Перспективы вступления Армении в Таможенный союз: за и проти

 
Процессы мировой экономической глобализации подталкивают все больше 
стран с переходной экономикой к необходимости поиска различных форм ин-
теграционных объединений в рамках экономических, таможенных, валютных 
и других союзов. В конце 2013 года Армения объявила о своей готовности всту-
пить в Таможенный союз и Единое экономическое пространство. И хотя в экс-
пертном сообществе прозвучал уже целый диапазон различных комментариев, 
нет сомнений, что анализ данного решения требует прежде всего научного под-
хода к оценке негативных и позитивных последствий присоединения к ТС и ЕЭП 
для экономики Армении.
Для достижения более высокого уровня эффективности проводимого количе-
ственного и качественного анализа необходимо в отдельности изучить природу 
воздействия каждого из вышеописанных эффектов региональной интеграции 
на основополагающие параметры функционирования экономической системы 
Армении. В конечном итоге от масштаба присутствия того или иного эффек-
та при вступлении в Таможенный союз будет зависеть степень эффективности 
и целесообразности инициированных интеграционных процессов.
Ключевые слова: Таможенный союз, Армения, интеграционные объединения, 
торгово-экономические связи, региональная интеграция.
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ СОЗДАНИЯ 
ТАМОЖЕННЫХ СОЮЗОВ
Вторая половина XX века характеризовалась беспрецедентным 
прогрессом в развитии процессов глобальной и региональной ин-
теграции, во многом ассоциирующихся с углублением экономиче-
ских отношений в пределах европейского пространства. В частности, 
с 1968 по 2000 год ряд европейских стран осуществил переход с самых 
начальных этапов интеграционного развития до стадии формирова-
ния сложной многоуровневой единой финансово‑экономической 
системы с существенной либерализацией торгово‑экономических от-
ношений, отмены внутренних таможенных барьеров, полной гармо-
низации тарифов по отношению к третьим странам, создания общего 
рынка, внедрения единой валюты и осуществления единой внеш-
неэкономической политики по ключевым направлениям. В связи 
с этим изучение характера воздействия данных процессов на темпы 
экономического развития и уровень национального благосостояния 
европейских стран заслуживает большого внимания не только с ака-
демической точки зрения, но и с точки зрения грамотной разработки 
собственной интеграционной политики.
Эмпирические исследования отмечают, что создание Европейско-
го экономического сообщества (ЕЭС) оказало существенное поло-
жительное воздействие на создание новых торгово‑экономических 
отношений, в то время как эффект отклонения торговли был незна-
чительным. Доля импортных товаров в потребительской корзине 
стран Западной Европы за период с 1959 по 1969 год выросла в два 
раза и в среднем составила 16%. Доля взаимной торговли в суммар-22
ПЕРСПЕКТИВЫ ВСТУПЛЕНИЯ АРМЕНИИ В ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ: ЗА И ПРОТИВ
 
ном объеме внешнеторгового оборота западноевропейских стран 
за период с 1955 по 1969 год выросла с 56% до 66% (см. таблицу 1).
Более свободная торговля позволила участвующим странам до-
стигнуть полной специализации в производстве товаров, облада-
ющих относительной конкурентоспособностью, а также макси-
мально эффективно использовать нарастающий эффект масштаба. 
Впоследствии именно эффект масштаба, полученный в результате 
существенного расширения возможностей внешней торговли, спо-
собствовал разрушению монополий и картелей, функционирующих 
в большинстве европейских стран. Особую роль в достижении такого 
результата сыграло своевременное принятие решения о снижении 
внутренних тарифов по итогам нового раунда переговоров по Гене-
ральному соглашению о тарифах и торговле (ГАТТ) в 1964–1967 го-
дах. Благодаря новому пакету реформ по либерализации торговли 
средние темпы годового роста объема выпуска на одного работающе-
го в Западной Европе выросли с 3.6% в 1950‑х до 4.2% в 1960‑х годах, 
в то время как уровень занятости за аналогичный период сохранял 
тенденцию роста (см. таблицу 2). Объем инвестиционных потоков 
также сохранялся на высоком уровне, и во второй половине 1960‑х 
большинство европейских стран продолжали оставаться нетто‑им-
портерами финансового капитала. При этом большая доля капита-
ловложений поступала из США и преимущественно сопровожда-
лась передачей технологий в отрасли химической промышленности 
и компьютерной техники.
