Владимир Козин: Европе нужна новая "Ялта"

   
Ялтинская конференция 1945 года и нынешнее состояние военно-политической обстановки в Европе. Выступление Владимира Козина, руководителя Группы советников директора Российского института стратегических исследований при Администрации Президента России, члена-корреспондента Российской Академии естественных наук, профессора Российской Академии военных наук на международной научной конференции "70 лет Ялтинской конференции" 26 февраля 2015 года:
 
"Мечты многих государственных деятелей, что после проведения Ялтинской конференции 70 лет тому назад "большая тройка" создаст прочные основы сотрудничества в послевоенные годы, оказались нереализованными. Стремление союзников перенести военный опыт взаимодействия на послевоенный период довольно быстро оказалось забытым. Уже в год проведения Ялтинской конференции – в конце 1945 года – в Соединенных Штатах был разработан план атомной бомбардировки 17 крупнейших городов Советского Союза (план "Тоталити"), а в 1949 году – уже план уничтожения 100 советских городов (план "Дропшот"). Фултонская речь Уинстона Черчилля в марте 1946 года, создание НАТО в апреле 1949 года и подписание президентом Гарри Трумэном директивы №68 в сентябре 1950 года о развертывании ядерного оружия США Европе окончательно похоронили планы послевоенного взаимодействия "большой тройки".
 
С февраля прошлого года был забыт и более поздний лозунг, провозглашенный в Лиссабоне в 2010 году на заседании Совета Россия-НАТО. Он призывал создавать между сторонами "подлинное стратегическое и модернизированное партнерство, основанное на принципах взаимного доверия …, с целью внести свой вклад в создание единого пространства мира, безопасности и стабильности в Евроатлантическом регионе". Сегодня между бывшими союзниками уже нет ни "стратегического партнерства", ни даже просто "партнерства".
 
Украинский кризис, вызванный неспровоцированной масштабной агрессией Киева против своих собственных граждан, заслонил тему укрепления европейской безопасности. Многие государства вообще забыли о ней, причем, задолго до государственного переворота в Киеве год назад.
 
Вместо создания "пространства мира и безопасности" укрепляется пространство войны и опасностей. В спешном порядке повысилась степень военной активности НАТО по периметру границ Российской Федерации. По признанию генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга, по сравнению с прошлым годом эта активность уже преодолела пятикратный рубеж.
 
Здание безопасности в Европе всегда состояло из многих несущих конструкций. Но в его сегодняшней структуре имеются четыре слабых элемента, которые постоянно расшатывают наш общеевропейский дом.
 
Это неуклонное внедрение на континенте системы ПРО США, сохранение ими тактического ядерного оружия и огромного превосходства НАТО по обычным вооруженным силам. Это также попытки неконституционной замены существующих режимов с помощью специальных служб.
 
Каждый из этих дестабилизирующих элементов несет в себе драматическую угрозу безопасности на всем европейском пространстве. Собранные вместе, они в еще большей степени торпедируют мир в Европе, блокируют контакты, тормозят торговлю и бизнес.
 
Ситуация такова, что она может легко выйти из-под контроля.
 
Первый дестабилизирующий элемент.
 
В Европе и вокруг нее продолжается иррациональное и необоснованное развертывание противоракетной системы США и НАТО. Реальная противоракетная угроза России и ее союзникам с их стороны уже существует четыре года после начала патрулирования морских европейских акваторий с марта 2011 года американскими кораблями с боевой информационно-управляющей системой (БИУС) ПРО "Иджис".
 
Имеются два вида перспективных угроз, связанных с таким противоракетным "щитом", на которые редко обращают внимание или вообще не обращают внимания.
 
Угроза А: в этом году в Румынии, а через три года в Польше будут введены в действие два операционных противоракетных комплекса под размещение 48 ракет-перехватчиков. Их универсальные пусковые установки "Мk-41" будут способны загружать не только оборонительные ракеты-перехватчики, способные уничтожать межконтинентальные баллистические ракеты, но и наступательные виды вооружений, а именно: крылатые ракеты, а в перспективе и гиперзвуковое высокоточное оружие большой дальности. Все это будет направлено против России.
 
Угроза Б: через 5-6 лет произойдет радикальное обострение противоракетной проблемы между Москвой и Вашингтоном, когда общее количество американских ракет-перехватчиков превысит количество российских стратегических ядерных носителей по условиям договора СНВ-3.[i] У США повысится соблазн нанести первый ядерный и/или обычный высокоточный удар, а затем прикрыться от ответного удара частоколом противоракет, размещаемых на "передовых рубежах". Результат: на стратегической стабильности в мире можно будет поставить большой жирный крест. Если положение дел не изменится в лучшую сторону, то такая стабильность никогда больше не возродится.
 
