Экономические приоритеты США в Тихоокеанской Азии

Официальный визит Барака Обамы в страны восточной Азии стал знаковым дипломатическим шагом, призванным подтвердить приверженность выбранному администрацией США курсу по смещению акцента во внешней политике с Европы и Ближнего Востока на Азиатско-Тихоокеанский регион.
 
Значение Тихоокеанской Азии для экономического развития США
Сегодня на долю стран АТР приходится 60% мирового ВВП и 50% мировой торговли. Кроме этого, они получают 60% американского экспорта и 25% потока прямых иностранных инвестиций США. Регион является наиболее динамично развивающимся в мире: по данным Всемирного Банка, совокупный рост ВВП в 2014 г. составит 7,1% и 5% без КНР. В приграничных морях пролегают наиболее востребованные торговые пути. По объемам транспортировки нефти Малаккский пролив, связывающий Индийский океан с Восточной Азией, в три раза превышает Суэцкий канал и в пятнадцать раз Панамский. 

Недостаток внимания США к этому региону на фоне его бурного роста в 1990-е и 2000-е годы привел к ослаблению позиций Вашингтона в определении параметров его развития. Несмотря на стабильный рост торгового оборота между странами АТР и США, доля последних в совокупном экспорте региона сократилась на 9% с 1990 года, что объясняется возросшим числом преференциальных двусторонних договоров между странами АТР. И если потенциал углубления экономического сотрудничества США с ЕС практически исчерпан, то транс-тихоокеанские отношения содержат заметный ресурс для развития.

Экономические аспекты «азиатского поворота»
Стратегия «азиатского поворота» представляет собой комплексный подход США по наращиванию экономического, военного, политического и культурного сотрудничества со странами АТР. Он призван увеличить роль Вашингтона в определении повестки дня в регионе посредством создания сети преференциальных союзов. Последнее подразумевает работу как в двустороннем, так в многостороннем формате в рамках вновь создаваемого Транс-тихоокеанского партнерства (ТТП). Сегодня в переговорах участвуют 12 стран - США, Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, Чили, Япония. Рассматривают возможность присоединения Южная Корея, Тайвань и Филиппины.

По различным оценкам создание торгового пакта может увеличить доходы от американского экспорта на 123,5 трлн. долл. в год к 2025 году. Кроме обеспечения роста благосостояния США, ТТП может способствовать распространению американских стандартов ведения бизнеса и правовых норм на весь регион, тем самым побудив азиатских экономических гигантов работать по правилам США. Так, одним из основных условий присоединения к партнерству является отсутствие в стране-участнике крупной государственной собственности и наличие законов по защите авторских прав.

Сетевой характер этой инициативы определяется двумя факторами. Во-первых, американское руководство готово вести переговоры в двустороннем формате со странами, не желающими принимать участия в ТТП. В июле 2013 года была возобновлена работа с правительством КНР по заключению договора по инвестиционному сотрудничеству. Во-вторых, Вашингтон стремится придать партнерству характер дополняющего, а не альтернативного элемента уже сложившейся экономической архитектуры в регионе. Членство в ТТП не будет мешать участию стран в других организациях (таких как Региональное всестороннее экономическое партнерство, где главную роль играет Китай).
 
Проблемы американской экономической политики в АТР
Основной проблемой на пути создания Транс-тихоокеанского партнерства является необходимость урегулирования отношений в чувствительных областях экономики. Здесь США возлагают большие надежды на переговоры с Японией, второй по объему экономикой в ТТП. Способность урегулирования тарифной политики в сельском хозяйстве и автомобильной промышленности между двумя странами определит успех всего проекта. Главными узлами противоречий в переговорах с другими странами станут такие отрасли промышленности как текстильная (Вьетнам) и молочная (Австралия).

Определенные препятствия проведению американской политики в регионе возникают в связи с ролью КНР. С одной стороны, стремление Пекина распространить влияние побуждает небольшие страны искать противовес в лице США. С другой – экономическое сотрудничество в регионе невозможно без учета интересов Китая. Важную роль здесь будет играть нахождение баланса между поддержкой интересов партнеров (в том числе в территориальных спорах) и привлечением Китая к участию в американских инициативах. Ситуация осложняется ростом военных расходов КНР, большая часть которых идет на совершенствование техники ведения боя в открытом море вдали от границ, и увеличением американского военного присутствия в регионе.

Для проведения эффективной экономической политики в АТР Бараку Обаме предстоит уладить ряд внутриполитических противоречий. В январе 2014 года Конгресс проголосовал против расширения полномочий президента по принятию оперативных решений в экономической сфере, что значительно сократило переговорный потенциал США. При этом среди проголосовавших «против» была значительная группа представителей демократической партии, выходцев из штатов, в которых сосредоточены предприятия обрабатывающих отраслей экономики. 

В Вашингтоне сложилась межпартийная группа, призывающая внести в договор по ТТП пункты по предотвращению валютных манипуляций. Общее недовольство также выражается в связи с непрозрачностью переговорного процесса. У критиков возникают опасения, что команда Обамы готова пойти на уступки в вопросах соблюдения прав человека и экологии. До сих пор эти голоса не имели решающего значения, однако именно они могут повлиять на окончательный результат экономической политики США в Тихоокеанской Азии.

http://www.foreignpolicy.ru/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
1 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.