалась одним темпом с кипучей художественной жизнью современности. С редким вкусом останавливался Щукин на работах особенно острых, боевых, актуальных, у него был дар, собирая произведения художника, раскрыть всю непримиримость и революционную новизну молодого искусства”10.

Впоследствии общественный деятель и художник кн.С.Щербатов сетовал, что своей пропагандой новаторского искусства С.И.Щукин способствовал пробуждению не только поисков нового в искусстве среди молодежи, но и буквально революционизировал молодых художников: “Щукинские лекции и восторженные пояснения новых веяний живописи Парижа имели последствием потрясение всех академических основ преподавания в школе живописи; да и вообще всякого преподавания и авторитета учителей и вызывали бурные толки, революционизировали молодежь и порождали немедленную фанатическую подражательность”(11).

Оценить вклад щукинской галереи в историю музееведния можно установив ее новизну по сравнению с музеем подобного же типа -петербургским Эрмитажем. По богатству коллекций, по опыту, Эрмитаж, естественно, отличался и довольно значительно от щукинского собрания. Но по своему составу Эрмитаж включал искусство от древности вплоть до середины 19 века, тогда как в щукинской галерее существовала ориентация на коллекционирование произведений современного искусства. Одно собрание дополняло другое.

Однако при сравнительно небольших масштабах коллекции С.И.Щукин собрал самые характерные работы новых направлений в искусстве и, главное, он собирал ретроспективно целые серии paбот ведущих мастеров западного авангарда для того, чтобы проследить истоки эволюции их творчества: так было и с А.Матиссом и особенно с П.Пикассо.

Особенность музейной практики шукинской галереи состояла и в том, что в ней впервые было реализовано соединение новаторского изобразительного искусства с популяризацией новаторского музыкального искусства, ибо помимо исполнения классической музыки именно в щукинской галерее популяризировалось новаторское творчество А.Н.Скрябина.

Жена писателя А.Н. Толстого художница С.И.Толстая-Дымшиц в своих воспоминаниях подчеркивала, что именно в щукинской галерее состоялось памятное для нее знакомство с музыкой А.Н.Скрябина: “Дом С.И.Щукина остался у меня в памяти благодаря тому, что здесь мы получили однажды незабываемое музыкальное наслаждение. Невысокий человек с большими пушистыми усами; с необыкновенным блеском глаз сел за рояль и мгновенно овладел небольшой напряженно слушавшей его аудиторией. Это был Скрябин”(12).

Л.О.Пастернак вспоминал, что особняк С.И.Щукина часто принимал московскую художественную интеллигенцию и особенно молодежь.”Щукин одно время устраивал у себя блестящие вечера камерной музыки, с обилием помимо яств и пития -чудных огромных букетов красных роз. В антрактах гостеприимные хозяева показывали собрание замечательных французских художников -Сезанна, Дега, Ренуара, Моне, Сислея и др.”(13).

Об активной пропаганде новаторских западных течений среди московской интеллигенции и молодых художников в галерее С.И.Щукина впрямую рассказал кн. С.Щербатов:”В галерее с утра по воскресеньям толпились ученики школы живописи и ваяния, любители и молодые художники. Тут Сергей Иванович выступал уже в качестве лектора и наставника, поясняющего и просвещающего Москву, знатока и пропагандиста французских современных течений искусства”(14).

Однако старшее поколение российских художников отрицательно отнеслось к пропаганде новых идей” в мировой живописи, которая шла из щукинской галереи, полагая, что это отвлекает художественную молодежь от русской действительности.

Весьма негативно воспринял авангардистские работы в коллекции С.И.Щукина Виктор Михаилович Васнецов, который после посещения щукинской галереи, возвращаясь домой, с особенным удовольствием ощутил прелести родного городского московского пейзажа, проходя по Сухаревскому рынку.

Дочь В.Д.Поленова -художница Н.В.Поленова рассказывала, что В.М.Васнецов расспрашивал ее о впечатлениях от щукинской галереи и сообщил, что его главным образом волновало увлечение западной живописью, (которое) отвлекает русских художников от русской действительности. “Видел я эти картины и после этого пошел на Сухаревку. Снег белый, солнце светит и мужики в нагольных тулупах. Вот она русская жизнь, вот что надо писать, а они не замечают”, -сетовал знаменитый передвижник.