Второй дестабилизирующий элемент.
 
Отказываясь вывозить из Европы тактическое ядерное оружие, внедренное на континент 65 лет тому назад, Вашингтон нарастил его объемы и модернизировал базы его хранения в Европе. Кроме США ни одно государство в мире не размещает тактические ядерные средства на чужих территориях. Это является прямым нарушением Договора о нераспространении ядерного оружия – как со стороны США, так и со стороны пяти государств НАТО, которые дали согласие на его размещение на своей территории. Это Бельгия, Германия, Италия, Нидерланды и Турция.
 
Следует напомнить, что из пяти видов американских тактических ядерных авиабомб типа В-61 два существующих варианта В-61-7 и В-61-11, а также перспективный вариант В-61-12 одновременно относятся и к стратегическим наступательным вооружениям, так как могут быть доставлены стратегическими бомбардировщиками. Появление новой авиабомбы В-61-12 в Европе, способной уничтожать высокозащищенные командно-штабные центры, привнесет сюда дополнительную военно-политическую нестабильность и недоверие. И эти средства направлены против России.
 
Третий дестабилизирующий элемент.
 
Не преодолен глубокий застой в сфере ограничения избыточных обычных вооружений. Разве Европа нуждается в 24 тысячах боевых самолетах и 800 кораблях океанской зоны действия НАТО? Вполне очевидно: нужен принципиально новый Договор об обычных вооруженных силах (ДОВСЕ) взамен прежнего, утратившего силу, который так и не был ратифицирован странами-участницами, входящими в НАТО.
 
Новый ДОВСЕ должен быть освобожден от ущербных "фланговых ограничений" прежнего договора, быть сбалансированным по параметрам и предусматривать равную степень безопасности для государств, которые будут в нем участвовать. Он должен остановить средства "передового базирования" альянса, которые неуклонно движутся в восточном направлении: к 150 военным базам Соединенных Штатов и их союзников, расположенным в непосредственной близости от российских рубежей, добавились еще 8 военных баз, а также шесть командно-управленческих центров НАТО.
 
Несколько замечаний в адрес ВВС. Штаб-квартира блока обвинила Россию в том, что она увеличила активность своей авиации в европейской части в три раза. Но аналогичный показатель ВВС 15 стран-членов НАТО, участвующих в операции "Балтийское воздушное патрулирование" в небе трех государствах Балтии, возрос более чем 1200 раз при расчетах в самолето-днях, если учесть, что эта операция проводится круглосуточно и круглогодично уже 11 лет. Россия также не может не учитывать, что четыре типа самолетов, используемых в ходе этой операции, имеют двойное назначение, то есть являются носителями обычного и ядерного оружия.[ii] В середине февраля этого года Пентагон направил на авиабазу в Шпангдалеме (Рейнланд-Пфальц) 12 боевых самолетов-штурмовиков А-10, которые будут действовать в Восточной Европе и будут готовы "вступить в бой, если потребуется", как об этом заявил американский генерал-лейтенант Дэррил Робертсон. Интересно: в бой с кем?
 
Российская Федерация не может не обращать внимания на возросшее количество военных учений и маневров ведущих стран Североатлантического союза у своей территории. Только в 2014 году вблизи ее было проведено 13 крупномасштабных учений НАТО. В них в общей сложности было задействовано более 33 тысяч военнослужащих из 28 стран членов альянса, а также его партнеров. И эти учения имеют антироссийскую направленность.
 
Утвержденный на последнем саммите НАТО в Ньюпорте "План действий по повышению боеготовности" альянса ориентирован на развитие его военной инфраструктуры на восточном фланге, в первую очередь в Польше, Румынии и странах Балтии. Создание на их территории запасов вооружений, военной техники, боеприпасов и органов военного управления будет сопровождаться дальнейшим наращиванием интенсивности натовских учений и численности войск, находящихся у российских границ. Обновленная в феврале этого года "Стратегия национальной безопасности США" указывает, что американские вооруженные силы "будут готовы применить военную силу в любой точке земного шара". Стало быть, и в Европе.[iii]
 
Описанное трехзвенное развитие вооруженных сил Североатлантического союза усиливается тем обстоятельством, что в соответствии с решениями его чикагского саммита (май 2012 года), противоракетная инфраструктура США и НАТО в стратегическом и оперативном планах стала "сцепленной" с их ядерными и обычными средствами. Была впервые документально создана "чикагская триада". До этого с 1989 по 2012 год существовала "диада" из ядерных и обычных вооружений.
 