Степень отдачи капиталовложений существенно выросла по срав-
нению с более ранним периодом, однако это не привело к росту 
объема выпуска, поскольку для замены изношенных фондов требо-
валось больше инвестиций, а доля вложений в сферу промышлен-
ности неуклонно падала вследствие расширяющегося спроса на жи-
лье и потребительские товары длительного пользования. Период 
роста, начавшийся с конца 1950‑х годов и продолжавшийся вплоть 
до 1966 года, сменился периодом высокой инфляции и проблем с со-
стоянием счета текущих операций стран Западной Европы. Меры, 
предпринятые правительствами для стимулирования спроса, оказа-
лись неэффективными и привели в конечном итоге к усилению ин-
фляционного давления и еще большему нарастанию недовольства 
среди рабочих. Заключенное в послевоенный период социальное 
соглашение не позволяло сокращать размер номинальной зарплаты, 
поэтому девальвация курсов национальных валют в данной ситуа-
ции оставалась единственным механизмом повышения конкуренто-
способности экономики.
Хотя действующая в то время Бреттон‑Вудская международная ва-
лютная система позволяла странам корректировать стоимость нацио-
нальной валюты при возникновении фундаментальных дисбалансов, 
политика девальвации не приветствовалась. В условиях высокого 
уровня мобильности капитала резкая девальвация национальной ва-
люты могла спровоцировать существенный отток капитала, еще бо-
лее усугубив таким образом состояние платежного баланса. Однако, 
несмотря на проводимую в рамках Бреттон‑Вудской системы полити-
ку привязки курса национальной валюты к американскому доллару, 
в условиях кризисного состояния экономик Западной Европы кор-
рекция курсов национальных валют оказалась неизбежной. Кризис 
1971–1973 годов в целом наглядно показал несостоятельность Брет-
тон‑Вудской международной валютной системы. По мере продвиже-
ния через 1950‑е и 1960‑е годы страны Западной Европы начали по-
нимать, что устойчивое сохранение высоких темпов экономического 
развития путем простого приумножения капитала и труда крайне за-
труднительно.
Уже со второй половины 1960‑х годов страны Западной Европы 
начали стремительно наращивать долю средств, направляемых 
 на НИОКР. Относительно малые европейские страны сконцентри-
ровались на исследовательских разработках, касающихся имею-
щейся промышленной базы, в то время как крупные государства 
Западной Европы, где финансирование научно‑исследовательских 
разработок осуществлялось в большей степени за счет государ-
ственного бюджета, нежели частных инвесторов, направляли зна-
чительные средства на создание и развитие новой инновационной 
промышленности. Однако уже к концу 1960‑х годов вследствие 
полномасштабной долларовой экспансии и несостоятельности 
монетарных инструментов регулирования цен в рамках Бреттон‑
Вудской международной валютной системы на территории сфор-
мировались высокие инфляционные ожидания, которые привели 
к вынужденному ускорению темпов компенсационного роста за-
работной платы, подкрепляемому периодическими забастовками 
рабочих. В данных условиях правительства большинства европей-
ских стран с целью сдерживания инфляционного давления начали 
осуществлять крупномасштабную бюджетную экспансию за счет 
заемных средств.
Таким образом, в период с 1967–1969 по 1974–1976 год доля го-
сударственных расходов по отношению к ВВП в среднем выросла 
с 38% до 46%. Выделенные средства направлялись преимущественно 
на финансирование обещанных пособий по безработице, а также дру-
гих проектов по повышению уровня социальной безопасности. Хотя 
годовые темпы инфляции удалось несколько снизить, значительный 
рост государственных расходов способствовал накоплению огромно-
го государственного долга практически во всех странах Западной Ев-
ропы.
