Станислав Притчин о сотрудничестве Казахстана и Киргизии

Интервью с российским политологом Станиславом Притчиным, научным сотрудником Института востоковедения РАН.

ИАЦ МГУ: Станислав Александрович, буквально на днях завершился визит президента Кыргызстана в Астану, прошли переговоры президентов. Как бы вы оценили общий фон, на котором проходил этот визит, а также основные договоренности?

Станислав Притчин: Могу сказать, что общий фон для Киргизии достаточно тяжелый, именно с социально-экономической точки зрения. Этот год проходит в дольно тяжелых условиях – наложилось несколько климатических периодов.

Во-первых, маловодие. Это снижает возможность выработки электроэнергии, необходимой Киргизии. В зимний период Токтогульское водохранилище не наполнено даже наполовину, что снижает возможности для выработки достаточного количества электроэнергии. Это с одной стороны.

С другой стороны, до сих пор не разработаны внутренние электроэнергетические маршруты, которые позволяли бы разрешать вопросы перекачки внутренней электроэнергии с севера на юг. В условиях разомкнутости центрально-азиатского кольца, это очень сильно бьет по Киргизии.

Кроме того, есть проблема прекращения поставок узбекского газа на юг Киргизии, что также создает определенные сложности для работы госорганов. Сейчас стоит вопрос перезимовать зиму в таких вот непростых условиях.

Поэтому основным фоном я бы выделил именно потенциальный дефицит электроэнергии, сложности с газоснабжением. Конечно, в этих непростых условиях власти ищут поддержки у своих основных партнеров, в первую очередь, Казахстана и России.

 

ИАЦ МГУ: Какие ожидания у Киргизии от этой помощи? В чем она может проявиться?

Станислав Притчин: В первую очередь, это, конечно же, возможность покупки электроэнергии. Может быть, получение ее по ценам ниже рыночных, по каким-то краткосрочным контрактам. Известно, что Россия согласилась также способствовать поставке электроэнергии из Казахстана. В рамках этой помощи предполагается поставка топлива на Экибастузскую ГРЭС для того, чтобы выработать льготную и дешевую электроэнергию для дальнейшей поставки ее в Киргизию. В этом вопросе Россия и Казахстан действую скоординировано для того, чтобы поддержать энергетический баланс и помочь пережить Киргизии эту зиму.

 

ИАЦ МГУ: Мы знаем, что Киргизии от России и Казахстана дан большой кредит для исполнения дорожной карты по вступлению в ТС и ЕЭП. Назарбаев заявил, что Киргизии уже выделен миллиард долларов. Зачем Казахстану финансово поддерживать Киргизию? Возможно, что это желается для защиты интересов казахстанского бизнеса, инвестиций? Или есть какие-то другие причины?

Станислав Притчин: Здесь логика и российской, и казахской политики заключается в том, что Киргизия воспринимается как потенциальный партнер, который с первого января должен стать членом не только Таможенного союза, но и ЕАЭС. Соответственно, у нас будет единый рынок. На самом деле, это долгосрочная задача. Она заключается в том, чтобы за счет присоединения Киргизии к Единому экономическому пространству, из достаточно слабой в социально-экономическом плане республики, не самодостаточной с точки зрения экономики, создать нормального, полноценного игрока, который не будет зависеть от социально-экономических сложностей, будет политически и экономически стабильным партнером на юге. Это предполагается сделать за счет выделения финансовой помощи, внедрения определенных общих стандартов, в том числе и госуправления.

 

ИАЦ МГУ: То есть Казахстан платит за стабильность?

Станислав Притчин: Да, вместе с Россией. Потому что миллиард долларов может и присутствует, но на прошедшей встрече разговор шел о ста миллионах, в то время как Россия выделяет двести миллионов только на дорожную карту по присоединению к ТС. Двумя траншами пойдет также помощь по пятьсот миллионов долларов в течении двух лет на реализацию дорожной карты по вступлению в Евразийский экономический союз.

 

ИАЦ МГУ: Насколько жесткая отчетность будет за эти деньги?

Станислав Притчин: Если верить обсуждению в рамках заседания правительства Российской Федерации, то отчетность будет достаточно жесткой. Кроме того, разработка программы идет с участием российских представителей, соответственно, аудит тоже будет проводиться полностью российской стороной.

ИАЦ МГУ: Казахстан в этом участвовать не будет?

Станислав Притчин: Речь идет о российском гранте, естественно, я думаю, что прописывается возможность аудита и контроля за расходами также и со стороны Казахстана при выделении казахских денег.

 

ИАЦ МГУ: Очень интересен вопрос об интересах казахстанского бизнеса в Киргизии. Может у Вас есть какие-то данные о том какие существуют совместные проекты?

Станислав Притчин: В целом, конечно, Казахстан и казахстанские бизнесмены активно присутствуют на рынке Киргизии. В первую очередь, это туристическая сфера, на Иссык-Куле сейчас есть несколько крупных пансионатов, построенных полностью с нуля на деньги казахских инвесторов. Также активно присутствие казахских компаний на девелоперском рынке, в первую очередь Бишкека. Понятно, что в этой связи достаточно много бизнесменов Казахстана инвестируют в Киргизию. Они заинтересованы в политической стабильности, в том, чтобы эти деньги были защищены с точки зрения инвестиций.