Продолжается политика вовлечения в НАТО новых государств. Наглядным примером является Грузия, на территории которой предполагается проводить различные военные учения альянса, создать его новые учебные центры и тыловые структуры. По тому же пути идут Швеция и Финляндия, подписавшие в рамках ньюпортского саммита блока в 2014 году меморандумы о взаимопонимании с ним, которые создают правовую основу для размещения в этих странах войск этого военного союза. Войдя в объединенную бригаду из вооруженных сил Литвы и Польши, Украина по существу приблизилась к вступлению в НАТО.
 
Обострение проблемы европейской безопасности параллельно происходит на фоне полного застоя в решении широкого спектра проблем контроля над вооружениями.
 
Только между Россией и США имеются 15 нерешенных вопросов в этой сфере. В частности, нет никаких переговоров ни в ракетно-ядерной сфере, ни по запрещению противоспутниковых и противоракетных систем, ни по сокращению избыточных обычных вооружений.
 
Следует напомнить, что в период первой послевоенной "холодной войны" было заключено в общей сложности пять соглашений об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений, соглашение о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, две конвенции о запрещении двух классических видов оружия массового поражения, соглашения о мерах доверия в военной деятельности на суше и на море, многосторонний договор об ограничении обычных вооружений в Европе.
 
В последнее время произошло увеличение общего количества внешних угроз и опасностей в отношении России. В актуализированной Военной доктрине, одобренной 26 декабря прошлого года, их стало 17, в то время как в Военной доктрине 2010 года было 13.
 
Все эти явления происходят при сохранении у США стратегии нанесения первого инициативного ядерного удара, а также на фоне новой фазы "холодной войны", которая на рубеже 2014-2015 годов приобрела принципиально новое измерение, вступив в "более холодную войну", чем прежняя ("the Colder War"). Она не основана на идеологических противоречиях. В ее основе лежат геополитические амбиции и неуемное "лидерство" Вашингтона, его вера в свою неизменную "исключительность".
 
Печально, что подобная фаза началась в Европе, уже не раз пережившей драматические периоды противостояния и тяжелые войны. Такая фаза может оказаться долговременной и более опасной, чем послевоенная "холодная война". Эта новая фаза порождает новые опасности и новые вызовы. Эта фаза отложит на долгие годы реализацию идеи о создании безъядерного мира. Она может вызвать гонку ядерных и противоракетных вооружений. Она негативно скажется на сбалансированном контроле над вооружениями и общемировыми военными расходами. Эта фаза может привести к дальнейшей милитаризации США и Североатлантического союза.
 
Как недавно отметил ветеран американской дипломатии Генри Киссинджер, "новая холодная война" существует и представляет собой опасность, игнорирование которой может превратиться в "трагедию". Эта трагедия заключается в том, что новая фаза "холодной войны может постепенно трансформироваться в "горячую войну". Наглядный пример "горячей войны" – недавний геноцид нынешних руководителей Украины против своих граждан в Донбассе.
 
Это четвертый дестабилизирующий элемент в Европе.
 
Такого безжалостного примера уничтожения гражданских лиц с помощью тяжелых вооружений, запрещенных кассетных и фосфорных боеприпасов в мирное время Европа еще не знала.
 
Печален итог этой внутренней агрессии: почти 6 тыс. убитых и около 13 тыс. раненых мирных граждан, свыше миллиона беженцев из Украины в различные страны, но в основном в Россию (900 тыс. человек по состоянию на 20 февраля этого года), 65% разрушенного жилого фонда. Кто ответит за все это? За грубое нарушение самого первостепенного права человека – права на жизнь.
 
Странно, но до сих пор не было ни одного официального осуждения этих военных преступлений со стороны стран Запада. Разве этот нормально? Это противоречит логике. Это – прямой укор не только Киеву, но и Вашингтону, Лондону, Берлину, Парижу, Варшаве, Бухаресту и Вильнюсу.
 
Без прямой материальной и моральной поддержки ведущих стран НАТО, Восточной и Южной Европы не было бы кровавого "майдана" в Киеве, массовых побоищ в Одессе и Мариуполе. Не было бы и карательных операций ВСУ и "черных батальонов" в Донбассе.
 