Несмотря на фундаментальные проблемы Бреттон‑Вудской меж-
дународной валютной системы, ставшей причиной высоких ценовых 
колебаний, а также повышенной волатильности на валютном рынке, 
процессы региональной интеграции и формирования единого тамо-
женного пространства на территории стран Западной Европы спо-
собствовали существенному ускорению темпов экономического роста 
в странах — участницах единого таможенного пространства.
Исходя из вышесказанного, можно достаточно четко обрисовать 
основные предпосылки формирования и развития эффективных 
интеграционных процессов внутри Европейского экономического 
сообщества. Во‑первых, на момент создания единого таможенного 
пространства страны Западной Европы уже имели довольно тесные 
торгово‑экономические связи друг с другом. Фактически превалиру-
ющая доля международной торговли западноевропейских государств 
относилась к будущим партнерам по таможенному союзу. Отечествен-
ные товары составляли значительную долю в структуре внутреннего 
потребления в рассматриваемых странах. Во‑вторых, благодаря бо-
лее ранним этапам либерализации экономики удалось до вступле-
ния в таможенный союз существенно повысить уровень конкуренции 25
на внутреннем рынке, а также добиться приемлемой гибкости цен. 
В‑третьих, проводимая государственная политика стимулирования 
НИОКР позволила в кратчайшие сроки сформировать инновацион-
ное производство и добиться, таким образом, усиления внутриотрас-
левой специализации и повышения уровня конкурентоспособности 
на всей территории Западной Европы.
На фоне ранее рассмотренного примера Европейского экономи-
ческого сообщества особый интерес представляет опыт созданного 
в 2011 году Таможенного союза России, Казахстана и Беларуси. Для 
оценки краткосрочного эффекта изменения тарифной политики 
попытаемся провести анализ изменения географической структу-
ры импорта в республиках, где имело место повышение тарифной 
ставки, и сопоставить результаты анализа с аналогичными показа-
телями стран, в которых ставка тарифа не претерпела существенных 
изменений. Как видно из рисунка 1, после стремительного падения 
в 2008 году объемов импорта в Казахстане уже в 2009‑м наметилась 
тенденция восстановления, которая вкупе со вступлением в Еди-
ное таможенное пространство и внедрением единой таможенной 
политики привела к росту веса товаров, привозимых из стран Та-
моженного союза, в общей структуре импорта. Параллельно с этим 
наблюдался некоторый рост объемов импорта из Европейского со-
юза и Китая. Следует отметить, что примерно аналогичная картина 
наблюдается в Беларуси, которая еще до вступления в Таможенный 
союз имела тесные торгово‑экономические связи с Россией (см. ри-
сунок 2). Таким образом, в структуре белорусского импорта преоб-
ладающую долю занимают товары, произведенные на территории 
Таможенного союза, а объемы импорта из третьих стран в большин-
стве своем показали незначительный рост. На первый взгляд может 
показаться, что подобная динамика сформирована благодаря ста-
тическому эффекту создания торговли в рамках сформированного 
Таможенного союза.
Для ответа на вопрос о природе структуры роста импорта необхо-
димо дать оценку степени воздействия эффекта отклонения торгов-
ли, а также отметить безусловную роль восстановительных процессов, 
свойственных посткризисному периоду. Так, по результатам регрес-
сионного анализа степени воздействия тарифных ставок на пара-
метры внешнеэкономической деятельности стран Таможенного со-
юза, проведенного в рамках «Доклада о переходном процессе 2012» 
(EBRD), было выявлено, что для Казахстана повышение внешней 
тарифной ставки на 2% по сравнению с прежним уровнем приводит 
к сокращению импорта из Китая на 2–3% и одновременному росту 
импорта из стран Таможенного союза.