Однако молодое поколение и не только художники, но и студенты, интеллигенция с энтузиазмом встретили открытие шукинской галереи. Как вспоминает московский юрист и литератор Н.М.Рудин, “возможность увидеть новую живопись, о которой было известно лишь из книг, радостно настроила меня, и я тотчас туда побежал. Публики было немного, картины волновали всех. Их обаяние создавало особое настроение у посетителей, тот творческий подъем, который наблюдается на вернисажах любимых и талантливых мастеров... Я провел там целый день, буквально зачарованный красотой полотен. Здесь я впервые почувствовал стихию красок, их душу и силу. Я стал частным посетителем галереи”(17).

Следы проявления интереса поэтов серебряного века к шедеврам щукинской галереи можно найти в творчестве О.Э.Мандельштама в его стихотворении “Импрессионизм”, навеянном полотном К.Моне “Аржантейская сирень”, находившимся в музее С.И.Щукина. Это отразилось в строках известного стихотворения :

Художник нам изобразил 
Глубокий обморок сирени 
И красок звучные ступени 
На холст как струпья положил(18).

    В 20-е годы, когда, особенно в начале этого десятилетия искусство было еще относительно свободно, студенты продолжали с восторгом изучать коллекции Щукина и Морозова. Об этом в частности писала одна из учениц А.М.Родченко -Г.Д.Чичагова:”Все мы не раз посещали музеи Морозова на Пречистенке и Щукина в Малом Знаменском переулке. Очень любили и Сезанна и Пикассо”(19).

    Еще более глубокою историческую оценку собраний музеев Щукина и Морозова дал современный художник-график В.В.Домогацкий (1909-1986), сын известного советского скульптора В.Н.Домогацкого (1976-1939). В своей публикации в “Новом мире” под названием “Кладовка. Попытка консервации” В.В.Домогацкий писал: “Концом же этого десятилетия ( речь идет о 20- годах ХX в.) по-моему были скверные годы, годы слома русской культуры. В эти годы ее деятели были подобны тем тяжелобольным, которые расценивают свои страдания, как некие разобщенные временные тяготы, от которых их избавят время и обстоятельства. Теперь в обратной исторической перспективе ясно видишь трогательно-грустный трагизм тех лет... Для меня искусство казалось вечным и вневременным, зависящим только от его автора. Под искусством я в те годы подразумевал воздух, которым были пронизаны бывшие особняки Щукина и Морозова, воздух жизни и света парижских мастерских, воздух, который в консервированном виде, в виде картин и скульптур был вывезен оттуда и доставлен в Москву”...

    И далее. В.В.Домогацкий поднимается до серьезного социального обобщения: “Всматриваясь в эти картины, я дышал воздухом, в котором когда-то они были созданы, и думал, что это -мой воздух, моя жизнь”20. Он имел в виду воздух свободы, воздух свободы творчества. Галерея Щукина, а затем и картины собранной им коллекции сохраняли этот воздух свободы творчества при мрачной сталинской диктатуре.

    В 20-е годы сама щукинская галерея оказалась в центре идеологических баталий из-за того внимания, которое уделял творчеству П.Пикассо влиятельный политический лидер Л.Д.Троцкий, который был председателем Реввоенсовета и соперничал во властных полномочиях со Сталиным. Ю.Анненков вспоминал, что он не только создавал портреты Троцкого, но однажды вместе с ним посетил Щукинскую галерею, поскольку Троцкий всегда с удовольствием осматривал экспозицию картин П.Пикассо.

    Ю.Анненков вспоминал: “Могу засвидетельствовать, что среди художников тех лет главным любимцем Троцкого был Пикассо. Троцкий видел в формальной неустойчивости, в постоянных поисках новых форм этого художника воплощение “перманентной революции”, той самой “перманентной революции”, которая принесла Пикассо славу и богатство и которая стоила Троцкому жизни”.

    “Однажды мы зашли в музей Щукина, находившийся в 2-х шагах от Реввоенсовета (он размещался в здании бывшего юнкерского Александровского училища, как раз напротив музея, что в конце концов и решило судьбу самого здания галереи, занятого, министерством обороны где-то уже в 20-е годы, как только Троцкий потерял власть в Кремле)”. Музей был национализирован и самому Щукину, который открыл Пикассо, открыл Матисса, Щукину, создавшему в Москве бесценный музей новейшей европейской живописи -этому щедрейшему купцу была отведена в его доме, находящаяся при кухне комната для прислуги. Троцкий задержался перед холстами Пикассо, и я сделал с него набросок на .фоне “Арлезианок” этого мастера”(21). Сам эпизод относится к 1923 году, когда меценат уже 5 лет тому назад эмигрировал из Советской России.