ДНР и ЛНР уже досрочно начали отводить свои тяжелые вооружения из зоны соприкосновения с ВСУ. Но Киев до сих пор отказывается пойти на симметричные шаги. И вновь – нет никакой критической реакции в столицах стран НАТО. Наоборот – идут обещания. Или угрозы в адрес России, что против нее будут введены новые санкции за то, что Киев не хочет отводить свою тяжелую технику из зоны прежних боев. Даже после достижения февральских договоренностей в Минске Соединенные Штаты так и не отказались от планов поставить наступательные виды вооружений киевскому режиму. Белый дом заявляет, что поставки смертоносных вооружений Киеву находятся в стадии активного рассмотрения. Неужели не ясно, к чему это приведет?
 
К сожалению, недавно состоявшаяся международная Мюнхенская конференции по вопросам безопасности (6-8 февраля с.г.) не выработала никаких реальных рекомендаций по обеспечению безопасности в Европе.[iv] Да она и не ставила такой цели. Хотя рекомендации в этом направлении – насущная потребность. Почему союзники в 1941-1945 годах стали даже не "партнерами" в 2015? Почему 70 лет назад в Ливадийском дворце перед "большой тройкой" стояли реальные внешние враги: Германия и Япония? И почему сейчас в качестве "врага" назначена Россия? Именно назначена. Причем, без всяких на то оснований.
 
Странно, что многие государства фактически предали Россию. Из двух государств: Украина или Россия выбрали Украину. Выбрали государство-диктатора, государство, не выполняющее своих обещаний, государство, которое нарушает права человека и зажимает свободу слова, государство, которое позволяет себе красть чужие энергоносители, не заплатив за них.
 
Почему была избрана Украина, нарушающая Устав ООН, Хельсинкский Заключительный акт и Будапештский меморандум 1994 года, в том числе его положения об уважении территориальной целостности (а она нарушается Киевом в Донбассе) и запрещающие экономическое принуждение (жители Донбасса не получают пенсий, зарплат, им перекрывают поставки воды и газа, сознательно уничтожали системы энергоснабжения и т.д.).
 
Украина была выбрана Западом в качестве "нового союзника" не по ошибке, а сознательно, когда ее избрали таковым, закрыв глаза на то, что она является в полной мере несостоятельным во всех отношениях государством, проводящим ультранационалистическую политику, политику военных преступлений. Но столь неадекватный выбор – это путь, ведущий глухой тупик и в конфронтацию.
 
Фактически именно Украина является государством-агрессором – агрессором против своего собственного народа. В Киеве и во многих западных столицах не понимают двух основополагающих вещей: 1) безжалостно убивая своих собственных граждан, Украина убивает свое собственное геополитическое и экономическое будущее: в огне необъявленной войны гибнет самая активная и трудоспособная часть населения страны; 2) огнем и мечом украинские лидеры не решат в свою пользу проблему Донбасса, не желающего жить в составе столь антигуманного государства, каковым себя проявляет Украина.
 
Какие преследуются цели?
 
Ни президент Барак Обама, ни его министры так и не ответили на простой вопрос: для чего они совершили антиконституционный переворот в Киеве в феврале прошлого года, ради каких целей они стали поставлять смертоносные вооружения украинским вооруженным силам. И не ответят. А тем временем ВСУ уже поставляются не только автоматические винтовки и оптические прицелы, но и противотанковые и переносные зенитные комплексы, минометы и боеприпасы к ним.
 
Но и без разъяснений Вашингтона ответ предельно ясен – для чего он и его союзники военно-политическим путем вмешались в дела Украины.
 
Каковы же цели вмешательства США в дела Украины?
 
Они вмешались, преследуя свои долговременные стратегические цели широкого спектра.
 
Применительно к России: это геополитические цели – ослабить ее военно-политический и финансово-экономический потенциал и впоследствии дезинтегрировать ее, а также создать как можно большее количество прозападных, антироссийских государств по периметру российских границ. Применительно к России – это также желание США и НАТО внедрить даже не "замороженный конфликт" на Украине поближе к российским рубежам, а поддерживать постоянно разгорающийся конфликт для оправдания своей военной активности у нашего порога и в качестве средства сталкивания славянской цивилизации во взаимно уничтожающем противоборстве.
 
Как отмечал в прошлом году американский политолог Стивен Коэн: "The current crisis is the most worse and potentially the most dangerous confrontation between the USA and Russia since the end of the Carribean crisis. This is a new "Cold War", and its epicenter is currently not in Berlin, but rather near the Russian borders".
 