В случае Беларуси положительный эффект от вступления в ТС не-
значителен, поскольку действующие для нее ранее таможенные та-
рифы не претерпели существенных изменений. Тем временем повы-
шение внешнего тарифа на 0.5 пункта приводит к снижению импорта 
из стран Евросоюза на 2–3% и сокращению объемов импорта из тре-
тьих стран в целом на 1–2%. Что касается России, то по итогам всту-
пления в Таможенный союз средневзвешенное значение таможен-
ной пошлины в стране сократилось почти на 2 пункта. В то же время 
по результатам регрессии снижение таможенного тарифа на 2 пункта 
в России приводит к росту объемов импорта из Китая на 2–3%*
 
Вопрос вступления или не вступления Армении в Таможенный 
союз прежде всего следует рассматривать с точки зрения экономиче-
ских выгод такого шага. В рамках данного исследования была постав-
лена цель выделить потенциальные положительные и негативные 
аспекты присоединения Армении к Таможенному союзу.
Одним из первых аргументов в пользу вступления страны в ТС 
представляется возможность определенного повышения благососто-
яния населения, которая, в свою очередь, будет обеспечена увеличе-
нием торговли вследствие отмены внутренних приграничных тари-
фов, а также снижением цен на импортные товары, произведенные 
в странах — партнерах по Таможенному союзу, повышением нормы 
прибыли компаний, осуществляющих импортные закупки, ростом 
налоговых поступлений в государственный бюджет. Однако после 
более детального рассмотрения можно понять, что по причине ряда 
структурных особенностей и проблем армянской экономики перспек-
тивы возникновения существенного эффекта создания торговли до-
вольно ограничены. Структура внешней торговли Армении наглядно 
демонстрирует это. Как показано на рисунке 4, структура армянско-
го экспорта слабо диверсифицирована и ограничена определенной 
группой товаров с низким уровнем заложенной добавленной стоимо-
сти, среди которых большую долю занимают руды, шлаки и зола, дра-
гоценные камни и жемчуг, напитки, спирты и уксус, а также металлы 
и изделия из них. При этом представленная группа товаров обладает 
наиболее высоким уровнем специализации в армянской экономике. 
Это означает, что на данный момент вектор развития внешней тор-
говли проходит именно по представленным отраслям экономики, 
а для изменения направления специализации требуется осуществить 
ряд преобразований системного и институционального характера.
Тем не менее подавляющее большинство товаров с высоким ин-
дексом специализации экспортируется в третьи страны. Более того, 
в страны СНГ экспортируются фрукты и овощи, драгоценные камни, 
а также напитки, причем в сравнительно небольших объемах. Таким 
образом, текущая структура внешней торговли Армении ориентиро-
вана преимущественно на третьи страны, и потенциал эффекта созда-
ния торговли по линии существующей группы экспортируемых това-
ров находится на довольно низком уровне.
Другим положительным фактором может оказаться перспектива 
возникновения торгово‑экономических отношений по новой группе 
товаров. Однако здесь мы сталкиваемся с довольно низким рейтин-
гом Армении по конкурентоспособности по сравнению со странами — 
участницами союза.
Вместе с тем, индекс схожести структуры экспорта Армении и стран 
ТС, согласно расчетам ЕБРР по итогам 2011 года, составил 18%. Это 
означает, что в условиях существующего вектора специализации, 
а также низкого уровня конкурентоспособности армянской эконо-
мики перспективы расширения товарной структуры экспорта мини-
мальны. К этому следует добавить немаловажный фактор отсутствия 
общей границы между Арменией и ТС, что в свою очередь закладыва-
ет существенные транспортные затраты в себестоимость экспортной 
продукции, делая ее еще более неконкурентоспособной. Армянский 
импорт имеет довольно широкую товарную и географическую струк-
туру, причем на долю стран Таможенного союза в среднем приходит-
ся лишь 25.66% от общего объема импорта.
