Распределение и присвоение

Предсказывая неизбежную гибель капитализма, основоположники научного коммунизма опирались на вызревающее, якобы, в недрах капиталистического общества основное противоречие между трудом и капиталом, заключающееся в антагонистическом (непримиримом) противоречии между общественным характером производства и частнокапиталистической (единоличной) формой присвоения его результатов. Достаточно сомнительное утверждение, на основании которого можно сделать не менее сомнительный вывод, допускающий, что остальные участники совместной с капиталистом производственной деятельности и вовсе ничего не присваивают. В действительности капиталист присваивает всего лишь наиболее значительную часть результатов совместной производственной деятельности. С другой стороны, частнофеодальное присвоение имело еще более единоличный характер, а частнорабовладельческое – и того более. Однако о каких-либо противоречиях рабовладельческого и феодального общества коммунистическая теория не проронила ни единого слова.  Можно было бы согласиться с   тем, что частнокапиталистический (единоличный) характер присвоения представляет собой всего лишь чрезмерно сильное выражение, если бы оно не являлось весьма распространенным и достаточно эффективно используемым идеологическим жупелом.

Между тем присвоение каждым какой-то части результатов совместной производственной деятельности определяется существующим в данное время распределением. Характер же присвоения проявляется в единственной и всеобщей своей форме, а именно – в единоличной.  Это означает, что форма капиталистического присвоения ничем не отличается от формы присвоения пролетарского. Даже рабовладелец  не мог присваивать полностью результаты совместной с рабами производственной деятельности. То же самое утверждение будет полностью справедливым и в отношении формы присвоения феодалом и крепостными. Не является исключением в этом отношении и форма присвоения  участниками системы тотального централизованного распределения совокупного результата общественного производства в лице господствовавшей некогда советской партийно-бюрократической номенклатуры, с одной стороны, и бывших советских трудящихся, со стороны другой. То есть, каждый участник совместной производственной деятельности обязательно присваивает некоторую часть ее результата, а форма присвоения каждым из них всегда является только единоличной.

Возникновение разделения общественных обязанностей обусловило появление членов общества, которые не принимают никакого участия в общественном производстве, однако присваивают некоторую часть его результата. Частнорабовладельческая и частнофеодальная формы присвоения также должны были быть не в ладах с уже общественным характером современного им производства, но и в этом случае коммунистическая теория обошла стороной особенности общественной и экономической организации рабовладельческого и феодального государства. Хотя и без того понятно, что частнорабовладельческая, частнофеодальная и частнокапиталистическая формы присвоения являются бессодержательными  понятиями, а потому не могут рассматриваться в качестве противоположностей общественному характеру производства. Как ни напрягайся, а обнаружить в этом самом месте какие-либо противоречия, а тем более антагонистические, не представляется возможным по причине их невозможности в принципе. 

Это означает, что основное противоречие между трудом и капиталом является надуманным вследствие безоговорочного доверия основоположников научного коммунизма никчемным гегелевским изобретениям. Таковыми являются диалектика развития природы и общества, в целом и опрометчиво изданный Гегелем закон вечного единства и вечной борьбы неведомых, но вечно существующих, якобы, противоположностей, представляющих собой неразъемные составные части вездесущих и сплошь беспричинных противоречий, в отдельности.  Настолько очевидные теоретические ляпсусы нисколько не смутили соответствующую часть образованного дворянства царской России, которая и приступила к устранению  несуществующего основного противоречия между трудом и  капиталом. Плачевный конечный результат убедительно свидетельствует о том, что еще один основополагающий постулат коммунистической веры оказался бессодержательным, подтвердив тем самым в очередной раз полную несостоятельность коммунистического  вероучения в целом.

