Алексей Олейников: «Ситуация – пока не Ренессанс, но уже явное оживление»

О положении вещей в современной детской литературе, о том, стоит ли затрагивать серьёзные темы в детских книгах и о своих любимых авторах нам рассказал Алексей Олейников. Алексей Олейников – писатель, редактор журнала «Переплёт», лауреат премии «Новая детская книга» Расскажите, пожалуйста, об истории создания журнала «Переплёт». Кому пришла в голову идея выпускать Интернет-журнал, затрагивающий вопросы детской литературы? Эта идея пришла в голову замечательной детской писательнице Дарье Вильке в разговоре с не менее прекрасной писательницей Тамарой Михеевой на летнем семинаре детских писателей в Карабихе. Эти семинары не первый год проводит Фонд социально-экономических программ. Потом мы начали это в нашем кругу это обсуждать, и пошло-поехало. Такого журнала у нас не было. Закрытые сообщества, на которых мы могли бы поговорить о важных темах, о том что нас волнует, о тенденциях, проблемах и вызовах, стоящих перед нашей детской литературой – есть. Но вот площадки, с которой мы могли бы предъявить миру наши размышления, у нас не было. Есть хороший журнал – «Художник и писатель», но он академичен и строг, и потому нам не подходил. Есть сайт «Библиогид», но и там своя особая атмосфера. Есть ряд сообществ и рекомендательных сервисов, но нам был нужен свой дом. Мы его решили сколотить — для себя и для всех остальных, чтобы каждый мог прийти и в публичном пространстве обсудить все самое важное и наболевшее. И такой дом сделали сделали. Теперь наша задача – не останавливаться и стараться, чтобы этот журнал попадал к каждому, кто интересуется детлитом. Создаётся впечатление, что долгие годы в сфере детской литературы было какое-то затишье, но некоторое время назад к этой области внезапно возник большой интерес. Так ли это в действительности? Так может показаться со стороны, но на самом деле жизнь в детской литературе никогда не замирала – писатели писали, общались, изредка издавали свои книги. Активно развивался сегмент переводной детской литературы – небольшие издательства взяли на себя миссию познакомить нас с классикой мирового детлита за последние лет сорок, доступа к которой мы были лишены. Вел свою работу Фонд СЭИП, собирая на семинары молодых писателей. Работала студия «Черная курица», собирался в Гайдаровке клуб московских писателей, вели семинары Роман Сеф и Александр Торопцев в Литинституте. Но в последнее время (если быть точным, с середины нулевых) – да, появился внешний интерес. Учреждаются новые премии. Это и почившая уже премия «Заветная мечта» (из шинели которой вышли многие литераторы), а ныне «Книгуру», и премия «Дебют», и ряд других премий. Вот уже третий год проводит свою премию «Новая детская книга» крупнейшее издательство детской литературы «Росмэн». Издательство «Самокат» совместно с «Новой газетой» запустили конкурс подростковой литературы «Выбор». Фонд Прохорова в рамках литературной премии «НОС» решил учредить новую номинацию – «BabyNOS», для книги десятилетия в детлите, ЦДХ и тот решил учредить премию в области детлита в рамках фестиваля «СТАРТ АП». Президент буквально на днях заявил, что учреждает новые премии в области детской литературы. Относительно новые фестивали — например, «Детгиз» в Петербурге, разнообразные книжные проекты — тот же книжный автобус «Бампер» (он участвует в первом Передвижном детском книжном фестивале, который стартует в апреле). Полагаю, что такой интерес возник, потому что примерно с нулевых до сегодняшнего времени появилось новое поколение детских писателей и поэтов, со своим отчетливым голосом и взглядом. Возможно, именно это «давление нереализованных текстов» и пробудило интерес к детской литературе. Не будем забывать и о причинах экономических. После кризиса детлит – одна из немногих областей книжного рынка, которая развивается. На детские книги есть устойчивый спрос. Сыграло, наверное, и то, что подросла новая генерация родителей, которые хотят видеть не только классику и переводы, но и нашу новую детскую литературу. Ведётся много споров на тему «А есть ли у нас детская литература вообще». Какое ваше личное мнение по этому вопросу? В каком состоянии находится детская литература в России сегодня? Ситуация — пока не Ренессанс, но уже явное оживление. Скажем, в прошлом году «Новый мир» выпустил вкладку по детской литературе, чего я лично не припомню. Октябрь начал печатать критические статьи по детлиту, «Кольта» вот отметилась недавно, как и ряд других сетевых изданий. Начал выходить научный журнал «Детские чтения», появились научно-практические семинары по детской литературе, такие, как «Детские книги в круге чтения взрослых» в МГПУ. Все это – реакция на то, что в мире детской литературы происходят