При вступлении Армении в ТС и ЕЭП и отмене внутренних тариф-
ных барьеров, по крайней мере, теоретически следует ожидать некото-
рого понижения цен на вышеназванную группу товаров на внутреннем 
армянском рынке, что, в свою очередь, станет фактором повышения 
покупательной способности населения, сокращения издержек и уве-
личения нормы прибыли в сфере бизнеса. Однако по причине высо-
кой степени концентрации армянского рынка и отсутствия рыночных 
механизмов конкурентного ценообразования снижение себестоимо-
сти импортного товара вследствие отмены таможенной пошлины не 
трансформируется в сокращение стоимости реализации.29
 
Чтобы убедиться в этом, была проведена регрессия на основе 
64 ежемесячных данных обычным методом наименьших квадратов 
на предмет выявления регрессионной связи между динамикой потре-
бительских цен на рынке Армении и на мировом рынке. По итогам 
проведенного анализа между переменными была установлена не-
значительная связь (см. рисунок 5). Можно сказать, что положитель-
ный эффект отмены внутреннего тарифа существенно не отразится 
на уровне цен на внутреннем армянском рынке.
При дальнейшем сопоставлении данных о структуре армянского им-
порта и абсолютных значений показателей вынужденного изменения 
внешней тарифной ставки по группам товаров в связи со вступлени-
ем Армении в Таможенный союз возникают опасения неизбежного 
возникновении значительного эффекта отклонения торговли. В част-
ности, как видно из таблицы 3, по ряду основных статей армянского 
импорта имеет место довольно существенная разница между текущей 
тарифной ставкой и единым таможенным тарифом. Более того, при 
вступлении Армении в ТС ставка таможенной пошлины по многим 
статьям армянского импорта подлежит пересмотру в сторону повыше-
ния. Причем в одних статьях абсолютная разница между единым тамо-
женным тарифом и текущей таможенной ставкой составляет незначи-
тельную величину в 0.8–1 п.п, в то время как в других может доходить 
до 20 п. п. Доля этих статей в общем объеме армянского импорта до-
статочно велика. К примеру, продукции химической промышленности, 
доля которой в общем объеме армянского импорта составляет 9.5%, 
при вступлении Армении в Единое таможенное пространство грозит 
повышение внешнего тарифа на 6 процентных пунктов.
В качестве устойчивой закономерности можно отметить, что по тем 
статьям армянского импорта, где единая таможенная ставка выше 
действующего в Армении текущего тарифа, доля импорта из стран ТС 
находится на довольно низком уровне, то есть большая часть спроса 
по этой группе товаров обеспечивается третьими странами.
 
По той же группе товаров химической промышленности сово-
купный вес стран ТС в общей географической структуре армянского 
импорта составляет лишь 8.19%. Подобная закономерность наблю-
дается и по ряду других значительных товарных групп. Вдобавок 
при отмене внутренних таможенных барьеров фактически происхо-
дит искусственное повышение уровня конкурентоспособности това-
ров, произведенных на территории стран Таможенного союза, а это 
в свою очередь еще более усилит потенциальный эффект отклонения 
торговли. Таким образом, при вступлении Армении в Таможенный 
союз в условиях искусственного повышения уровня конкурентоспо-
собности товаров, произведенных внутри ТС, высока вероятность су-
щественной переориентации спроса внутри Армении на продукцию 
стран ТС, другими словами — возникновения значительного негатив-
ного эффекта отклонения торговли.
Важно также, что при оценке чистого эффекта вступления Арме-
нии в Единое экономическое пространство следует обратить внима-
ние на возможные потери в доходной части государственного бюд-
жета вследствие отмены внутреннего таможенного тарифа, а также 
установления нового порядка взимания НДС по части товаров, ввози-
мых на территорию Армении из стран — партнеров по Таможенному 
союзу и предназначенных для свободного обращения на армянском 
внутреннем рынке.
Следует отметить, что по причине высокого уровня теневой эко-
номики, существенных коррупционных рисков, слабой развитости 
сектора малых и средних предприятий подавляющее большинство 
налоговых доходов государственного бюджета формируется из кос-
венных налогов. В частности, за последние несколько лет вес НДС 
в общем объеме налоговых доходов бюджета колебался в районе 
50%, в то время как доля прямых налогов демонстрировала суще-
ственно более малую величину. При этом до текущего момента 
в Армении применяется практика взимания НДС непосредственно 
у таможенной границы, что позволяет значительно минимизиро-
вать риски уклонения от уплаты обязательств по данному виду на-
логов.
