А.Князев: В Казахстане политическая элита еще до крымского референдума определила свою стратегию

 

knyazev001  Комментарий известного российского эксперта Александра Князева

  В чем суть и смысл рисков для элит стран региона? Это влияние внешних факторов? Или же совокупность причин внутреннего характера?

Если политические элиты Казахстана и Узбекистана, пусть и относительно, самодостаточны, то Таджикистан и Киргизия, элиты которых живут исключительно за счет внешних влияний в разнообразной форме – от кредитов и грантов до доходов от наркотранзита, – наименее устойчивы.

В частности, в Киргизии для майдана готово буквально все – от предельно приближенного к критическому естественного массового социального протеста и межрегиональных противоречий, до власти, не сумевшей за период после 2010 г. убедительно продемонстрировать свою силу. О чем можно говорить, если, к примеру, антитеррористический центр ГКНБ КР вполне официально финансируется и существует за счет американцев?

Другие структурные подразделения спецслужб и силовых структур пусть не стопроцентно, и неофициально, но подвержены тому же. Считать ли такую Киргизию союзником – вопрос более сложный, как один из вариантов ответа: не проще ли во взаимодействии с Казахстаном укрепить южные границы последнего? В настоящее время все крупные политические партии (парламентские и оппозиционные, умеренные), многие НПО, международные (западные) организации активно проводят семинары, тренинги и т.п. мероприятия с активистами и с представителями СМИ в основном по теме избирательных кампаний, происходит передел на рынке СМИ, идет активная подготовка к очередным или внеочередным выборам. Многие из этих мероприятий финансируются за счет USAID и других американских и западных структур, соответственно и содержание.

Главным направлением активности оппозиционных партий и НПО является противодействие вступлению КР в Таможенный союз, любым проявлениям интеграции с Россией и Казахстаном. Очень активно работают в этом направлении посольства США и Украины (в частности, приглашенные из Киева журналисты провели в июне-июле несколько семинаров для журналистов КР), пытаясь формировать антироссийские настроения в местных СМИ и среди политиков.

Катализатором нестабильности в КР в ближайшей перспективе могут послужить форсированные действия руководства КР по вступлению в ТС и ЕАЭС. В Киргизии накоплен большой потенциал противодействия такому шагу руководства и в этом противодействии идет смыкание прозападных НПО, местных националистических групп, и исламистского подполья, имеющего сильные позиции и в госструктурах, включая силовые и спецслужбы, и этнического киргизского криминала.

Есть еще Туркмения, к ней уже традиционно в малой степени приковано внимание, но там тоже происходят непростые процессы, если судить даже по имеющейся не вполне системной информации. Регулярно происходят боестолкновения на афганской границе, резко усилилась активность разного рода экстремистских течений в самой Туркмении, нельзя исключать дестабилизации и там.

Вокруг Узбекистана сейчас много разговоров по поводу вероятности размещения там американских военных баз. Давление очень сильное, но пока Ташкент сопротивляется, держится. Вопрос стоит просто: если базы будут размещены, Узбекистан останется стабильным, и его территория в плацдарм для действий против Казахстана или России использована точно не будет. Это Узбекистан, нужно его понимать. Но, вот, если Ташкенту удастся устоять и не допустить американского присутствия, тогда против него будут задействованы такие инструменты как известное ИДУ, концентрация этих сил на афганской территории происходит динамично, готовность есть, пока не поступало приказа. Понятно, что географически в подобном сценарии обязательно будут задействованы и РТ с КР, по иному там не бывает. Вот при таком сценарии было бы правильным оказать помощь уже Ташкенту, поскольку значимость стабильности в Узбекистане трудно переоценить, это не Киргизия, от которой можно отгородиться созданием полноценном границы.

Не секрет, что Запад рассматривает ЕАЭС как конкурирующий геополитический проект. В этом плане каковы будут дальнейшие действия Запада на этом направлении? Будут ли задействованы какие-то механизмы давления в отношении Казахстана и Беларуси?

Казахстан, приверженный евразийской интеграции, это, естественно, главный объект давления на ЕАЭС на азиатском направлении. Туркмения или Таджикистан с Киргизией – это, скорее, некие «коридоры» для переноса угроз и рисков. Поскольку я убежден, что дестабилизация Казахстана, которая основывалась бы на внутренних факторах, вряд ли возможна, по-крайней мере — в обозримой перспективе, постольку необходимо задуматься о вероятности давления посредством более простых инструментов, например, исламистского фактора, террористической активности. Всплеск таких проявлений происходил в Казахстане в 2010-1012 годах, руководство республики и соответствующие службы сделали необходимые выводы, но я не исключаю и возобновления подобной практики.

- See more at: http://www.pcsu-ca.ru/%d0%b0-%d0%ba%d0%bd%d1%8f%d0%b7%d0%b5%d0%b2-%d0%b2...



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
5 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.