Стукач или гражданин?

В Госдуме уже не один год обсуждаются предложения поощрять тех, кто сообщает о фактах коррупции, других общественных или уголовных преступлениях. Эксперты Национального антикоррупционного комитета и комиссии по противодействию преступности президентского Совета по правам человека подготовили доклад. Основной вывод: приравнять коррупцию к измене Родине и награждать тех, кто сообщил о конкретных фактах.

Но в России своеобразное отношение к людям, которые сигнализируют о нарушениях в правоохранительные органы. Их зачастую считают доносчиками и стукачами. Хотя во всём мире, в Европе в первую очередь, это в порядке вещей. Такое поведение – обязательно для сознательного и порядочного гражданина. Так что же, защита закона – это дело всего общества или только полицейских и следователей?

Любовь Яровая и демократия

Вячеслав РЫБАКОВ, писатель, историк, востоковед (Санкт-Петербург):

– Если трое дюжих обормотов насилуют хрупкую студентку или грабят шаткого ветерана, сдирая ордена прямо с его потрёпанного пиджачишка, для любого мало-мальски порядочного человека, оказавшегося рядом, нет проблемы, как себя вести. Даже если сам он встать на защиту жертвы не в силах, сохранить ощущение порядочности человек в состоянии, лишь закричав: «Полиция! На помощь!»

Стукач он или сознательный гражданин?

Кажется, никто в этой ситуации не скажет, что – стукач. Разве лишь тот, кто сам обожает насиловать студенток или торговать ворованными орденами.

Сомнение может возникнуть в одном-единственном случае: если либо былой личный опыт, либо господствующее общественное мнение заставляют подозревать, что приехавший полицейский наряд поможет не жертве, а преступникам. А то и сам поучаствует в преступлении, отодвинув громил от лакомой цели.

Вот тогда любой недоброжелатель сможет злорадно сказать несчастному свидетелю: «А не фиг было стучать!»

Сложнее ли становится ситуация, если вместо изнасилования или ограбления речь пойдёт, скажем, о шпионаже?

Не намного. Лишь добавляется новый повод для сомнений. Прежний, неверие в представителей государства, сохраняется – сами же продадут секреты иностранцам, а тебя посадят. Но набирает силу другой, либеральный: да на кой ляд моей деревне Гадюкино новая ракета или подлодка? Пусть лучше все новые виды вооружений будут у добрых и умных потенциальных противников нашей с вами родной тоталитарной помойки. Они ж оружие применяют только справедливо, а вот мы – только чтобы давить свободу...

Граница взаимопревращения бдительности в стукачество и обратно проходит по тонкой и зыбкой разделительной линии между доверием и недоверием к своему государству. Если государство заслуживает доверия и уважения – одно, если нет – другое.

Есть, правда, ещё такой этически сложный момент, как донос на родственников. Как издевались мы, пока страна разваливалась, над Любовью Яровой из одноимённой пьесы! Мужа заложила! Вот, мол, уродливое порождение большевистского фанатизма! Культ стукачества! Ну, конечно, на стукачах же этот строй стоит... То ли дело при демократии! Там на первом месте общечеловеческие ценности: любовь, уважение, бережность к людям вне зависимости от их идейных принципов и политических пристрастий... Там такого быть не может! Ещё как бывает! В книге о секретных войнах ЦРУ американца Боба Вудворта «Признание шефа разведки» находим: «Командующий атлантическим флотом был встревожен действиями советских подводных лодок, которые передвигались так, словно читали сообщения американских кораблей... Вопрос был снят после ареста Уокера и Уитворта. Наводку ФБР на Уокера дала его жена».

Не могу не отметить, что в средневековом Китае за донос на родственников сажали. Скажем, заложившей преступного мужа бдительной супруге полагалось два года каторжных работ.

Вот и верь после этого в моральный прогресс человечества!

Коррупционер страшнее шпиона

Олег НИЛОВ, депутат Госдумы РФ, замруководителя фракции «Справедливая Россия»:

– Близкие проворовавшихся чиновников, в случае если не могут доказать законность получения громадных финансов, дорогостоящей собственности и прочих несметных богатств, обязаны вернуть их государству. И происходить это должно в рамках гражданского судопроизводства, в котором, по Конституции РФ, не действует презумпция невиновности. Соответствующий законопроект я внёс в Государственную Думу и надеюсь на поддержку коллег. Инициатива в первую очередь направлена на профилактику подобного криминала. Ведь родные казнокрада, зная о вероятных рисках, будут опасаться подпасть под описанные санкции.