Со вступлением Армении в Таможенный союз и снятием вну-
тренних таможенных барьеров республика фактически вынужде-
на будет отказаться от некоторой части доходов государственного 
бюджета, по крайней мере, в размере поступлений по линии та-
моженной пошлины, взимаемой с товаров, ввозимых из стран — 
партнеров по ТС и ЕЭП. Более того, поскольку участие в Едином 
таможенном пространстве предполагает также отказ от практи-
ки взимания НДС у таможенной границы, можно говорить о воз-
никновении серьезных рисков, связанных с отсутствием должных 
инструментов налогового администрирования, и вследствие этого 
неспособности налоговых органов отслеживать движение импор-
тируемых товаров и взимать НДС после прохождения товара через 
таможенную границу.
 
В рамках исследования мы провели количественный расчет чисто-
го эффекта вступления Армении в Таможенный союз, приняв за осно-
ву динамику показателей внешней торговли Беларуси и Казахстана. 
Среди стран ТС Казахстан наиболее близко расположен к Армении 
по уровню внешнеторговой интегрированности с другими участни-
ками Таможенного союза (см. таблицу 4), однако заметно опережает 
Армению по степени глобальной конкурентоспособности (см. рису-
нок 6).
С другой стороны, целый ряд структурных особенностей бело-
русской экономики характерен и для армянской экономики, однако 
более тесная торгово‑экономическая интеграция с Россией и осталь-
ными членами Таможенного союза при прочих равных условиях по-
зволяет Беларуси достичь большего положительного эффекта созда-
ния торговли от участия в интеграционном объединении.
В качестве ориентировочной базовой величины положительного 
эффекта создания торговли при вступлении Армении в Таможенный 
союз целесообразно принять усредненную динамику показателей ро-
ста экспорта Беларуси и Казахстана в другие страны ТС в период с на-
чала 2010 года. Средние темпы роста белорусского экспорта в Россию 
в докризисный период составили 22.7%. В год кризиса значение дан-
ного показателя упало на целых 36%, после чего начался длительный 
процесс восстановления. Хотя в 2010‑м рост экспорта Беларуси в Рос-
сию составил свыше 48%, а в среднем в посткризисный период — 35%, 
тем не менее большая доля этого роста была связана с процессами 
посткризисного восстановления экономики, а не со вступлением Бе-
ларуси в Таможенный союз (к 2012 году рост экспорта существенно 
замедлился). Аналогичная тенденция наблюдалась и по части пока-
зателей экспорта Казахстана в Россию. При расчете чистого эффекта 
потенциального вступления Армении в ТС при базовом сценарии мы 
исходим из значения показателя ускорения темпов роста армянского 
экспорта в Россию преимущественно по текущим товарным группам 
на 5 пунктов.
Соответственно при оптимистичном сценарии ожидается ускоре-
ние темпов роста экспорта Армении в Россию на 10 пунктов, а при 
падение импорта из третьих стран компенсировалось за счет незна-
чительного роста импорта из стран Таможенного союза.
Следует отметить, что Казахстан также имеет довольно тесные тор-
гово‑экономические отношения с Россией, что, в свою очередь, сни-
жает масштабы эффекта отклонения торговли. Поэтому для Армении, 
которая на текущем этапе находится на довольно низком уровне ин-
тегрированности в страны Таможенного союза, повышение тариф-
ных ставок на 1 п.п с одновременным снятием внутренних барьеров 
с высокой долей вероятности приведет к снижению импорта из тре-
тьих стран на относительно более существенную величину, предпо-
ложительно на 3–4%, с последующим компенсационным ростом 
импорта из стран ТС на 2–3%. Причем ожидаемая переориентация 
спроса на неконкурентоспособные товары станет причиной некото-
рого ухудшения благосостояния населения.
