Роль церкви в России: прошлое, настоящее, будущее‏

 

Сегодня я, в очередной раз просматривая статьи профессора МГИМО А.И. Подберезкина, связанные с сущностью и развитием национального человеческого капитала, прочитал очень  интересную, как мне кажется, работу вышеприведенного автора, озаглавленную как «Креативный класс: национальные интересы и национальные ценности». В представленной статье А.И. Подберезкин раскрывает его понимание структуры и путей развития креативного класса, существующего в России, рассматривает вопрос об осознании этим классом целей на основе национальных интересов, а значит и особой системы ценностей.


Читая эту работу, я натолкнулся на одну весьма интересную позицию автора, связанную с церковью: «В России в 2010-2011 годах для большинства элиты становилось все понятнее, что власть должна перестать игнорировать нравственные нормы, а государство - социальные и нравственные проблемы. Это выразилось не только в попытках усиления борьбы с коррупцией, но и в возрастании роли государства и РПЦ. В этом смысле церковь, следуя исторической традиции, воздействовала на власть, как говорил религиозный мыслитель В. Зеньковский, "...в сторону усвоения государственной властью священной миссии"». Этот-то тезис и станет предметом моей критической статьи.


Слушая лекции А.И. Подберезкина, я убедился, что церковь сыграла огромную роль в формировании российского государства, в разработке особой системы ценностей, а значит и в специфическом развитии национального человеческого капитала в России. Да, все это так, но давайте вспомним историю: чего это стоило для самой церкви? Со времен Ивана III, когда появилась столь дорогая сердцам имперцев доктрина Москвы как третьего Рима, когда боролись между собой иосифляне и нестяжатели, с тех самых пор началось неуклонное подчинение церкви государству. Молодой крепнущей Москве нужна была национальная церковь, она ее и создавала. С 1442 г. Московская русская митрополия становится фактически независимой от Константинополя (была еще учрежденная в 1458 г. Киевская русская митрополия, подчиненная Константинопольскому Патриарху), затем в 1589 г. в России появился свой Патриарх. Все знают, что было дальше: Раскол Русской Православной церкви, и, наконец, упразднение Петром Первым патриаршества. Все это время церковь скорее не воздействовала на власть, а выполняла задачи, поставленные этой самой властью. Можно ли вообще говорить о том, что государство «усваивало священную миссию», прививавшуюся церковью? Думается, что скорее наоборот. Церковь все это время была проводником идеи покорности действующей власти вне зависимости от ее справедливости. Церковь всегда старалась не вступать в противоречие с властями. И даже пример Сергия Радонежского, благословившего князя Дмитрия на битву с ордынцами, как мне кажется, не является исключением: ведь благословение было дано на битву стемником Мамаем, бывшим по сути своей мятежником. Ведь не благословлял же Сергий на сражения с законными ханами, даже именовавшимися на Московской Руси царями! В XVIII – XIX веках церковь буквально срослась с государством, так священники даже были обязаны нарушать тайну исповеди и докладывать начальству при обстоятельствах, «…когда сокрытие грозит опасностью монарху, императорскому дому или государству». В XX веке церковь пережила суровейшие испытания: гонения на религию в Советской России и СССР, тысячи брошенных в застенки, убитых и искалеченных священников и мирян. И даже получив определенные послабления после 1943 года, РПЦ все равно находилась под сильнейшим давлением со стороны советской власти. Собственно и смена государственной политики произошла для достижения властью конкретных задач: для улучшения отношений с западными союзниками, а также для объединения населения в борьбе с захватчиками через сглаживание противоречий, возникавших между атеистами и верующими.


И наконец, новая Россия. Возрождение православия, тысячи новых людей, обратившихся к Богу, восстановление церквей и монастырей. Но у каждой медали есть и оборотная сторона, есть она и у нынешней Русской Православной церкви. РПЦ в нынешнем ее состоянии практически срослась с государственными структурами, что позволяет даже самим священникам говорить о таком феномене, как «чиновники в рясах» (отец Роман (Зайцев) http://www.youtube.com/watch?v=KrjuV7mZoRU&feature=plcp&context=C4d61e8cVDvjVQa1PpcFN0I1EMCXo8OIOLlzpP2AndCwcbBh-ItLc=).

В Подмосковье и на берегу Черного моря за государственный счет строятся огромные резиденции Патриарха. Да и сам предстоятель Русской Православной церкви воспринимается за рубежом как представитель России (вспомним выступления националистов в Киеве, связанные с приездом Патриарха Кирилла на празднование годовщины Крещения Руси в 2011 году, аналогичные митинги в Кишиневе в том же году).

Потому, на мой взгляд, церковь сейчас не формирует какую бы то ни было идеологическую доктрину России, не помогает государству усвоить «священную миссию», а лишь сама служит инструментом  осуществления государственной политики, как внешней, так и внутренней. К сожалению, мы являемся свидетелями очередного срастания светской и духовной власти, постепенного подчинения церкви государству. Формирование системы ценностей, развитие национального человеческого потенциала неотделимо от свободы личности, однако в складывающихся условиях говорить о этом не приходится.

 

Алексеев Александр

Наследие.Ru

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
6 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.