Киевская хунта начала заметать следы

Есть классическая фраза: «Революция пожирает своих детей». Так вот, контрреволюция, оказывается, тоже

Ночью убили Музычко. Утром признали, что убили сотрудники МВД – якобы «при задержании».

Днем МВД начало обыски в штабе Национальной гвардии. «Правый сектор» уже заявил, что будет мстить Авакову.

Музычко, конечно, фашист, бандит и террорист. Но кто такой Аваков? В общем-то, такой же фашист и убийца, только не идейный. В костюме и продажный. Он – выходец из политической элиты Харькова, пошедший на службу Ющенко и партии «Батькивщина».

Как глава администрации Харьковской области пытался фальсифицировать выборы в пользу Тимошенко. Получил за эту фальсификацию вотум недоверия областного парламента. Был уволен тем же Ющенко в последние дни его президентства. Но сделал вид, что об этом ничего не знает, и подал в отставку сам.

Уйдя в отставку, уехал с Украины и жил в Италии. После переворота был с нарушением законов Украины провозглашен главой МВД.

Это он распустил «Беркут». Это он отдавал приказы подавлять народные выступления на Юге и Востоке Украины. Бизнесмен. Спекулянт. Банкир.

Конечно, «оба хуже». Но человек, «от имени народа» с автоматом в руках врывающийся на заседание местного парламента, все-таки лучше человека, посылающего убийц к сопернику и приказывающий избивать до состояния комы протестующих против фашистской диктатуры.

Один готов жертвовать жизнью ради неких своих убеждений – пусть тех, которые мы считаем бредовыми. Другой готов обменять любые убеждения на власть и деньги. Один готов идти в бой сам, рискуя свой жизнью. Другой, прячась от опасности, подсылает убийц. Один опасен – другой омерзителен.

То, что в отношении Музычко не было никакого «задержания» либо «убийства при задержании», абсолютно ясно: фотографии в интернете найти несложно. Действительно – расстегнутая рубаха и выстрел в сердце. То, что сделали это сотрудники МВД, посланные Аваковым, уже официально признано. Есть такая форма приказа на подобные случаи: «Вам приказано задержать обвиняемого. При задержании он окажет сопротивление и попытается бежать. Действовать по инструкции».

Формально напрашивается классическое «Революция пожирает своих детей». Но не подходит: революции-то не было. Музычко и Ярош, возможно, думали, что делают революцию, хотя в данном контексте это могла быть только фашистская контрреволюция. Яценюк, Тимошенко и Аваков знали, что возвращают себе власть и деньги.

По поводу Февральской революции в России у Ленина была фраза: «Пролетариат борется, буржуазия крадется к власти». Ярош и Музычко похожи на пролетариат, как очковая змея на ученого, но они боролись, а «майданные» лидеры крались к власти и торговали их борьбой и жизнями их бойцов.

По сути, конечно, Музычко нужно было арестовать, судить и, скорее всего, казнить. Но только не Авакову было это делать. И не Турчинову. И не Яценюку.

Убив Музычко, киевская власть просто отмывается от собственных преступлений. И убирает свидетелей, которые знают, что все, что они делали, они делали по их согласию, разрешению и поручению.

Отомстит ли Ярош за Музычко? Если честно – хотелось бы, чтобы отомстил. Тут как по Булгакову, когда генерал Чернота говорит бывшему члену врангелевского правительства: «Ну, Парамоша… Чтобы тебя расстрелять – я бы даже к большевикам записался. Записался, расстрелял – и сразу обратно выписался».

Глядя на киевскую хунту, хоть в «Правый сектор» записывайся, чтобы эту компанию, вместе с Тимошенко, расстрелять – и обратно выписаться.

История с уничтожением штурмовиков Рёма у всех на памяти и на языке. Ярош все-таки был учителем филологии, то есть историю должен был не совсем плохо учить.

У него сегодня выхода нет: либо он, либо его. Его «Правый сектор» будут уничтожать, частью – подкупать, одновременно его окружение будут разлагать и склонять к предательству. Он, конечно, усилит охрану, но никогда не будет знать, до самого последнего момента, кто предаст из самых верных.