Только между членами общества возникают всевозможные противоречия, противоположностями которых они сами и являются.  Возникают же противоречия только между теми из них, которые одновременно стремятся к достижению несовместимых между собой целей. А проявляются эти противоречия только тогда, когда эти члены общества вступают в противоборство друг с другом. В любое другое время и в любом другом месте никакие противоречия  человеческое общество не беспокоят. Более того, никаких других противоречий в природе и обществе: ни внутренних, ни внешних, ни, тем более, потусторонних нет и быть не может. Если где-нибудь они и есть, то только в головах самонадеянных создателей замысловатых, чисто умозрительных конструкций окружающей  действительности, да еще в головах их последователей, чрезмерно доверяющих причудам чужого воображения. То же самое можно сказать и о догматах коммунистической веры, за наукообразными  обоснованиями которых только все еще верующие в неизбежное пришествие светлого будущего всего человечества не могут обнаружить видимое невооруженным глазом полное отсутствие здравого смысла. Действительно, какое такое беспричинное противоречие может быть между общественным характером производства и единоличной формой присвоения результатов совместной производственной деятельности? 

Существовавшие ранее и существующие ныне противоречия в человеческом обществе обусловлены совершенно другими обстоятельствами. С самой глубокой древности, когда человек еще ни имел никакого представления о собственности, и до настоящего времени доля каждого в результате совместной производственной деятельности определяется единоличным распределением. Наиболее существенная его особенность, неизменно проявляющаяся на протяжении тысячелетий, заключается в том, что осуществляющий единоличное распределение всегда присваивает намного больше любого другого участника. Вот эта особенность единоличного распределения предопределяет его заведомо несправедливый характер. Налицо очевидное несовпадение экономических интересов осуществляющего единоличное распределение и остальных участников совместной производственной деятельности. Это несовпадение интересов является источником возникновения многочисленных противоречий между ними, противоположностями которых они сами и являются. Несовместимость их целей заключается в том, что все они стремятся присваивать больше, однако, чем больше присвоит осуществляющий единоличное распределение, тем меньше присвоит каждый из остальных и наоборот.  Не является исключением в этом отношении и капиталист, который также присваивает намного больше любого другого участника совместной производственной деятельности. Можно не сомневаться  в том, что капиталист никогда не откажется добавить к своему намного больше хотя бы еще немного, урезав для этого  заработную плату рабочим. Налицо очевидное несовпадение экономических интересов капиталиста и рабочих. Это несовпадение интересов является источником возникновения многочисленных противоречий между ними, противоположностями которых они сами и являются. Несовместимость их целей заключается в том, что все они стремятся присваивать больше, однако, чем больше присвоит капиталист, тем меньше присвоит каждый рабочий и наоборот.

Противоположность экономических интересов участников совместной производственной деятельности основывается на том, что тот, который присваивает меньше всех, всегда стремится присваивать больше, но и тот, который присваивает больше всех, всегда стремится присваивать еще больше. Налицо очевидное несовпадение экономических интересов всех участников совместной производственной деятельности. Это всеобщее несовпадение интересов является источником возникновения многочисленных противоречий между ними, противоположностями которых они сами и являются. Несовместимость их целей заключается в том, что каждый из них всегда стремится присваивать как можно больше, однако, чем больше присвоит один, тем меньше присвоит каждый из остальных и наоборот. Это означает, что не существует такое распределение, которое может удовлетворить  хотя бы одного участника совместной производственной деятельности. Несовпадение их экономических интересов является неустранимым по своей природе, поэтому оно будет существовать и после устранения единоличного распределения. Постоянно возникающие противоречия между ними будут всего лишь кратковременно преодолеваться ими в процессе их непрерывного общения. Однако, это будут уже совершенно другие противоречия, это будут совершенно другие формы их преодоления, это будет уже совершенно другое распределение,  а в целом –  это будет уже совершенно другая история.  

Только устранение единоличного распределения результатов совместной производственной деятельности позволит совершить очередной переход к более качественной общественной и экономической организации. В противном случае может приключиться гибель капитализма в мировом масштабе, которая  будет стоить человеческому обществу намного дороже победы социализма в отдельно взятой стране.  

Таким образом, мы сможем намного облегчить свою жизнь только тогда, когда крепко-накрепко усвоим себе, что распределение между нами результатов совместной производственной деятельности  нельзя доверять никому из нас.

                                                                                 В.Я. Мач.

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
6 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.