Алжир после президентских выборов

В конце апреля 2014 г. в Алжире были объявлены окончательные официальные итоги прошедших десятью днями ранее президентских выборов. Как и ожидалось, действующий президент и руководитель правящей партии Фронт национального освобождения (ФНО) Абдель Азиз Бутефлика был избран на четвертый президентский мандат (2014 – 2019 гг.), получив 81,53% голосов избирателей (1). Он намного опередил остальных пятерых претендентов на президентский пост, из которых Али Бенфлис, бывший премьер-министр и бывший генеральный секретарь ФНО получил 12,18%, Абдель Азиз Белаид, председатель партии «Фронт Мустакбаль (Будущего)» (ФМ) завоевал 3,36%, Луиза Ханун, генеральный секретарь «Партии трудящихся» (ПТ) - 1,37%, Али Фавзи Ребаян, президент партии «Ахд 54» (Клятва 54) – 0,99%, Муса Туати, президент партии «Национальный алжирский фронт» - 0,56%. Тем не менее, не смотря на внушительную поддержку избирателями действующего президента, ряд экспертов высказывает озабоченность по поводу дальнейшей внутренней обстановки в Алжире в связи с преклонным возрастом Бутефлики (род. в 1937 г.) и состоянием его здоровья (в 2013 г. он перенес инсульт). От развития ситуации в Алжире, являющейся наряду с Египтом, Сирией и Саудовской Аравией одной из наиболее крупных и значимых арабских стран, во многом зависит дальнейшая политическая динамика, как в Магрибе и Средиземноморье, так и во всем арабском мире, что, соответственно влияет на глобальную международную политику. Алжир является одним из ведущих членов ОПЕК и крупнейшим экспортером углеводородного сырья на мировые рынки. Кроме значительных запасов нефти (1,45 млрд. т.) и природного газа (4,58 трлн. куб метров) здесь находится 90% общих запасов железной руды стран Африки, 12% мировых запасов ртути и ряд других полезных ископаемых, в том числе, урана и золота. Алжир намеревается к 2015 г. покрывать до 40% потребностей в природном газе стран ЕС. Наряду с нефтегазовой отраслью в Алжире достаточно успешно развиваются другие секторы экономики, как например, информационная технология и ядерная энергетика. В Алжире ведутся исследовательские работы на ядерном реакторе мощностью 15 МВт., и планируется строительство первой атомной электростанции, которая должна вступить в строй в 2020 г. Что касается отношений Алжира с Россией, то они традиционно со времен СССР, носили дружественный и партнерский характер. В рамках подписанной в 2001 г. между Алжиром и РФ Декларации о стратегическом партнерстве, наряду с экономическим и политическим сотрудничеством, осуществляется работа совместной алжирско-российской группы по борьбе с терроризмом и по вопросам безопасности. Наряду с совместными проектами в нефте-газовой сфере, продолжается сотрудничество в космической области, металлургии, электро-энергетике, информационных технологиях и военно-технической сфере. Алжир выступал против вмешательства НАТО в гражданский конфликт в Ливии в 2011 г. и, наряду с Египтом, во многом разделяет позицию России по урегулированию сирийского кризиса.