Как было у Стругацких: «И твои сторонники – веселые люди, смелые люди! – вспарывающие друг другу животы в жесточайшей борьбе за власть и за право владеть пулеметом после твоей неизбежно насильственной смерти... И эта нелепая смерть – из чаши вина, поданной лучшим другом, или от арбалетной стрелы, свистнувшей в спину из-за портьеры».

А вообще все верно и логично для таких процессов. Его называли «революцией», но он не был ей по определению, потому что революция – это не погром, не бунт и не мятеж. Революция – это прежде всего строительство нового на основании созревших предпосылок, осуществляемое, так или иначе, народившимися для этого силами, классами и организациями.

Если этого нет, то протест вырождается в разрушение, а поскольку вместо разрушенного нового не создается, то протест поднимается на разрушение раз за разом. «И окаменевшее лицо того, кто будет послан с Земли тебе на смену и найдет страну, обезлюдевшую, залитую кровью, догорающую пожарищами, в которой все, все, все придется начинать сначала...»

По логике таких процессов, через два месяца Тимошенко сменит Яценюка, еще через два Кличко свергнет Тимошенко, еще через три он падет, уступив место Тягнибоку, и к концу года Ярош свергнет и того как предателя...

И 2015 год станет годом масштабной гражданской войны, большой и достаточно долгой – года на три.

Пока в стране существуют две силовые структуры: остатки прежних силовиков и «Правый сектор». Нынешняя власть должна либо делать то, что требует Ярош, либо его уничтожить. Тем более что в конкретных формах сегодня это имеет «точку кристаллизации»: месть за Музычко – и Аваков.

Чтобы подавить «Правый сектор», нужно собрать под свой контроль остатки силовиков. Тем есть за что мстить правым, но нет особых оснований служить хунте. Их можно уговорить, но тогда они, уничтожив «Правый сектор» (если это еще получится) и лишившись опасений перед ним, на следующем «шаге резьбы» неизбежно сочтут целесообразным уничтожить и хунту.

Причем если речь пойдет о силовой схватке остатков старых структур с правыми, то Киеву уж точно станет не до того, чтобы удерживать контроль над Юго-Востоком: на это просто не будет сил. А оттянув силы подавления оттуда, Киев сам даст толчок для создания в регионах своих силовых подразделений.

Новая власть хочет отмыть свой образ. Но для этого надо иметь собственный силовой ресурс. Если бы они имели этот ресурс, то не пользовались бы услугами радикалов. Значит, сейчас надо собирать остатки прежних силовых структур. Но это – тоже непростое дело.

Главное в том, что на уровне общественного восприятия наибольшее недовольство вызывает не «Правый сектор», а не совсем вменяемая киевская власть. К радикалам относятся как к врагам, но не пренебрежительно. Но все видят, что власть сама по себе ничего не может, ни на кого не опирается и пытается балансировать между настроениями Юго-Востока и правых экстремистов. Если они избавятся от радикалов, то не смогут удерживать под контролем юго-восточные области.

Вспомним: этих радикалов последние 20 лет сама власть и выращивала, чтобы как-то сдерживать русскоязычных жителей. Сам Янукович помогал Тягнибоку, финансировал его «Свободу». Не имея собственной поддержки в обществе на Востоке, пытались укрепить Запад, чтобы оказаться над схваткой. Поэтому вряд ли Восток поверит новой власти, даже если она публично распнет Яроша.

И вот тут – очень интересный и принципиальный момент: будет ли все все-таки в этой ситуации реальная ответная реакция со стороны «Правого сектора»? Это очень интересный вопрос. Если этой реакции не будет, то не исключено, что ликвидация Музычко была согласована с «Правым сектором».

Сергей Черняховский



Читать полностью: http://www.km.ru/world/2014/03/25/protivostoyanie-na-ukraine-2013-14/735618-kievskaya-khunta-nachala-zametat-sledy

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
7 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.