Каталония: единство или независимость?

   Празднование 11 сентября 2014 г. Национального дня Каталонии стало поводом для массовых выступлений жителей региона с требованием проведения референдума по вопросу выхода автономного сообщества  из состава Испании. Вместе с тем прошедшая в этот день в Барселоне почти двухмиллионная демонстрация каталонцев под лозунгами «Каталония – будущее государство Европы» собрала не только сторонников национальной самоидентификации, самоопределения и создания на этой основе собственного национального государства. Не менее многочисленными были и те демонстранты, которые не поддерживали эту идею, считая ее утопической и нежизнеспособной. Они выдвигали более умеренные альтернативные требования дальнейшего расширения политических, экономических и культурных прав автономии.

     Нынешнее противостояние в каталонском обществе имеет многовековую историю, несмотря на то, что именно каталонцы сыграли одну из главных ролей в создании некогда Испанской империи, охватывавшей одну шестую часть света, в которой «никогда не заходило солнце». Началом ее созданию в середине XV века послужила личная уния «великих католических королей Испании» (Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского). Путем объединения многочисленных феодальных княжеств, существовавших в то время на территории Иберийского полуострова, было сформировано одно из первых в Европе единое централизованное государство. С тех пор история Каталонии неразрывно связана с Испанией, хотя, конечно, периоды всплеска каталонского национализма наблюдались на протяжении всего последующего исторического развития страны. Они особенно участились после «войны за испанское наследство» в начале XVIII века между двумя европейскими династиями (Габсбургов и Бурбонов), положившей конец «величию Пиренеев». А взятие Барселоны 11 сентября 1714 г. считается точкой отсчета  политических и языковых притеснений каталонцев, выступивших на стороне проигравших Габсбургов.

     Новый всплеск каталонского национализма на рубеже Х1Х – начала ХХ вв. был связан с ростом республиканских настроений в испанском обществе. Значительная часть каталонцев приняла активное участие в гражданской войне 1936–1939 годов, защищая мужественно и героически Вторую Испанскую республику, впервые за много веков предоставившую Каталонии политическую и экономическую автономию. Однако после победы Франко начался один из самых тяжелых периодов ее истории, нанесший серьезную травму национальному самосознанию каталонцев. Один из ключевых постулатов идеологической доктрины франкизма «Лучше красная Испания, чем Испания раздробленная» реализовывался путем особенно жесткой политической и культурной ассимиляции Каталонии (запрета каталонского языка, публичного отказа от национальной идентичности, репрессий в отношении  инакомыслия и т.д.). Начавшийся с середины 1970-х гг. процесс постфранкистских демократических преобразований, проходивший в условиях национального консенсуса, обеспечил один из самых высоких в Европе уровней децентрализации Испании. При этом три из ее автономных сообществ (Страна Басков, Каталония и Наварра) получили самую широкую политическую, социально-экономическую и культурную автономию, учитывая их особую экономическую значимость.

     Сегодня Каталония – один из самых развитых регионов Испании, на долю которого приходится 23% ВВП страны, 15% населения, около 30% национального экспорта. По показателю ВВП на душу населения Каталония занимает одно из первых мест среди испанских автономных сообществ, опережая средний национальный показатель почти на 20%. Тем не менее, в Каталонии имеются значительные радикальные и умеренные политические силы, которые требуют не только дальнейшего расширения прав региона, но и его выхода из состава Испании. По их мнению, каталонцы платят слишком большую цену за то, что являются частью испанского государства. Главный аргумент националистов – малоэффективная экономическая политика федерального правительства в решении сегодняшних экономических проблем страны (огромный госдолг и бюджетный дефицит, безработица) и особенно тех, которые касаются непосредственно региона. В первую очередь, речь идет о значительном фискальном дисбалансе Каталонии в результате превышения ее налоговых отчислений в федеральный бюджет (около 25%) по сравнению с теми средствами, которые она получает обратно в форме федеральных инвестиций (менее 8% их общего объема). Каталонцы считают, что принцип региональной солидарности, то есть перераспределения федеральных бюджетных средств в пользу отсталых регионов, положенный в 1978 г. в основу ныне действующей системы налогообложения, не отвечает сегодняшним потребностям региона. Он не позволяет осуществить экономическую модернизацию, обеспечить необходимый уровень инфраструктурных инвестиций и качество жизни населения, а, в конечном счете, уже в ближайшем будущем грозит Каталонии потерей конкурентоспособности.

     По мнению профессора Колумбийского Университета Х. Сала-и-Мартина, «если бы за последние 25 лет Каталонии удалось на одну треть сократить свой фискальный дисбаланс (при условии эффективного вложения этой суммы в инфраструктуру и образовательные проекты), она бы могла значительно опередить ведущие европейские страны по уровню ВВП на душу населения»1.   Сегодняшняя ситуация в Испании не имеет ничего общего с начальным периодом демократических преобразований. «Кофе для всех закончился», – считают каталонские националисты, обосновывая свое право на проведение самостоятельной политики. При этом они уверены в том, что создание собственного национального государства позволит сформировать новые, более эффективно работающие управленческие структуры, получить расширенный доступ к структурным фондам ЕС, к мировым товарным рынкам, активнее участвовать в строительстве «Европы регионов» как возможной альтернативы современному европейскому строительству. К сожалению, приходится констатировать, реальных расчетов обоснования этой точки зрения лидеры каталонских националистов пока не приводят.

     Не менее важным является и культурный аспект противостояния. Его ключевая составляющая – вопрос о поддержке и придании более высокого статуса каталонскому языку (в том числе и в рамках ЕС), на котором сегодня говорят около 10 млн. человек, живущих не только в Каталонии, но и в Валенсии, Арагоне и Андорре, на Балеарских островах.  В силу многовекового культурного притеснения и неоднократных запретов преподавания в школах, каталонский язык к началу 80-х годов прошлого столетия, по мнению видного каталонского политика Хорди Пухоля, в литературном отношении оказался «практически мертвым».  Именно язык особенно остро нуждается в значительной поддержке, оказать которую может только национальное государство.

     Празднование Национального дня Каталонии привело в движение все политические силы региона, активизировало деятельность президента Каталонии Артура Маса и парламента. Главным на повестке дня последней декады сентября был вопрос о принятии Закона о проведении гражданских консультаций 9 ноября 2014 г. (La Ley de Consultas de 9-N) как обходного маневра референдуму, проведение которого на региональном уровне запрещено Конституцией 1978 года и, соответственно, правительством Испании. Вопреки этому 27 сентября после принятия парламентом (106 голосами «за» и 28 «против»2) и одобрения 600 муниципалитетами Каталонии Закон все же был подписан президентом А. Масом. А это означает, что борьба за будущее Испании будет носить более острый характер.

 Примечания:

1 Desquens J. Europe's stateless nations in the Era of globalization. The case for Catalonia's secession from Spain. BC Journal of International Affairs. 2012

2 elEconomista.es. 27.09.2014

 

Понеделко Г.Н.

http://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=1251&ret=640



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
2 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.