Тяжелое бремя добрососедства

 
Со времени «прорубания окна» в Европу Петром-реформатором моя страна пыталась установить содержательное партнерство с соседями. Особенно в последние годы. Были и успехи, и неудачи. Но если подводить баланс, то казалось, что мы пусть и медленно, но двигаемся в правильном направлении.
Сегодня огорчаюсь, когда читаю о желании ряда политиков и целых европейских и неевропейских структур вместо диалога перейти на язык санкций. Они не способствуют атмосфере доверия. Такие меры часто становятся обоюдоострым мечом, который режет в обе стороны.
Например, предлагаемый запрет на экспорт российских алмазов. Доля этого товара в общем экспорте России невелика, не более одного процента. Допустим, якутские «сверкалища» не пустят в Европу. Кто больше всего расстроится? Наверное, гранильщики в бельгийском Антверпене. Для них алмазы – хлеб насущный. Зато обрадуются их коллеги в Тель-Авиве, Дубае и Индии.
Или поговаривают, читала об этом в «Уолл-стрит джорнэл», что европейцам нужно отказаться от покупки российских удобрений. Верно, это может нанести нам ощутимый удар. Но ведь основные потоки этого товара уже направляются в страны Латинской Америки, а также в Китай и Индию, успевшие доказать, что они – надежные покупатели. А такое качество, как надежность, в любом бизнесе служит одним из главных критериев, по которым мы выбираем партнеров. Сужу по нашему люксембургскому банку.
Не стоит даже упоминать звучащие сейчас из США обещания обеспечить Европу сжиженным природным газом (СПГ), дабы ущемить трубы с газпромовским газом. Но ведь пока у американцев нет СПГ-терминалов для поставок энергоносителя через океаны. Допустим, это вопрос времени. Однако европейские цены на газ почти в два раза ниже, чем предлагают азиатские страны. В Азии находится то, что называют премиальным газовым рынком.
Интересно, смогут ли власти США директивно заставить свои частные компании продавать газ по менее привлекательным ценам? А как же «упущенная выгода»? Или Вашингтон вынудит европейцев платить почти в двойном размере?
А главное – зачем это Европе? Зачем сворачивать взаимовыгодные торгово-экономические связи с Россией? Рачительные немцы подсчитали: свертывание этого делового сотрудничества приведет к потере от 300 до 400 тысяч рабочих мест в Германии. А в случае изъятия сырьевой подпитки европейской экономики, то есть прекращения поставок таких стратегических энергоносителей, как российское «голубое топливо» (30% рынка) и нефть (почти 70% рынка), издержки производства вырастут существенно. А это им надо?
Наконец, смешная страшилка: хотят поставить заслон «рыбьим яйцам». Однако из 20 тонн черной икры, производимой Россией ежегодно, только четверть идет на стол зарубежным едокам. Цена вопроса: 6 миллионов долларов. Думаю, что эта санкция рассчитана на чисто эмоциональное восприятие теми, кто жаждет отдалить Старый Свет от России. Опять же, с какой целью?
Невольно закрадывается мысль, что за этим стоит кто-то чужой. Третий лишний, желающий стать радующимся. Как выражаются на своем странном языке политологи, «внерегиональный актор». Отдаление Европы от России и наоборот не просто невыгодно, но и чревато низведением их до положения второ- и третьеразрядных держав, чьи голоса в мировых делах будут настолько слабыми, что никто не захочет их услышать.
У глобализации, как мы успели заметить, – много лиц. Симпатичных и не очень. Открытых и непонятных. Вдохновляющих и пугающих. Я вижу так: к этому многопрофильному и неоднозначному процессу надо подходить диалектически. Именно этому нас учили в университетах. Этому продолжает учить жизнь. Так что давайте отделим зерна от плевел.
Одно мне кажется бесспорным достоинством глобализации. Страны и нации становятся теснейшим образом связаны множеством нитей. Торговым оборотом. Взаимными инвестициями. Политическим диалогом на высшем уровне. Контактами на низовом уровне между гражданами. Будь то обмен вузовскими преподавателями и музейными экспозициями, гастроли артистов и выступления спортсменов, поездки любопытствующих (только этой категории) туристов и так далее. Происходит узнавание. Открытие других «миров». Открытие иных культурно-исторических измерений.
Сказанное в полной мере относится к взаимоотношениям России и Европы. Причем, нельзя забывать один момент. Да, в силу особенностей исторического пути мы представляем собой два разных цивилизационных очага, самобытных и самодостаточных. Но у нас, России и Европы, намного больше общего, чем с другими. Больше точек соприкосновений в нашем образе мысли и чувственном мировосприятии. Больше совпадения интересов, чем с другими – с Азией, Африкой, с обеими Америками, Австралией.
Задумаемся. Когда мы раскрываем томик Сервантеса, Гете, Шекспира или Сенкевича, когда вглядываемся в ангелочка, созерцающего Сикстинскую мадонну Рафаэля в Дрездене, или когда замираем от скрипичных трелей Вивальди и кружащихся гармоний Штрауса, то мы – европейцы. По духу. По внутреннему состоянию души. По культурно-генетическому коду.
Мы с Европой – естественные соседи. Мне хотелось бы верить, что в силу географии, переплетающейся общей истории, пусть подчас бурной, оставившей плохо стираемые в памяти обиды, а также сопоставимого менталитета, Россия и Европа обречены на естественное союзничество. Нет, пожалуй, поправлю сама себя. Мне не «хотелось бы верить», я твердо верю, что так оно есть или, по крайней мере, будет.
 
Светлана ФЕДОТОВА,
управляющий директор
East-West United Bank в Люксембурге
№4(86), 2014
 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
1 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.