Владимир Сунгоркин: «Разговор об информационной безопасности Казахстана – промысел коммерческий»

Один из наиболее влиятельных  медиаменеджеров России, главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин, что называется – нарасхват. Но даже в вырванные из цейтнота полчаса он успевает рассказать о многом. Рассказать в свойственной ему манере – не серо и не скучно…   

 

В духе Салтыкова-Щедрина: «История одного ЕАЭСа»

 

- Представляет ли информационный интерес для газеты, которая позиционирует себя «не серой и не скучной», тема евразийской интеграции? Сегодня нередко эксперты высказывают мнение о том, что  информационное сопровождение этого межгосударственного проекта провалено… На ваш взгляд, какие креативные решения возможны в этой сфере?

- Первое: я действительно считаю, что на эту минуту все информационное сопровождение провалено. Но: провалено – и провалено! У нас еще столько всего провалено, что это не самое большое горе.

Вот недавно, 16-17 декабря, в стране был очень серьезный кризисный момент,  когда через соцсети была распространена информация, вернее направленная дезинформация (сейчас этим занимается ФСБ), о том, что  ночью отключатся платежные карты, будет деноминация, будет «ужас, ужас, ужас!». В принципе, нас Господь уберег, потому что в эти два дня из банков выгребли гигантское количество денег. Их возили самолетами, грузовиками, лишь бы удержать. И в этот период ни одна собака высокопоставленная, не обратилась к народу с какой-либо информацией. Все банки закрылись, но никто ничего не сообщал. Денежные-то хранилища выдержали, но могла рухнуть сеть, которая обеспечивает операции, платежная система, могли не выдержать компьютеры, электронные коммуникации. И если бы они рухнули, возникла бы ситуация: деньги есть, но людям невозможно объяснить, что им их не дают, потому что не работают компьютеры.

На фоне этого, ну, подумаешь, чего-то мы не дорассказали про ЕАЭС…

Я думаю, информационная кампания провалена чисто технологически. Почему? Вот вам известна фамилия человека, отвечающего за информацию в этой организации? Мне – не известна! Надо с этого начинать, это первая причина: почему «пушки не стреляли» - не было снарядов. Но есть еще пятнадцать причин. Так и тут, информационные пушки не стреляют, потому что нет пушкаря, для начала. Вообще-то, я не исключаю, что он есть. Просто он настолько законспирирован, что никому не говорит, такое тоже бывает…

Второе: есть ли сама тема? Тема есть. Но когда говорят: «Киргизия присоединилась, Армения вошла, Казахстан – здесь, Россия – тут…», - возникает большое количество вопросов, самых примитивных: как это повлияет на возможности рядового человека – по товарной массе, по услугам, по поездке к родственникам или знакомым на Иссык-Куль? Это там что теперь будет?

Дальше – поведение субъектов экономики. Допустим, разговор с «Трансаэро»: «Вы в связи с этим будете ли увеличивать количество рейсов на Бишкек? Возникли ли дополнительные варианты в Астану? Возможность удешевить билеты»? Аналогично –  с РЖД и так далее. То есть если бы была нормальная информационная политика, если бы был человек, он бы задался вопросом: а по каким «точкам» мы можем рассказывать про это объединение?

И точки такие есть, чтобы зритель, гуляя по каналам, сказал: «Опа, че там? Ну-ка давай, мать, послушаем»!

Людей ведь цепляет не то, что «ЕАЭС создан… Комитет провел двадцать пятое заседание…»! Ну, провел и провел… У нас своя жизнь – у вас своя! Но через самолеты, через магазины, через товары, через какие-то национальные интересные штучки, - другой разговор!

Знаете, есть какие-то ключевые слова, «крючочки», на которые человек «бровь поднимает»: «озеро Севан», «озеро Иссык-Куль – песок золотистый, горячий!», «дешево», «гастарбайтер» – на это, как в поисковике в Интернете, откликается психология людей. Вот такие слова, которые интересуют обывателя, мы вытаскиваем на обложку, а к ним уже пришпандориваем слово «ЕАЭС», и – пошла телега! Пошло цитирование, пошли вопросы-ответы, какие-то встречи, заявления.

Но ведь ничего этого сегодня нет! Можно? Можно! Но нет…

Что бывает на самом деле в таких бюрократических конторах? Я наблюдаю, как строится сейчас государственная, вернее межгосударственная система, и могу вам рассказать. В информационном поле применяется, как правило, два метода.

Первый я для себя назвал бы условно «Дурочка с переулочка». Это когда появляется какая-то молоденькая девочка, ну, неплохая, в целом, которая ничего и ни в чем не понимает. Но у ней – надменный вид, она чья-то полюбовница или дочка, и ей говорят: «Ты – молодость мира, наше будущее! Ты будешь начальником СМИ»! И она на это ведется. Ей дают 150 штатных ставок, и они начинают «креативить», что-то создавать, тратить бюджет и потом их всех выгоняют… Но выгоняют через полгода, когда все уже украдено.