очевидные перемены. И да – детская литература у нас есть, и она не хуже, чем у других. А может быть, даже лучше. Например, в каталог Мюнхенской детской библиотеки «Белые вороны», куда ежегодно отбирают 250 лучших изданий для детей и подростков, вошли три книги из России. Это Ася Петрова, «Волки на парашютах» (финалист Книгуру 2011), чудесный «Космос» Зины Суровой и Дмитрия Костюкова и «Фотографии на память» Марии Мартиросовой. Замечу – не переиздание Чуковского или Маршака вошло, а новые авторы с новыми книгами. Есть ли у вас любимые детские писатели среди современных авторов? Да. Эдуард Веркин, Станислав Востоков, Тома Михеева, Дарья Вильке, Юлия Кузнецова, Анна Игнатова, Галина Дядина, Наталья Ключарева (правда, она больше «взрослый» прозаик, но и в детлит заглядывает). Если кого-то не вспомнил, пусть меня простят. Я их тоже люблю. Чем, по вашему мнению, детская литература двадцатого века внутри СССР и за рубежом отличается от детской литературы сегодня? Появились ли какие-то новые задачи, может быть, новые явления, суть которых нужно объяснить ребёнку? Сложный вопрос. С одной стороны, проблемы у ребенка в разные эпохи одни и те же – отношения с родителями, отношения со сверстниками, отношения с миром (или жизнью) и отношения с собой. Вот четыре кита, на спину которым мы можем уложить любую детскую книжку. Но в каждую из эпох эти проблемы прочитываются по разному, наполняются разным историческим содержанием, на первый план выходит то одна тема, то другая, в зависимости от конкретного вызова времени и контекста эпохи. Поэтому да, проблемы у детей одни и те же, и нет, они все-таки все время разные, все время обновляются. Сейчас нет диктата пионерской организации по отношению к конкретному провинившемуся школьнику, но бывает такая травля и в жизни, и в сети, которая подталкивает ребёнка к петле. Темы появились. Социальное расслоение, национальная и бытовая вражда, школьная травля и все виды агрессии по отношению к детям, отношение к инвалидам — это все темы, которые стали актуальны сейчас. Ну, а главный запрос сегодня, мне кажется, у детей на справедливость, потому что сегодняшняя наша жизнь чудовищно несправедливо устроена. Как вы считаете, стоит ли затрагивать в детской литературе очень взрослые темы — как, к примеру, тему насилия в семье? Разумеется. Но для этого самим взрослым не надо бояться этих тем. А все запреты и действия в духе «Я не желаю, чтобы мой ребенок про это знал, читал и думал» вскрывают прежде всего проблемы самих родителей. Родители боятся потерять контроль, боятся быть «обнаженными» в глазах ребенка, потому что сами не отрефлексировали эти проблемы, не нашли на них ответы для себя. Не надо проецировать свой выдуманный образ идеального детства на своего ребенка. Ребёнок растет в той семье, которую ему создают, он плоть от плоти своих родителей. И он очень, очень хочет вырасти и научиться всему, что умеют его мама и папа. И если родители с ним честно будут читать сложные книги и честно разговаривать (а иногда можно признаться, что ты чего-то не знаешь, или позволить ребенку самому сделать вывод, который отличается от вашего) то ничего страшного не будет. Кроме того, не надо вычитывать лишние смыслы в текстах. Ребенок просто «не возьмет» тот контекст, который ему не по возрасту. Есть другая беда – как раз чрезмерное ограждение детей от опасностей мира, от сильных нравственных переживаний, которое крайне им вредит. Сложные темы – это микроэлементы, которые нужны для внутреннего роста. Витаминов деток не лишают. «А вот про Муху-Цокотоху мы читать не будем, там жестокости» – есть и такие примеры). Это такая комфортная родительская любовь, которая не хочет напрягаться. Просто чтение – это практика, которая дает свои результаты спустя многие годы, а так далеко не все заглядывают. Чем бы вы посоветовали родителям руководствоваться в выборе книг для своих детей? Как родителям научиться отличать «плохую» литературу от «хорошей»? Да вот не знаю. Есть ряд технических советов – нужно читать аннотации, обращать внимание на качество полиграфии, стараться подбирать качественные книжки с хорошими иллюстрациями (пусть и выйдет дороже), а не аляповатых уродцев с обилием позолоты. Читать книжные обзоры на «Библиогиде», «Афише», «Папмамбуке», обзоры в ЖЖ сообществах, Евгению Шафферт, наш «Переплет». Что бы вы хотели пожелать детским авторам, которые только недавно вошли в профессию? Писать, искать единомышленников, спорить до хрипоты, и жить полной жизнью. Ну, и штурмовать конкурсы, премии и издательства, конечно.  

 

Источник: http://wonderbook.ru/situatsiya-poka-ne-renessans-no-uzhe-yavnoe-ozhivlenie/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
6 + 12 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.