Применительно к России – это одновременно стратегическая цель персональной направленности: подорвать престиж президента Владимира Путина (задача минимум) и добиться его свержения (задача максимум), заменив на более либерального лидера, безропотно воспринимающего решения Запада. В более широком контексте – давно ставится задача создать в научно-интеллектуальных и производственных сферах России элиту, устойчиво ориентированную на Запад.
 
Применительно к НАТО – это постановка перспективной цели: укрепить трансатлантические связи, повысить военные расходы альянса и его силовой потенциал в глобальном масштабе в виде Объединенных оперативных сил повышенной степени развертывания (на саммите в Уэльсе речь шла о создании компонента быстрого развертывания сил НАТО первоочередного применения).
 
Применительно к Европе ставится параллельно иная стратегическая задача: ослабить конкурентоспособность европейской торговли и экономики относительно американской, но без их глубокого подрыва. В частности, применительно к России и Германии – это не допустить "опасный" для США союз немецких технологий и капитала с громадными российскими природными и человеческими ресурсами.
 
К сожалению, Мюнхенская международная конференции по вопросам безопасности (6-8 февраля с.г.) не выработала никаких реальных рекомендаций по обеспечению безопасности в Европе.
 
Накануне ее проведения ее председатель, бывший высокопоставленный немецкий дипломат Вольфганг Ишингер, распространил специальный "Мюнхенский доклад по безопасности-2015", который также не содержал рекомендаций по укреплению европейской безопасности. На 70 страницах документа проигнорированы такие важнейшие для глобальной и европейской безопасности темы, как продолжающееся развертывание системы ПРО США в Европе; сохраняющееся на европейском континенте американское тактическое ядерное оружие, которое подвергается глубокой модернизации; наличие у США стратегий "наступательного ядерного сдерживания" и "расширенного ядерного сдерживания", которые предусматривают нанесение первого ядерного удара по большой группе государств; забыта важность выработки принципиально нового Договора об обычных вооруженных силах в Европе.
 
Резюме.
 
Ситуация с безопасностью в Европе настолько драматична, что она больше не может оставаться без внимания. Она в полной мере затрагивает и блоковые страны, и нейтральные государства. В Европе неуклонно накапливается значительный объем военного и конфликтного потенциала.
 
Чтобы не допустить трагического развития событий необходимо провести российско-американский или общеевропейский саммит с целью рассмотрения на нем исключительно вопросов укрепления европейской и глобальной безопасности, выработки путей решения особо актуальных вопросов контроля над вооружениями. К сожалению, с нынешней администрацией США такие саммиты провести вряд ли удастся. Сможет ли Москва и Вашингтон организовать подобную встречу с новым американским военно-политическим руководством – покажет будущее.
 
В интересах укрепления европейской безопасности ядерное оружие и противоракетные средства США должны навсегда покинуть Европу.
 
Нужна новая "Ялта", может быть и с большим количеством участников, чем саммит "тройки" в Ливадийском дворце в феврале 1945 года.
 
Украина должна остаться внеблоковым и неядерным государством на все времена.
 
Следует более решительно напомнить странам НАТО об их обещании не расширяться на Восток, пусть даже и об устном обещании.
 
Канцлер Германии Ангела Меркель недавно заявила о необходимости укрепления безопасности в Европе с обязательным участием России.
 
Логичное суждение.
 
Россия готова к этому. Ей даже легче искать пути к этой цели: не Москва инициатор новой "холодной войны". Если называть вещи своими именами, то ее инициаторы – США и их ближайшие союзники по НАТО.
 
Будут ли созваны саммиты по европейской безопасности и контролю над вооружениями или нет, Россия не может позволить появления ни новой фазы "холодной войны", ни какой-то "горячей войны" – ни для себя, ни для всего остального мира. [v]"
 
Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова.
 
 
[i] См. подробно: Козин В. Эволюция противоракетной обороны США и позиция России. Москва: РИСИ. 2013 (глава 1 "От национальной к глобальной ПРО США" и глава 2 "Процесс создания эшелонированной ПРО").
[ii] См. подробно: Козин В. Тактическое ядерное оружие США: сокращение или модернизация? Москва: РИСИ. 2015 (параграф 3 главы 1 "Перспективные программы модернизации ТЯО США до 2075 года").
[iii] Козин В. Стратегия силы (о новой "Стратегии национальной безопасности США"// Красная звезда. 2015. 16 февраля.
[iv] Критический анализ "доклада Ишингера" в преддверии Мюнхенской конференции опубликован в: Козин В. Доклад с пробелами // Красная звезда. 2015. 5 февраля.
[v] Выступление сопровождается слайдами в РРТ.
 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
11 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.