Парламент поддержит решение о выводе американских военных

 

 

Руководитель аналитического консорциума «Перспектива» Валентин Богатырев размышляет о судьбе Центра транзитных перевозок «Манас».

- Политические аспекты вывода базы в аэропорту «Манас» имеют два измерения: актуальное и долгосрочное, программное, - отметил в своем докладе известный эксперт в ходе Круглого стола в Институте общественной политики, который был посвящен обсуждению сценариев развития политической ситуации в Кыргызстане.

Прежде всего, об актуальном. На мой взгляд, вопрос о том, насколько повлияет вывод базы на кыргызскую политику, чрезмерно перегрет. Мы видим здесь большое число спекуляций, распространяемых как сторонниками, так и противниками вывода.

Наиболее популярная страшилка предсказывает неминуемый снос Алмазбека Атамбаева, который будет организован на американские деньги в случае, если он все-таки вздумает принимать решение о выводе. А дальше называются исполнители: от Равшана Жеенбекова до Азимбека Бекназарова. Предсказывают также финансовый локаут с аналогичными последствиями, боевиков Исламского движения Туркестана, которые на американские, опять же, деньги придут сюда и сменят власть. Ну и много такого же другого.

Может быть с хождением таких вот, апокалипсических для нынешней власти сценариев, связано то обстоятельство, что в российских политических кругах существует большое беспокойство: примут или не примут у нас решение о выводе базы. Если вы сегодня встретитесь с россиянами, которые еще не забыли что есть Кыргызстан, то вам зададут именно такой вопрос.

В немалой степени подогреванию подобных опасений способствуют два обстоятельства. Прежде всего, позиция самих представителей США. Все они заявляют, причем даже уже после того, как в Жогорку Кенеше появился проект закона о денонсации, что о выводе базы говорить пока рано и что переговоры с кыргызскими властями вообще пока не начались. Это может свидетельствовать либо о том, что американцы знают или готовят что-то такое, что позволяет им не беспокоиться, либо о том, что им эта база после 2014 года, в общем-то, и не нужна.

Второе обстоятельство формирования ажиотажа вокруг вывода базы – стремление целого ряда наших политических сил подогреть политическую температуру в стране, которая заметно упала после провала весеннего политического сезона. По сути дела, сегодня кроме Кумтора и бездарности правительства нет ничего, что могло бы составить хоть сколь-нибудь значимую политическую повестку дня. Но бездарность правительства сродни отключениям электричества - это для нас уже настолько привычная тема, что она никого не возбуждает. Нас уже даже мэр Бишкека не возбуждает, ну кроме некоторых оттачивающих зубы молодых любителей современных технологий протестов.

Реальность же такова, что, несмотря на готовящееся решение Жогорку Кенеша о денонсации соглашения, сегодня никто не может сказать с достаточной степенью достоверности, останется ли и в каком формате эта логистическая точка Пентагона, которую мы называем Центром транзитных перевозок.

Отвечать на этот вопрос преждевременно по той простой причине, что до сего дня не существует публично сформулированной картины того, каким будет присутствие американской армии в Афганистане после 2014 года. Все известные мне заявления представителей США, в том числе услышанные дней десять назад от представителя США в НАТО в Брюсселе, сводятся к тому, что этот вопрос еще не решен.

Да, известно, что готовится план так называемой training mission, в соответствии с которым, в общих чертах, будет существовать называется цифра от 7 до 9 баз, на которых будет осуществляться подготовка афганских сил безопасности. Понятно, что функционирование этих центров будет обеспечиваться силами от 4 до 8 тысяч военнослужащих европейских сил, сколько будет там американских военных – никто не говорит. Понятно также, что даже если это будут исключительно тренировочные центры, понадобится определенная, в том числе логистическая инфраструктура. Остается ли база в аэропорту Манас компонентом этой инфраструктуры – на сегодняшний день - неизвестно.

Но я должен сказать, что дело вовсе не в том, что реально будет происходить с базой. Во-первых, потому, решение этого вопроса зависит не от кыргызской стороны, или преимущественно не от кыргызской стороны, а, во-вторых, в политике играют по большинству не реальные события, а представления, оформляемые политиками и другими игроками политических площадок в те или иные позиции, политические акции, заявления и так далее.

Таким образом, останется база или уйдет, она с одинаковым успехом будет использоваться как тема кыргызской политики. И главным образом за счет инвертирования ее в темы внешнеполитической ориентации страны, сужения\расширения суверенитета, роста/снижения внешних угроз, или в темы коррупции вокруг поставок авиатоплива и участия в ней тех или иных политиков, ну и так далее.

Словом база, вместе с «Кумтором», будет в центре политических коллизий в предстоящие полгода, повторяю: независимо от того каким образом будет решаться этот вопрос.

Сначала об очевидных вещах. Есть политические силы, которые являются противниками не столько вывода базы, сколько снижения уровня отношений с США, которые, несомненно, повлечет за собой вывод базы. Это, конечно, партия «Ата Мекен», которая, скорее всего, будет открыто выступать против такого решения. Надо отметить, что вряд ли в нынешней атмосфере найдутся еще силы, которые открыто поддержат такую позицию.