    Влияние шукинской галереи не ограничивалось периодом серебряного века, оно распространялось и на 20 и 30-е, даже на 40-е годы, пока усилиями президента академии художеств А.М.Герасимова и зам.председателя Совета министров СССР, курировавшего сферу культуры, -Ворошилова, главного знатока мирового искусства среди кремлевской верхушки, этот музей не расформировали.

    Воздействие шедевров, собранных С.И.Щукиным, продолжалось через самых первых посетителей галереи, ставших наставниками молодых дарований. При этом произошла своеобразная смена авторитетов: вместо П.Пикассо и несмотря на его сближение с ФКП усилилось влияние творческого наследия П.Сезанна, А.Матисса, А.Марке. Его традиции можно проследить в творческих поисках насквозь советского художника Г.Нисского, свидетеля уже иных времен, скоростей и космических событий. Влияние П.Сезанна чувствовалось через студию и творчество И.И.Машкова и его учеников, особенно в натюрмортах, на что в свое время обратил внимание еще В.А.Серов в салоне 1911 года.

    Показателем более продолжительного влияния щукинского музейного наследия за пределами серебряного века стала борьба прогрессивной интеллигенции за возвращение полотен импрессионистов и кубистов в музейную экспозицию ГМИИ, в которой деятельное участие принимали писатели.

    Знаменитый русский писатель, блестящий стилист К.Г.Паустовский в своей повести “Золотая роза”, написанной в 50-е годы, косвенно выступил за реабилитацию новаторов конца 19 -нач. 20 века. Он подчеркивал, что художник имеет право на собственное видение привычных явлений и даже может изменить общественные предубеждения.

    Это вступление понадобилось писателю для перехода к убеждению российской общественности в том, что надо изменить отношение к “импрессионистам, которые как бы залили свои полотна солнечным светом... Импрессионизм принадлежит нам, как и все остальное богатое наследие прошлого... Чем опасен для нас новатор Пикассо, импрессионисты, Матисс, Ван Гог или Гоген? ..Что опасного или дурного в творчестве этих художников? В каких завистливых или приспособленческих мозгах может появиться мысль о необходимости вычеркнуть из человеческой и, в частности, нашей русской культуры плеяду блистательных художников?”22.

    Такое весомое выступление в поддержку новаторства, которое было предпринято К.Г.Паустовским, было направлено против засилья академистов во главе с А.М.Герасимовым, которые пытались навязать советскому искусству только собственный парадно-натуралистический стиль. Акция писателя имела серьезный общественный резонанс и привела к значительным переменам в советском искусстве, организации выставки с участием П.Пикассо, обмену выставками с Францией.

    Значение щукинской галереи состояло и в том, что она стала центром пропаганды новаторского искусства, оказав огромное влияние на развитие русской живописи. В музее удачно было проведено соединение изобразительного и музыкального новаторского искусства, и эта традиция была продолжена в декабрьских вечерах в ГМИИ. Однако если у С.И.Щукина исполнялись новаторские музыкальные произведения, то в ГМИИ, предпочитают классику и маститых исполнителей. В 1910-е годы щукинская галерея сыграла ту же прогрессивную и уникальную роль культурного центра в России, какую в 70-80-е годы 19 века сыграл мамонтовский кружок в Абрамцево и Оперный театр С.И.Мамонтова в 90-е годы 19 века.

    Иногда искусствоведы упрекают собрание С.И.Щукина за отсутствие музейной универсальности и даже наоборот называют коллекцию его своеобразного соперника И.А.Морозова музеем. Однако щукинская галерея еще в 1909 г. стала общедоступным, бесплатным музеем, а морозовская коллекция была открыта только для элитарного круга его друзей-бизнесменов и художников-профессионалов. Общедоступным музеем она стала под дулом большевистского пистолета лишь в праздник трудящихся 1 мая 1919 года.

     

    См. подробнее: http://old.nasledie.ru/kyltyra/4_4_2/article.php?art=2



    Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

    Комментировать

    CAPTCHA
    Защита от спама
    10 + 9 =
    Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.