Алжир является одной из немногих арабских стран, сохраняющую устойчивость к ветрам «арабской весны» и последовавшему за ней подъему радикального исламизма. Одна из главных причин этого состоит в том, что алжирское общество имеет своеобразную «прививку» от исламистской «бациллы» в виде памяти о своей «алжирской весне» 1990-х гг. Тогда в условиях нарастания системного кризиса и на волне демократизации, своеобразной «перестройки» алжирского руководства, отказа от доктрины «алжирского социализма» и, возникшего в связи с этим идеологического вакуума, в алжирском обществе сформировалось и получило широкое распространение массовое исламистское движение. По своему размаху и влиянию в тот период оно являлось самым значительным в арабском мире. Наиболее структурированной и организованной силой исламистов стал «Исламский фронт спасения» (ИФС). На муниципальных и парламентских выборах в 1990-1991 гг. за кандидатов от ИФС проголосовало почти 50% избирателей.  Его лидеры провозглашали простое и понятное для многих мусульман решение для выхода из кризиса – создание «исламского государства» на основах законов шариата, выполнение которых приведет к воплощению «исламской социальной справедливости» и решению всех социально-экономических проблем. Следует отметить, что данный лозунг использовался исламистами и также безотказно действовал в период «арабской весны» 2011 – 2013 гг. Вмешательство армии предотвратило легитимный приход к власти исламистов в Алжире в 1992 г. Это, в свою очередь, привело к радикализации исламистского движения, экстремистские силы которого развязали многолетнее вооруженное противостояние с властями, продолжавшееся в своей активной форме с 1992 по 2001 г. Оно стоило алжирскому народу более 150 тыс. жизней, поставило страну на грань гражданской войны и превратило Алжир в один из очагов радикального исламизма, борьба с которым продолжается до сих пор. Символом подавления, в основном, вооруженного исламизма и выхода из кризиса для многих алжирцев продолжает оставаться президент Бутефлика, стимулировавший процесс национального примирения после своего избрания на президентский пост в 1999 г. Этим фактором, во многом, объясняется массовая поддержка алжирцами его переизбрания на последующие президентские мандаты в 2004, 2009 и в 2014 г.  В то же время, нерешенность ряда социально-экономических проблем, наряду с начавшейся «арабской весной», стали катализаторами протестных выступлений в Алжире в 2011 г. Демонстрации начались в квартале Баб аль-Уэд алжирской столицы, в котором проживали, в основном,  представители неимущих слоев населения. Вскоре манифестации приобрели массовый характер и распространились на другие регионы страны. В результате волнениями, сопровождавшимися столкновениями с полицией, были охвачены 20 из 48 вилай (провинций) Алжира. Так в 2011 г. Главным управлением национальной безопасности Алжира было зарегистрировано более 1 тысячи «уличных манифестаций протеста, многие из которых принимали форму столкновений с силами правопорялка» (2).  Социальный протест, большинство участников которого представляли безработную молодежь, был направлен против прогрессирующей дороговизны жизни, безработицы, нехватки жилья. Нерешенность социально-экономических вопросов остается наиболее острой проблемой для Алжира. Безработица, не смотря на ее существенное снижение в последние годы, тем не менее, достигает 14% (эта цифра в среднем по Алжиру, есть регионы, где она выше, как и среди молодых людей до 25 лет, где она достигает 50%). Проблема безработицы определяется руководством Алжира, как «одно из наиболее тяжелых последствий социально-экономического кризиса и структурной перестройки, через которые прошел Алжир за последнее десятилетие и борьба с ней является стратегической задачей правительства». Во многих городах жилищно-коммунальное хозяйство находится в кризисном состоянии. По ВВП на душу населения Алжир занимает 126 место в мире. Ниже уровня бедности (доход менее $2 в день) по официальным данным живет 15% населения (по другим данным это число составляет 23%). Продолжается рост цен (инфляция по официальным данным составляет 3,5%). За последние годы наблюдается определенный рост преступности. Причем в некоторых районах Алжира криминальные банды смыкаются с радикальными исламистскими группировками. Тем не менее, не смотря  на наличие сложных проблем, внутренняя ситуация в Алжире значительно стабилизировалась по сравнению с периодом начала 2000-х гг. Тогда страна только начинала выходить из системного кризиса «черного десятилетия» (так алжирцы называют период вооруженного противостояния радикальных исламистов с властями в 1992 – 2001 гг.). Часть областей была еще охвачена исламистским террором. В настоящее время можно констатировать, что власти контролируют ситуацию в стране и проводят курс на укрепление национальной консолидации, которая была в известной мере подорвана в период силового прерывания парламентских выборов армией и последовавшего за этим вооруженного противостояния с экстремистскими исламистскими группировками. Проводятся меры, направленные на улучшение социально-экономичекой ситуации и дальнейшее развитие демократических процессов. Наряду с этим планируется существенным образом повысить роль местных органов власти и совершенствовать процесс демократизации общественно-политической жизни. Так, например, в целях развития местного самоуправления на основании разработанных Министерством внутренних дел поправок к статусу балядий и вилай (районных и областных органов власти) их бюджет увеличился почти в десять раз. С целью дальнейшего развития системы мусульманского образования и повышения роли мечетей в достижении гражданского согласия проводится реформирование и усовершенствование подготовки имамов с тем, чтобы не допустить превращения мечетей в инструмент пропаганды радикального фундаментализма (как это произошло в конце 1980-х – 1990-х гг.). В ходе реализации Программы социально-экономического развития Алжира (2009-2014 гг.) было построено около 500 тыс. единиц жилья, улучшено снабжение населения природным газом, электроэнергией, питьевой водой, повышено качество здравоохранения, всех уровней образования, профессиональной подготовки и обустройства территорий городов и деревень. В рамках дальнейшего решения жилищной проблемы в районе г. Митиджа (40 км. к западу от столицы) началось строительство нового города Сиди Абдалла, рассчитанного на 200 тысяч жителей, которое должно быть завершено к 2020 г. В этом же районе будут построены еще три новых города, проекты которых находятся в стадии разработки.

