Такая доля хуже неволи

Общеизвестно, что абсолютно вся добываемая на шельфе нефть прямо с платформы загружается в танкеры и вывозится за границу. Такая схема вывоза сырья не требует создания какой-либо инфраструктуры на острове. В результате за счет инвестиций не построено ни одного погонного метра нефте- или газопроводов, ни одного километра дорог, ни одного пролета линий электропередачи или связи, ни одного квадратного метра жилья для жителей области - ничего, что могло бы конкретно отразиться на улучшении жизни населения. Так на что же потрачены "наши" инвестиции? Старушку-платформу "Моликпак" купили в Канаде за 29,7 млн. долларов, отбуксировали в Южную Корею и на 70 с лишним миллионов задали ей ремонт, из японского металла за 53 млн. долларов сделали подставку, затем группа иностранных компаний во главе с "Ван Оорд" притащила ее в Охотское море и поставила на точку - считай еще 50 млн. долларов. Прибавьте еще около 200 млн. долларов на строительство плавучего нефтехранилища "Оха", специально построенного для того, чтобы наша нефть мимо нас уплывала из России, а нам остается чувство гордости за второе место по объему инвестиций в стране и "право" возместить затраты инвестора с процентами за кредит. И это несмотря на то, что от заказа на строительство данного "парохода" получили доходы (и новые рабочие места) не российские предприятия, а фирмы Южной Кореи (корпус), США (узел замера нефти), Швеции (заказчик) и даже графства Монако (субподрядчик). Неплохо заработали на проекте Сахалин-2 фирмы "Хьюстон инжиниринг" и "Сандвелл", а также "Дэу", "Нобл Дентон", "Глобал Мари-тайм", "Канмар", "Смит" и многие другие. Среди десятков иностранных компаний кое-что перепало и нашим геофизикам, морским буровикам, строителям и другим российским участникам шельфовых проектов. Казалось бы, чиновники областной администрации должны честно и откровенно сообщить населению: сколько заработали конкретные сахалинские предприятия, сколько налогов заплатили в бюджеты всех уровней и как это отразилось на состоянии экономики области. Но, как всегда, нас пытаются оглушить общими трудновообразимыми цифрами, скрывая истинную картину под туманной завесой "конфиденциальности".

Впрочем, примерный анализ можно сделать на основе некоторых данных, просочившихся в областную прессу. Например, стоимость "американской деревни" - так в народе называют жилой комплекс для иностранных специалистов "Сахалинской энергии" - оценивается в 60 млн. долларов. Известно, что абсолютно все материалы и конструкции для этого объекта изготовлены в США. На Сахалин завозились не только какие-нибудь дефицитные половые покрытия, светильники или дверные ручки, но и ДСП, фанера, цементно-песчаная смесь и даже... песок в мешках. Оказывается, нет в России ни леса, ни цемента, а уж песка на Сахалине и днем с огнем не найдешь. Таким образом, остается только оплата нашей дешевой рабочей силы. На стройке работало в разное время от 100 до 300 сахалинских строителей. Если в среднем они получали по 500 долларов в месяц, то за год строительства набежит сумма 1,5-2 млн. долларов, что составляет 2 - 3% от сметной стоимости "деревни". Можно посмотреть и с другой стороны. По данным мэрии Южно-Сахалинска, налоговые поступления строителей, работающих на "Сахалинскую энергию", составляют только 3% от зачисленных в бюджет налогов всех строительных организаций города.

А куда же попали остальные десятки миллионов долларов инвестиций? Правильно! На расширение производств и создание новых рабочих мест в американских фирмах-поставщиках и их посредниках, на получение прибыли и выплату налогов в бюджет США и, как следствие, повышение уровня жизни населения страны-инвестора. Несмотря на это, губернаторская гвардия выдает за достижение тот факт, что сахалинские инвестиции по объему вторые после Москвы, но как всегда всей правды не говорит. Дело в том, что существует известная степень специализации прямых иностранных инвестиций. Если для Москвы наиболее важна сервисно-ориентированная деятельность, дающая огромное количество рабочих мест, то на Сахалине они носят явно выраженный ресурсоэкспортирующий характер. А в том случае эффективность инвестиций зависит от доли экспортных доходов, которые возвращаются в экспортирующий регион.

