Несколько слов о свободе выбора

 


В соцсетях и в СМИ продолжают комментировать решение администрации МГИМО о прекращении трудового контракта с А.Зубовым. Дискуссия идет главным образом вокруг того, можно ли уволить человека за резкую и оскорбительную критику властей в крымском вопросе и в отношении событий на Украине. Не ущемляют ли такие действия администрации МГИМО идеологического многообразия и свободу творческого труда? Прямо скажем, что большинство задающихся этим вопросом не соглашаются с позицией А.Зубова, что Россия «совершила агрессию», «аннексировала Крым, действуя как гитлеровская Германия в 1938-м», «спровоцировала выступление на Востоке и на Юго-Востоке Украины», разжигает войну, — а именно эти тезисы лежат в основе заявлений и бесчисленных интервью А.Зубова. Однако многих смущает, что известный религиовед ущемлен в правах, что в отношении него «применены репрессии». Помилуйте, А.Зубов в прекрасной форме и, как мы ещё раз убедились, используя многообразие российских и зарубежных СМИ и полную свободу слова, с ещё большей интенсивностью раздает одно за другим интервью и комментарии. Это его право.

Есть, однако, несколько важных обстоятельств, которые многие не хотят замечать. При приеме на работу в вуз, тем более ведомственный, не только вуз берёт соответствующие обязательства перед принимаемым сотрудником, но и сотрудник принимает предложенные ему условия на период действия контракта. Кстати, у А.Зубова контракт истекал в июне сего года. С момента прихода А.Зубова в Университет, чуть более десяти лет назад, ему были созданы все благоприятные условия. Он был избран на должность профессора, ему составили прекрасное расписание без, мягко говоря, перегрузок. Всё для одного, чтобы А.Зубов читал и расширял курс по истории и теории религий. С этой задачей профессор-религиовед справился. Думается, что ему в Университете было комфортно — хорошие студенты, лояльные коллеги, доброжелательное отношение. Ведь не случайно же, что за эти десять лет МГИМО закончили его дочь, сын, племянник, выпускником является и его зять.

А.Зубову, самому выпускнику МГИМО 1973 года, хорошо известно, что МГИМО — вуз МИДовский, что его главная уставная задача готовить специалистов, реализующих государственную политику в международных делах. Эта задача прописана во всех базовых документах и неуклонно выполняется. Да, МГИМО — это споры на семинарах и конференциях, жаркие дискуссии с коллегами, возможность высказать и устно, и письменно своё мнение по сложным вопросам дня… Короче, университетский плюрализм и многоцветие мнений. Но, если государством, МИДом принято внешнеполитическое решение кардинального характера, а тебе оно претит, то просто не работай в МИДовском вузе. Трибун, в том числе университетских для выражения свободы слова достаточно. Такая диллема, видно, перед А.Зубовым не стояла.

Сразу после принятия решения о присоединении Крыма к России он отправился в Англию и выступил там с осуждением «агрессии России», с утверждением, что «оккупация Крыма является лишь средством к достижению целей крайне опасных для Европы, Украины и самого российского народа».

Получается нескладно — с одной стороны — говорю что и где хочу. С другой «я из МГИМО МИД России не уйду», «я буду судиться», «у меня лучшие адвокаты». Трудно представить себе такую нелепую ситуацию, например в Учебном центре загранслужбы США (Foreign Service Training Center — аналог дипшколы) или в Национальной школе администрирования во Франции, да и в любой из многочисленных национальных дипшкол. Как выразился один из американских коллег, в подобной ситуации сотрудник «вылетел бы из учреждения, не успев заметить падающей звезды». Двусмысленность ситуации отмечают и люди вполне сочувствующие А.Зубову. Так, главный редактор парижского журнала «Посев», историк Юрий Цурганов, комментируя очередное интервью Зубова Би-Би-Си, отметил, что «Институт международных отношений — вуз специфический. Дипломат является проводником линии своего государства, он обязан это транслировать. Человек, который представляет страну, представляет её политику. Он внутренне может никак не соглашаться, но лишь внутренне, или не надо становиться дипломатом». Если это хорошо понимает главный редактор органа Народно-трудового Союза (НТС), то как же это не доходит до выпускника МГИМО, доктора наук, сына советского адмирала?

Или дело в чём-то другом?

Портал МГИМО

http://mgimo.ru/news/university/document249825.phtml



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
9 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.