Часть оппозиции, прежде всего, отражающая интересы берберского населения, партия «Объединение за культуру и демократию» (ОКД) и некоторые профсоюзные и студенческие организации пытались возглавить протесты 2011 г., выдвигая лозунги демократизации и смены правящего режима. Однако эти требования не получили массовой поддержки, а оппозиционные лево-демократические партии, так же, как и умеренные исламисты не поддержали лозунгов ОКД. Алжирские власти достаточно оперативно отреагировали на рост социальной напряженности в обществе. С 1 января 2012 г. была увеличена  минимальная гарантированная заработная плата, зарплата госслужащих также выросла в два раза. В свою очередь, президент Бутефлика провозгласил план политических реформ, имеющих целью дальнейшую демократизацию законов о выборах, о статусе политических партий, о месте женщины в выборных органах власти, о СМИ и по расширению прав органов местного самоуправления. По самым важным аспектам намеченных реформ во всех регионах Алжира были организованы обсуждения и консультации, проводившиеся Национальным советом по экономическому и социальному развитию. Таким образом, меры властей по определенному подъему жизненного уровня населения, обнародование и обсуждение проекта социально-экономических реформ сыграли свою позитивную роль и снизили накал социальной напряженности в обществе. Наряду с этим прошедшие в апреле 2014 г. президентские выборы, признанные наблюдателями Европейского союза (ЕС), Лиги арабских государств (ЛАГ), Организации исламского сотрудничества (ОИС) соответствующими международным демократическим нормам, укрепили государственность Алжира и, в то же время, выдвинули на политическую авансцену новые фигуры. Таковыми являются бывший премьер-министр и бывший генеральный секретарь ФНО Али Бенфлис, занявший второе место на президентских выборах и Абдель Азиз Белаид, руководитель партии Фронт Мустакбаль (ФМ), завоевавший третье место.  Причем, если Али Бенфлис (род. 1945 г.) уже участвовал в президентских выборах 2004 г. и получил примерно такое же число голосовавших за него избирателей, то Абдель Азиз Белаид (род. 1963 г.) является настоящим феноменом выборов 2014 г. Он создал свою партию ФМ всего два года назад в 2012 г.  Тем не менее, его партия сумела получить 890 мест в местных выборных органах власти,  два депутатских места в нижней палате алжирского парламента (Национальной народной ассамблеи) и одно место в верхней палате (Сенате) на муниципальных и парламентских выборах в 2012 г. Абдель Азиз Белаид еще в юношеские годы начал свою политическую карьеру, вступив в Национальный союз алжирской молодежи и вскоре стал его генеральным секретарем. Затем он руководил Национальным союзом алжирских студентов. Причем, по воспоминаниям его коллег, амбициозные планы «стать президентом», обладающий достаточной харизмой Белаид, высказывал еще в студенческие годы. В 1986 г. в возрасте 23 лет он, по рекомендации Али Бенфлиса, был избран в Центральный комитет правящей партии  ФНО, став самым молодым его членом. Белаид избирался депутатом парламента от партии ФНО в течении двух созывов (1997-2002) и (2002-2007). Белаид является доктором юридических наук, он женат, имеет пятерых детей. В 2011 г. Белаид вышел из ФНО и сформировал свою партию «Фронт Мустакбаль» (ФМ), программа которой во многом схожа с программой ФНО. Она провозглашает развитие Алжира, как демократического суверенного государства, верного принципам национально-освободительной революции 1954 г. Значительную часть сторонников Белаида представляет молодежь, проблемам которой ФМ уделяет особое внимание, тем более, что молодые люди моложе 30 лет составляют более половины населения Алжира.

