Евразийский экономический союз: перспективы валютной интеграции

На днях Владимир Путин дал поручение Правительству и Центральному Банку РФ проработать возможность реализации сценария валютной интеграции в рамках Евразийского экономического союза, в который на сегодняшний день помимо России входят Белоруссия, Казахстан и Армения. По своей сути Евразийский экономический союз представляет собой единый рынок, страны-члены будут проводить единую макроэкономическую, антимонопольную, финансовую политику и двигаться в направлении устранения ограничений на перемещение факторов производства внутри интеграционного объединения.

С одной стороны, определение расширения интеграционных процессов в регионе и потенциальная трансформация общего рынка в валютный союз в качестве одного из приоритетов внешнеэкономической политики России можно назвать своевременным.

Как российские, так и зарубежные эксперты часто обвиняют правительство РФ в отсутствии четкой стратегии развития экономики, и подобная неопределённость относительно выбранного курса в сочетании с внешними шоками и геополитической напряженностью подрывает доверие инвесторов, провоцирует падение внутреннего спроса и, как следствие, ведет к снижению темпов экономического роста. В подобных случаях четкая формулировка стратегических задач, выработка внутренней стратегии экономического развития, а также расстановка приоритетов во внешнеэкономических отношениях и диверсификация партнеров могут переломить недоверие инвесторов и стать залогом успешной реализации стратегии  диверсификации источников экономического роста, поскольку сегодня очевидно, что сырьевая модель, основанная на внутреннем спросе и высоких экспортных доходах, явившихся следствием высоких цен на нефть, себя исчерпала.

В условиях геополитической напряженности и охлаждения отношений с государствами Запада, которые традиционно выступали основными торговыми и инвестиционными партнерами России, очевидна необходимость расширения партнерства с азиатскими государствами, чему был посвящен прошедший в феврале Красноярский экономический форум, и укрепления позиций России на постсоветском пространстве.

В среде традиционных партнеров России среди стран СНГ в последние годы постепенно усиливаются центростремительные тенденции, государства все острее осознают необходимость совместного решения экономических задач и расширения интеграционных процессов для снижения транзакционных издержек и повышения эффективности хозяйственной деятельности. Настоящими достижениями можно считать и формирование Евразийского экономического союза, и создание Таможенного союза. В большинстве регионов мира сегодня меняется последовательность развития интеграционных процессов: в следствие серьезных различий внешнеэкономических стратегий и невозможности выработки единой внешнеторговой политики страны постепенно начинают переходить к формированию единого рынка, минуя стадию Таможенного союза.

С другой стороны, даже не очень глубокий, поверхностный анализ уровня развития национальных экономических систем стран участниц, разнородности их экономического развития и степени регулирования и вмешательства государств в экономику, позволяет сделать вывод, что на сегодняшний день говорить о формировании в регионе полноценного валютного союза преждевременно.

Во-первых, четыре государства-члена Евразийского экономического союза придерживаются разных режимов валютных курсов. В Белоруссии, Казахстане и Армении приняты переходные режимы с различной привязкой: в Казахстане – к доллару США, в Армении – целевому показателю инфляции (данные МВФ, Annual Report on Exchange Arrangements and Exchange Restrictions 2014. Washington D.C. International Monetary Fund. 2014. Рр. 6-7). В свою очередь в России в недавнем прошлом произошел переход к плавающему валютному курсу. Режимы валютной привязки значительно ограничивают независимость монетарных институтов в проведении денежно кредитной политики в случае, если государства стремятся воздержаться от введения ограничений на операции с капиталом. В свою очередь, переход к рыночному курсообразованию может повлечь за собой резкую корректировку валютного курса в результате достижения ею реальной стоимости, как это произошло в России, и расшатать экономическую систему страны. К подобным пертурбациям страны Евразийского экономического союза не сегодняшний день не готовы.

Во-вторых, четыре государства-члена значительно отличаются друг от друга по показателям стабильности курсов национальных валют (особенно учитывая недавние события в России и политику, проводимую российским Центральным Банком).  Это объясняется различиями как в проводимой макроэкономической политике и моделях экономического роста, так и режимах валютных курсов.

В-третьих, нынешнее состояние государственных финансов и уровень цен не позволяют серьезно рассматривать вопрос о возможном создании в среднесрочной и тем более краткосрочной перспективе валютного союза в рамках ЕАЭС. В первую очередь это касается России. В 2013 г. общий дефицит государственного бюджета страны находился на уровне 0,5%, при этом сохранялся значительный разрыв с ненефтяным дефицитом, достигшим 10% ВВП.

Перехода идеи формирования валютного союза и введения единой валюты в практическую плоскость можно ожидать только после завершения процесса экономической интеграции и формирования полноценного общего рынка, а переходный период, в течение которого страны-члены будут адаптировать внутреннюю экономическую политику к единым нормам, может затянуться на десятилетний период.

Тем не менее, проработка такой возможности в будущем и движение в направлении валютной интеграции может во-первых, значительно ускорить процесс формирования общего рынка, а во-вторых, послужить толчком к разработке стратегии интернационализации российского рубля.

Реализация идеи возможна посредством развития системы двусторонних своп-соглашений между Центральным Банком РФ и соответствующими институтами стран-членов ЕАЭС. В основу может быть положен опыт Китая, который запустил в 2008 году национальный проект по интернационализации юаня.  Идея заключения подобных соглашений предполагает либо взаимный обмен валютами двух стран-партнеров (двусторонний обмен), либо предоставление национальной валюты страны государству-партнеру в обмен на одну из резервных валют (односторонний обмен). Развитие системы своп-соглашений может, с одной стороны, способствовать росту трансграничных торговых потоков, а с другой – создаст базу для дальнейшего развития региональных интеграционных процессов и снижения зависимости от мировых резервных валют.

 

Екатерина Яковлевна Арапова

Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России

Начальник отдела

Кандидат экономических наук

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
4 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.