И они размещают свое «размещалово», условно говоря, в газете «Ведомости» или создают «Вестник ЕАЭС», тиражом не важно каким. Причем этот «Вестник» обычно то-о-лстый такой, на мелованной бумаге и стоит два миллиона. Не читает его никто, он валяется где-то по кабинетам. На первой странице там – портрет Христенко, на второй – президент Киргизии, на третьей – президент Армении, на четвертой снова Христенко, в конце – снова Христенко и жена его Христенко, она же Голикова, - ну, вот эдак, на десерт! Все довольны! Деньги растрачены…

Второй вариант. Его я называю «Заслуженный барбос» – это такой важный, толстый, чиновник, который прошел все политические испытания и который знает: надо помалкивать! Задача его в том, чтобы про ЕАЭС никто ничего не узнал…Он, когда ему звонишь, говорит, мол, это вопрос серьезный, мы будем согласовывать…

Дальше его проверенные службы из отставных полковников всех видов войн начинают писать пресс-релизы. Пресс-релизы будут рассылать в космос куда-то, где их, не читая, будут сбрасывать в корзину. Вот, собственно, такие перспективы.

В третьей части, если уже совсем будет туго, меня пригласят в администрацию и скажут: «Володя, помоги, пожалуйста»! И мы там у них немного денег отщипнем и попробуем из этой мертвечины что-то сделать. Но будет уже 2016 год…

Вот такая, примерно, в духе Салтыкова-Щедрина история: «История одного ЕАЭСа»…

 

Коммерческий промысел «спасения»

 

- В Казахстане после украинских событий некоторые медийщики и политики обеспокоились информационной безопасностью. Действительно ли нам стоит опасаться российских СМИ?

- Если я скажу банальную вещь - нет, не стоит опасаться, -  вам это не понравится. В принципе, все игры на информационной безопасности – это, в моем понимании, игры, связанные с перераспределением материальных потоков. Это очень приятное занятие – зайти озабоченно, сказать, что у нас нет информационной безопасности и обнаружить, что есть очень много желающих поддержать тебя в этом, но таким абсолютно прикладным способом: дай-ка и я оторву кусок рекламного рынка, кусок аудитории, у той же России, например. Мы сейчас их отрежем, и мой канал, «Хабар», к примеру, сможет поднять свою долю на 3%. Плюс рекламные деньги, плюс то да се…

Приятное занятие? Более чем! Более чем!

Дальше: а нам чтобы конкурировать с российскими каналами, нужны деньги. У нас бюджет 500 миллионов, а у «этих» – три миллиарда! Причем, не важно, что у «этих», возможно, нет трех миллиардов. Никто не вникает, все засекречено! И  понеслось: «Да, да, товарищи»! Президент озабочен, премьер – озабочен, фигак, и уже строка появилась – «спасение информационной невинности Казахстана», деньги пошли…

Дальше: а вот радио-то у нас слабенькое, газеты-то у нас слабенькие, а вот русские они – ой-ой-ой! Скоро власть начнут отбирать! Надо бы еще больше укрепиться!

Это очень увлекательное занятие для «прохильдяев». Глядишь – они  уже переоделись, и костюмы у них «побохаче», аппарат, секретарши. Мы все это в России уже прошли.

Это и есть борьба за информационную безопасность. Но при нынешних каналах никакой информационной безопасности вы реально не обеспечите. В час «X», в день, когда возникает конфликт, вся эта информационная безопасность рассыпается.

Вся болтовня об информационной безопасности – это промысел коммерческий.

 

Соцсети – страшная сила!

- А как вы относитесь к соцсетям?

- К соцсетям я отношусь с большим интересом. Соцсети - это реально главное СМИ на сегодня. У нас очень много народу работает на соцсетях. Мы бросаем в соцсети информацию, соцсети приходят к нам через ссылку на сайт, часть идет на печатку, часть – на радио. Соцсети – страшная сила! Но многие мои коллеги недооценивают эту тайну. Далеко ходить за примерами не надо: Павел Гусев,  главный редактор «Московского комсомольца». Вы его пригласите, и он вам скажет: «Интернет – это не СМИ»! Он говорит так уже двадцать лет. Все смеются: «Все хорошо, Павел Николаевич, не сбивайся!», – именины сердца!

Он говорит: «Интернет – это меню, как в ресторане». В общем, у него это какая-то очень стройная теория. Я ее уже окончательно не понимаю, но мне нравится ход его мыслей!

 Не жалейте заварки!

 

- Какими качествами, по вашему мнению, должен обладать журналист?

- Очень важное качество и, как ни странно, оно очень неразвито: человек должен удерживать внимание своей аудитории, заинтересовывать ее. Это такая банальная вещь, которая в 70% случаев журналистам неведома. Они работают на кого угодно: пишет заметку – пытается понравиться редактору или вообще об этом не думает. Но человек, который думает о том, чтобы в этой заметке было что-то интересное, цепляющее, неведомое для его читателя, он становится журналистом, как только это осознает. У некоторых это получается сразу, у некоторых – потом. Но огромное количество журналистов никак не могут это осознать. Они становятся заслуженными работниками культуры, деканами и преподавателями, а вот этой «страшной» тайны не знают. На самом деле, это очень смешная тайна: сыпьте больше заварки…



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
5 + 11 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.