Али Бенфлис и Абдель Азиз Белаид, не смотря на то, что они выступали оппонентами Бутефлики на президентских выборах, тем не менее, по своей идеологической платформе являются преемниками политического курса руководства ФНО.  Что касается политической оппозиции, то после завоевания на парламентских выборах 2012 г. пропрезидентскими партиями ФНО и Национально-демократическое объединение (НДО) подавляющего большинства (291 депутатское место из 462), она представлена лишь партиями «Объединение за культуру и демократию» (ОКД) и стоящим на социал-демократической платформе «Фронтом социалистических сил», которые не пользуются значительным влиянием в обществе. Ранее находившаяся в оппозиции, исповедующая социалистическую доктрину троцкистского толка, «Партия трудящихся» (ПТ), устами своего лидера Луизы Ханун выразила поддержку избранию президента Бутефлике, заявив, что «результат президентских выборов означает победу алжирской нации» (3). Три партии умеренных исламистов «Движение общества за мир» (ДОМ), Нахда (Возрождение) и  Ислах (Движение общества за реформу), объединившихся накануне парламентских выборов 2012 г. в оппозиционный  блок «Альянс Зеленый Алжир» переживают внутренний кризис. Из наиболее крупной из них партии ДОМ вышли часть низовых организаций и два видных члена ее руководства Амар Гуль, занимающий пост министра транспорта в правительстве Алжира и Абдель Маджид Менасра, бывший министр промышленности. Амар Гуль создал свою партию Тадж (Объединение надежда Алжира) и вошел в президентскую коалицию в блоке с ФНО. Менасра также сформировал свою партию «Фронт за изменения». Легально действующие исламистские политические силы, не прошедшие в парламент, представляют собой конгломерат из более двух десятков немногочисленных партий и группировок, зачастую враждующих между собой и не имеющих общей программы. Попытка лидера партии ДОМ Абд ар-Разака Мокри объединить политические силы умеренных исламистов и выдвинуть единого кандидата на президентские выборы не увенчалась успехом в виду личных амбиций многих кандидатов.

Часть бывших членов руководства ИФС, в том числе Али Бенхадж, бывший заместитель председателя ИФС, добивались отмены судебного решения о роспуске ИФС, принятого в 1992 г., чтобы таким образом возродить его и войти в политическую жизнь. Бывшие лидеры радикальных исламистских группировок, получившие право на амнистию, такие как Мадани Мезраг, экс-эмир «Исламской армии спасения» (ИАС), военного крыла ИФС, основатель «Салафитской группы проповеди и борьбы» (СГПБ) Хасан Хаттаб, известные деятели ИФС Абу Омар Абд аль-Баер, Абу Закариа, Мусаб Абу Дауд, а также Абд аль-Хакк Лайяда, возглавлявший «Вооруженные исламские группы» (ВИГ) в 1992-1993 гг. заявляли о своей лояльности властям, уважении демократических норм и также пытались создать свою политическую партию. Однако алжирский парламент в 2011 г. принял закон о запрете создавать партии и ассоциации лицам, причастным к террористической деятельности, нанесшей урон государству. Таким образом, исламистские лидеры «черного десятилетия» лишились возможности выйти на алжирскую политическую сцену. В отношении будущего политического ислама, различные течения которого все еще пользуются определенной поддержкой среди части алжирцев, известный алжирский общественно-политический деятель Мохаммед Шафик Месбах заявил, что «она сократится до минимума, как только в стране будет налажено эффективное управление и будут решаться социально-экономические проблемы» (4).