Убеждён, что на данном этапе коррупция и ряд других видов преступлений должностных лиц должны быть приравнены к государственной измене. Сегодня коррупционер, казнокрад, «оборотень в погонах» – не менее страшные враги, чем шпионы. Их в сотни тысяч раз больше. Они повязали всё – и экономику, и власть. Движение вперёд невозможно, если не снять эти путы. И начинать нужно с чистки рядов самих борцов с криминалом.

Но как узнавать о коррупционных сделках, когда зачастую не видишь пострадавших? Кто-то платит госчиновнику, чтобы он совершил в его пользу противозаконные действия, тот их совершает, – и оба довольны друг другом!

Один из надёжных каналов, позволяющих узнать о преступлениях, – сообщения граждан.

Конечно, существуют осведомители (они есть и всегда были во всех странах). В первые годы советской власти, когда были модны сложносокращённые слова, их называли «сексоты» (секретные сотрудники). Потом это слово превратилось в оскорбительное.

Но дело не слове, а в сути.

Впрочем, на одних осведомителях далеко не уедешь, так как нередко свою «работу» они делают не из лучших побуждений. Нужно, чтобы каждый из нас считал гражданским долгом помочь выявить и наказать коррупционеров. Понимание этого надо утверждать через пропаганду и, возможно, даже через изменение законодательства.

Наши либералы, громя советскую власть, с водой выплеснули ребёнка, называя всех, кто сообщал о преступлениях, доносчиками и стукачами. Вот и воспитали в людях стойкое убеждение: «моя хата с краю». Но совсем разные вещи: донести на соседа, потому что он ругал власть, или сообщить о преступлении вороватого чиновника. Почему, если человек стал свидетелем ограбления пенсионерки на улице и вызвал полицию – это похвально, а если сообщил об ограблении всего общества казнокрадом – это позор? Нужно менять психологию людей, воспитывать гражданскую позицию!

Безнаказанность развращает, поощряет рост коррупционных преступлений. Соблазн велик, а опасности почти никакой. Особенно для родственников. Хотя – озвучу тривиальную фразу – честных людей гораздо больше. Нужно не подавлять их гражданскую активность, а стимулировать её. В том числе и финансовым поощрением, хотя оно не должно быть главным.

ИнтерНЕТ-ИнтерДА

 

Коррупция – это действительно измена устоям службы, а если служба – Родине, то измена Родине в конечном счёте.

Юрий Юрьев

 

Я не могу согласиться с тем, чтобы приравнять коррупцию к измене. Коррупционные деяния бывают разные, бывают большого объёма, бывают небольшого, нельзя стричь всех под одну гребёнку и сразу вешать клеймо изменника Родины...

В первую очередь нужно говорить о серьёзной реформе судебной системы, её реальной независимости и равенстве всех перед законом, чтобы не было неприкасаемых. Тогда начнётся реальная борьба с коррупцией. Для этого нужна политическая воля, а её у власти нет.

Александр Брод, член Совета по правам человека

 

Я за конфискацию имущества, причём и имущество жены, родителей, детей сюда тоже должно попадать. Подсчитать доходы/расходы – легче лёгкого. Я за реальные сроки наказания, а не условные. Пусть сидят и шьют варежки/робы. Я за пожизненный запрет занимать соответствующие должности. Но я против отмены моратория на смертную казнь.

Маленький ёжик

 

Развитие системы доносов само по себе означает, что полиция не в силах противостоять коррупции, отчасти из-за недостаточного уровня профессионализма, но и в большой мере потому, что сама погрязла в коррупции по макушку. При таком уровне коррупции в правоохранительных органах система доносов будет неэффективной. Дела будут заминаться ещё до возбуждения, палка при этом обратным концом может навредить доносчику. В стране, где взяточник, полицейский и вор почти синонимы, такая система не сработает.

Наблюдатель

 

Во всех цивилизованных странах каждый гражданин считает своим долгом сообщить о любом нарушении в полицию. И никто не называет таких людей стукачами. Эта глупость культивируется только у нас.

Имярек

А всего лишь нужно принять статью 20-ю Международной конвенции. И сразу вы все увидите результаты, но бороться с ворами во власти будут уже другие люди.

Это то, что крайне опасно для воров во власти в России. Чему они так активно сопротивляются. И больше не надо ничего выдумывать. Задайте себе вопрос: а почему Россия её не ратифицирует? А ответ очень простой: как только чинуша-вор из России появится за границей, так его там сразу и задержат за коррупцию, с очень тяжкими для него последствиями. Вот и вся причина.

Гость

Мнения представил Владимир СУХОМЛИНОВ

http://lgz.ru/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
9 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.