 

ИАЦ МГУ: По поводу энергетического сектора, тем более, эта тема уже была затронута. Какие перспективные проекты в рамках ТС, Евразийского союза существуют между Казахстаном и Киргизией?

Станислав Притчин: Казахстан и Киргизия - это Камбаратинская ГЭС-1. На данный момент по ней проводится актуализация технического задания, а пока вопрос не перешел в стадию практической реализации, как с Верхне-Нарынским каскадом, где уже начались реорганизационные работы на земле, проводятся первые взрывы для того, чтобы начать строительство двух ГЭС.

В целом, в условиях разомкнутости энергетического кольца, существует большая заинтересованность в более глубокой интеграции и участии Казахстана в снабжении юга Киргизии. При этом очень позитивное сотрудничество у Казахстана и Киргизии в водноэнергетической сфере, то есть все вопросы с расходованием воды решаются на уровне переговоров и практически никаких конфликтов здесь не происходит. Согласовываются даты спуска воды, чтобы это не приводило к наводнениям в Казахстане, и позволяло Киргизии вырабатывать электроэнергию тогда, когда это нужно.

 

ИАЦ МГУ: А если обратимся к региональному аспекту. Казахстан это, наверно, единственная страна в регионе, которая не имеет конфликтов с соседями. Каковы перспективы вообще центрально-азиатской интеграции и может ли Казахстан выступить неким посредником в урегулировании конфликта Киргизии и Узбекистана?

Станислав Притчин: К сожалению, пока мы не видим возможности разрешения всех существующих конфликтов. Одна из немногих границ, которая фактически делимитирована и демаркирована - это киргизская и казахская граница, в которой споров уже нет, и в 2015 году должны начаться демаркационные работы.

Конечно, присутствует ряд политических сдерживающих факторов, которые не позволяют, в том числе и Казахстану, быть полноценным модерирующим игроком. У всех присутствуют какие-то вопросы, недоверие, политическую конкуренцию никто не отменял. В целом и Россия, в силу исторических возможностей, могла бы быть модератором в ряде конфликтов, но из-за вышеназванных причин, это также не удалось реализовать – ни по энергетическим вопросам, ни по вопросам границы. Потому что в первую очередь стороны исходят из своего понимания национальных интересов и из своих национальных стратегий. К сожалению, они не всегда координируют свои действия и на пересечении этих стратегий нередко возникают проблемы.

Пока у нас не так много позитивных примеров комплексного разрешения региональных вопросов всеми странами. В определенной степени, это угроза безопасности, если будут стоять какие-то более глобальные вызовы. На данный момент нет каких-то серьезных глобальных конфликтов, которые мы могли бы наблюдать. Есть точечные столкновения, к примеру, на киргизско-таджикской гропнице.

Существуют сложности в переговорах между Киргизией и Узбекистаном по поставкам газа на юг Киргизии, противоречия в водноэнергетической сфере. Но они пока все держится в рамках дипломатического дискурса.

 

ИАЦ МГУ: Во время последнего визита в Астану, Атамбаев сделал много комплиментов личности Назарбаева. В частности, назвал его наследником Золотой Орды. Сам посыл, который Атамбаев продемонстрировал в ходе визита. Киргизия считает себя младшим братом Казахстана? Или это просто такое лавирование?

Станислав Притчин: Я думаю, что это в определенной степени лавирование. В Киргизии, даже несмотря менее успешную экономическую модель, благодаря свободной прессе, активной политической жизни, практически исключены решения, исходящие с позиции того, что Киргизия – это младший брат Казахстана. Поэтому, мне кажется, что это, в первую очередь, дань уважения Назарбаеву, как успешному лидеру и попытка создать позитивный фон для сотрудничества. В реальности вопрос стабильности в таких сложных социальных, экономических, климатических условиях, которые сейчас существуют, ставят перед властями Киргизии определенные задачи. Эти задачи стояли бы перед любым правителем, а тем более перед правителем, который руководит парламентской республикой в преддверии парламентских выборов. Социально-экономическая стабильность крайне важна сейчас. И  я думаю, что позицию Атамбаева мы можем рассматривать даже не как государственную позицию на то, чтобы добиться максимальной поддержки от союзников в контексте вступления в Евразийский союз, а именно в контексте предстоящей тяжелой зимы.

 

ИАЦ МГУ: И последний вопрос. Может ли быть создан блок Казахстан-Киргизия во главе с Астаной, который будет отстаивать собственную позицию в рамках Евразийского союза в противовес российскому влиянию?

Станислав Притчин: Я бы не сказал, что такой вариант возможен. Потому что, скажем, помощь, которая идет со стороны России в Киргизию существенно больше  казахстанской. И в рамках ОДКБ то же самое – здесь база КАНТ, то есть реальное участие России в обеспечении безопасности Киргизии. Поэтому я не думаю, что Киргизия начнет играть на противоречиях России и Казахстана. Потому что и с тем и с другим партнером Киргизия заинтересована иметь конструктивные, не конфронтационные отношения, в максимально благоприятных условиях.

ИАЦ МГУ: Спасибо!



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
18 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.