В качестве отдельной политической единицы я бы назвал и Розу Отунбаеву, которая заняла сегодня позицию представителя западных интересов и западных проектов в Кыргызстане. Вокруг нее сконцентрировано достаточно большое число ресурсов не только финансовых, но и институцинально-проектных. И было бы странным отсутствие в этой ситуации желания конвертирования этих ресурсов в политические. Особенно в преддверии выборов в Жогорку Кенеш.

Но дело не столько в какой-то партии, или вообще в политических партиях. Куда большая опасность, причем именно политическая опасность для власти исходит от негативного восприятия этого решения прозападно настроенной частью кыргызского общества и кыргызской элиты, тех, кто полагает, что курс на сближение с Россией является ошибкой, что будущее Кыргызстана – европейский (американский) выбор. А это довольно большая группа, причем, что важно, группа, определяющая базовые тренды развития страны.

Нельзя полагать, что речь идет только о молодежи. Сюда надо отнести и националистически настроенную часть населения и тех, чей бизнес пострадает и уже пострадал от Таможенного союза. Сюда надо отнести и тех, кто считает, что присутствие американских военных является сдерживающим фактором в отношениях с соседями и прежде всего – Узбекистаном. Сюда надо отнести и тех, кто пользуется западными донорскими ресурсами для организации своей деятельности: прежде всего это правительство, большая армия неправительственных организаций, других получателей донорских средств, опасающихся, что дело может кончиться сокращением поступления этих ресурсов. В совокупности это довольно значительная, при этом активная часть населения страны и их интересы обязательно «оседлают» те или иные политические силы.

Мы уже видим, как на глазах нарастает сопротивление вступлению в Таможенный союз, которое уже к осени может вылиться в политические акции. Понятно, что за этим стоят не только экономические соображения, но и нежелание менять ориентацию, которой Кыргызстан следовал все эти двадцать лет, выбрав западную модель демократии, рынка, политических свобод и так далее. Иными словами борьба за базу имеет все шансы стать борьбой за выбор модели будущего. Особенно если это поддержат международные и иностранные организации, продвигающие эту модель.

Я ни одной минуты не сомневаюсь, что Жогорку Кенеш примет решение о денонсации договора. Более того, именно это решение отведет им место в истории. Подобно тому, как был легендарный парламент, будет и этот парламент. Парламент, который принял решение о выводе американской базы с кыргызской земли. Как-то так будет это звучать. И конечно, президент Атамбаев получит позитивные политические очки хотя бы за то, что, в отличие от Бакиева, сдержал слово, которое дал.

Но нетрудно предсказать, что и президент, и парламент получат и разочарования всех тех, кто ориентирован на западную модель развития, на авангардные тенденции современного мира, всех тех, кто смотрел «Салам, Нью-Йорк» и чьи взгляды, конечно же, направлены не в сторону Москвы. Особенно непростым по последствиям будет решение для Алмазбека Атамбаева. Ему предстоит доказывать всем этим людям, а за ними – будущее, что он человек, с которым можно связывать продвижение в привлекательное цивилизационное пространство, а не очередной Бакиев.

На мой взгляд, именно вот этот аспект вопроса о выводе базы является самым интересным и важным. В известном смысле - это поворотная точка в выборе парадигмы развития и ключевой политический вопрос. Кто, какие общественные силы, и с каким проектом будущего придут после того, как все эти изменения в геополитических акцентах произойдут.

Понятно, что ни одна из нынешних парламентских партий не сможет взять на себя ведущую роль выражения интересов этих сил. Формально считается, ближе всего к этому «Ата Мекен», который, однако все больше погрязает в разборках по поводу мародерства, уже начинается второй или третий виток, и не видно пока, как она, эта партия, сможет реанимировать свой былой политический капитал.

Следовательно, и здесь один очень важный, на мой взгляд, вывод, - стоит ожидать появления осенью-зимой на политическом поле новой силы правого толка. Силы, которая будет оппонировать власти именно справа, а не слева, где сейчас толпятся все кыргызские оппозиционеры.

Мне кажется особенно интересным то, как будет использовано решение о выводе базы правительством для обоснования собственных проблем. Поскольку ни одно правительство у нас больше года не живет, к осени, судя по всему, придет черед и правительства Жанторо Сатыбалдиева.

Понятно, что сокращение внешних поступлений, с которым оно уже сталкивается, и которое по большей части является следствием нерасторопности самого правительства, легко объяснить реакцией доноров на вывод базы. В этом смысле вопрос о выводе базы, так же как и вопрос по Кумтору, само существование этих вопросов политически выгодны нынешнему правительству, поскольку дает ему аргумент и шанс продлить свое существование. Если, конечно, правительство грамотно распорядится этим шансом.

Пока есть три проекта в эту сторону: энергетический, «Джеруй» и аэропорт «Манас». При этом «Джеруй» – проект, судя по всему, обреченный на неудачу и не способный дать позитивного политического ресурса власти, а остальные два – связаны с Россией. В этом плане очень важной является предстоящая неформальная встреча в рамках ОДКБ. Не исключено, что она откроет и какие-то дополнительные подкрепления, которые сделают вывод американской базы менее чувствительным для кыргызского правительства и кыргызской экономики.

(Институт общественной политики)



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
5 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.