Таким образом, повышение тарифной ставки на 1.4 процентных пун-
кта приведет к сокращению импорта из третьих стран приблизительно 
на 5%, или в абсолютном значении почти на $160 млн. В то же время 
по линии этих сокращений при условии некоторой доли теневого сек-
тора государственный бюджет Армении недоберет около $40–50 млн. 
Вследствие отмены внутренней таможенной ставки сокращение доход-
ной части государственного бюджета по линии НДС и таможенной по-
шлины при условии незначительной доли теневого сектора и с учетом 
отклонения торговли составит порядка $420 млн.*
 Если наращивание 
импорта из третьих стран будет происходить за счет отечественного 
производителя, то потери в доходной части государственного бюджета 
могут вырасти еще. Рост доходов государственного бюджета по линии 
налога на прибыль и подоходного налога вследствие потенциального 
роста объемов экспорта в страны ТС в зависимости от развития базо-
вого или оптимистического сценария в разрезе последующих трех лет 
в среднем может составить примерно $10–15 млн.
В избежание потерь по линии доходов государственного бюджета 
от НДС и таможенной пошлины Армении необходимо до вступле-
ния в Таможенный союз провести структурные институциональные 
преобразования экономики и осуществить переход государственного 
бюджета на новую налогооблагаемую базу с превалирующей долей 
прямых налогов.
Осуществление реформ поможет снизить уровень концентрации 
на армянском внутреннем рынке и повысить конкурентоспособность 
товаров, в том числе за счет иностранных капиталовложений, при-
влекаемых благодаря существенному улучшению эффективности 
институциональной системы. Указанные шаги позволят Армении по-
лучить значительные выгоды для своей экономики при вступлении 
в Таможенный союз.
 
 
ЕЭИ — № 2 (23) май ‘14
 
ЛИТЕРАТУРА
Balassa, B. (1967) Trade Creation and Trade Diversion in the European Common 
Market. Available at: http://miha.ef.uni‑lj.si/_dokumenti3plus2/195003/
Balassa__1976__Trade_creation.pdf 
Bohara, A. K., Gawande, K. Sanguinetti, P. (2003) Trade diversion and declining 
TradeCreationMERCOSUR.pdf 
Chipman, J. S. (1998) Welfare Effects of Trade‑Diverting Customs Unions: A 
Quantitative Approach. Available at: http://www.econ.umn.edu/~jchipman/
econ8402f06/REPRINT.pdf 
Lipsey, R. (1960) The Theory of Customs Unions: A General Survey. Economic 
Journal. Available at: www.jstor.org 
Madyo, M. R. (2008) The importance of regional economic integration in Africa. 
Dissertation for the degree of Master of Commerce. Available at:http://uir.unisa.ac.za/bitstream/handle/10500/2075/dissertation.pdf?sequ...
Makower, H., Morton, G. (1953) A Contribution towards a theory of Customs Unions. Economic Journal. Available at: www.jstor.org 
Michalopoulos, C., Tarr, D. (1999) The Economics of Customs Unions in the Commonwealth of Independent States. Available at:
Pal, P. (2004) Regional Trade Agreements in a Multilateral Trade Regime: An Overview. Available at: http://www.networkideas.org/feathm/may2004/survey_paper_rta.pd 
 
 
Мариам Амбарцумовна Восканян — к. э.н., доцент, заведующая кафедрой экономи-
ческой теории и проблем экономики переходного периода ГОУ ВПО «Российско-Ар-
мянский (Славянский) университет». Область научных интересов: денежно-кредит-
ная политика, финансовые рынки, инфляция, макроэкономика.
Электронная почта: voskanyanm@gmail.com 
 
Рафик Гарегинович Туманян — магистрант второго курса обучения по специально-
сти «финансовая экономика» ГОУ ВПО «Российско-Армянский (Славянский) уни-
верситет».
Электронная почта: tumrafael91@gmail.com

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
4 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.