Весьма интересно складывается ситуация вокруг этой доли. Основными составляющими доходов России являются: доля нефти и газа от раздела продукции, а также налог с прибыли. Все это Россия, возможно, будет получать, но только с началом получения прибыли инвестором, который, может быть, покажет эту прибыль, но после погашения многомиллиардных кредитов, большую часть которых инвестор направляет на развитие экономики своей страны (см. выше), и только после этого наступит этап разделения продукции. Теоретически такой инвестиционный процесс может продолжаться сколько угодно долго, особенно, если он управляется людьми, не отягощенными знаниями и совестью.

Раскручивая шельфовую пропаганду и вновь пытаясь явный промах выставить колоссальным достижением, губернаторская команда глушит обывателя; "А мы еще получаем от инвестора роялти и бонус". При этом стараясь не переводить терминологию на русский язык и не давать цифры в сравнении. Перевожу и сравниваю. Роялти - это плата за пользование недрами. В США минимальная плата, с которой начинают рассматривать проекты, -12,5%. Средняя ставка в мире - около 18%, а в Германии - до 40%. Плата за пользование нашими недрами самая низкая в мире - 6% в год от объема добываемых ресурсов. Бонус - по-русски просто премия, которую выплачивает инвестор на различных этапах проекта по сложившейся международной практике. Если оценивать по сегодняшним ценам месторождения нефти и газа, бездарно отданные "Сахалинской энергии", то сумма всех бонусов составит 0,002 часть стоимости запасов, а вот как и кем она используется - это тема отдельного исследования.

И, наконец, последнее, что могло бы пойти на пополнение районных и областного бюджетов - это местные налоги от текущей деятельности предприятий-инвесторов и их подрядчиков. Но мы и здесь впереди планеты всей! По настоятельной просьбе губернатора областная Дума 27 мая 1997 года принимает уникальный закон, статья 1 которого гласит: "На срок действия Соглашения Инвестор освобождается от любых применимых налогов, сборов и других обязательных платежей, вводимых на областном уровне и (или) взимаемых в областной бюджет..." А срок действия Соглашения 25 - 30 лет. Большинство депутатов так и не поняли, что капвложения в проекты Сахалин-1 и 2 осуществляются не за счет собственных средств инвесторов, а путем привлечения кредитов мировых финансовых структур. Эти кредиты с учетом процентов, стоимости страхования и управления России предстоит возместить нефтью и газом. В ТЭО проектов предусмотрены все виды налогов, а Сахалинская область просто отказалась от обоснованной части, уже выданного кредита, оставив инвесторам возможность расходовать ее по собственному усмотрению. Народные избранники дали налоговые льготы не погибающим совхозам, птицефабрикам или хлебозаводам для удешевления их продукции, а "вконец обездоленным" из-за низких цен на нефть учредителям "Сахалинской энергии" - компаниям "Марафон", "Мицуи", "Шелл", "Шеврон" и пр. Спустя два года после принятия закона, как раз в год начала добычи нефти на шельфе, мировая цена на нефть почему-то подскочила более чем в два раза. Случайность? Вовсе нет. С их стороны - хорошо продуманный тактический ход, а с нашей - тот случай, когда амбиция победила эрудицию. И здесь нас "обули"! Бросились было депутаты внести изменения в закон - мол, не на 30 лет освобождать от налогов инвесторов, а только на три года с начала добычи нефти. Да не тут-то было. Оказывается, нельзя внести изменения даже в собственный закон, если они ущемляют интересы инвестора. Дума все-таки, а не клуб депутатов-любителей.

 

Подробно: http://old.nasledie.ru/fin/6_2/6_2_3/article.php?art=3



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
12 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.