В Алжире действуют радикальные исламистские группировки, наиболее боеспособной из которых является Аль-Каида исламского Магриба (АКИМ). Боевики АКИМ осуществили в начале 2013 г. захват работавших на нефтегазовом комплексе Ин Аменас (на юго-востоке Алжира) нескольких сотен заложников из числа работавших здесь иностранных специалистов, 38 из которых погибли. Однако радикальный исламизм в Алжире в настоящее время не представляет угрозы существующему режиму, его группировки не многочисленны, способны совершать лишь отдельные террористические акты и не пользуются какой-либо поддержкой населения. В то же время в результате событий «арабской весны» и вмешательства в ее процессы внешних сил, особенно краха режима Каддафи в Ливии, произошло усиление радикального исламизма в регионе, в том числе в Алжире. Нельзя отрицать также наличия известной социальной напряженности в алжирском обществе и существования диссидентски настроенной ее части, особенно среди молодежи, в наибольшей степени страдающей от нерешенности социально-экономических проблем. Тем не менее, задача решения или хотя бы снижения остроты этих проблем, при наличии значительных природных ресурсов и накопленных на их основе финансовых средств, не представляется абсолютно невыполнимой. Избежать негативных проявлений «арабской весны» в Алжире представляется возможным при наличии политической воли руководства страны и проведения социально-ориентированного экономического курса.

Для России продолжение и углубление сотрудничества с Алжиром в экономической, политической, военно-технической областях и совместной борьбе с исламистским терроризмом представляется стратегически важным курсом. Причем последний аспект в свете событий на Украине приобретает наибольшую актуальность. Радикальный исламизм в настоящее время, по образному выражению министра иностранных дел С. Лаврова, представляет собой некие сообщающиеся сосуды. Его боевики, в зависимости от того, где больше платят, могут «переливаться» и воевать сегодня в Йемене, завтра в Тунисе, затем в Сирии и, наконец, на Украине (есть свидетельства, что радикальные исламисты из Сирии и Ливии участвовали в столкновениях на стороне «майдана» в Киеве в феврале 2014 г.). В этой связи к призывам лидера украинского «Правого сектора» Д. Яроша к чеченским радикальным исламистам активно включиться в «борьбу против России» необходимо отнестись со всей серьезностью. Необходимо иметь в виду, что силовое подавление на юго-востоке Украины сторонников федерализации и распространение власти «майдана» на всю Украину вполне вероятно, так как РФ, скорее всего, не намерена вводить войска для защиты украинского и русского населения Украины от террора ультра националистических группировок. В этом случае возможно появление на украинской территории откликнувшихся на призыв Яроша, намеревающегося баллотироваться на пост президента Украины, радикальных исламистов, в том числе, из арабских стран и их попытки перенести свой «джихад» в Россию. В такой гипотетической ситуации для предотвращения террористических актов будет необходимо расширение сотрудничества в этой области между Россией и Алжиром, имеющим большой опыт в подавлении исламистского терроризма.

Примечания

1. http://www.elmoudjahid-dz.com Election Presidentielle 2014. 20.04.2014

2. http://www.liberte-algerie.com 17.12.2011

3. http://www.elmoudjahid-dz.com Mme Louisa Hanoun au lendemain du scrutin. 20.04.2014

4. Mesbah Mohammed Chafik. Problematique Algerie. Alger., 2009. P. 285

 

Долгов Б.В.



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.