Даже немцы сыты по горло. Что же говорить о греках?

Психологический аспект долгового кризиса Эллады

Тема – каким именно способом родоначальница европейской демократии будет выпутываться из долгового кокона? – это больше, чем злоба дня, заголовки передовиц и флэш-анонсы бегущей строкой на телеэкране. Сейчас пишется черновой вариант и закладывается пробная модель будущих баталий под крышей общеевропейского дома. Баталий неизбежных, когда в очередной раз социально-экономический кризис выдвинет на передний план ключевой вопрос: насколько оправдана передача суверенитета на надгосударственный уровень в альянсе или сообществе неравных наций?

Стоит отвлечься от суровых цифр и упрямых фактов, касающихся общего объема задолженности, уровня долговой нагрузки по отношению к ВВП, учетных ставок, условий рефинансирования и т.д. Не менее важны как идейное портфолио команды премьера Алексиса Ципраса, в частности, министра финансов его правительства Яниса Варуфакиса, так и общий информационно-психологический фон, на котором происходит выяснение отношений Греции с руководящими и направляющими структурами Евросоюза.

Из нескончаемого новостного и комментарийного потока, пенящегося вокруг диссиденствующей Греции, взгляд выхватил публикацию в лондонской «Индепендент» некоего Шона О'Грейди, взявшего на себя смелость сформулировать (привожу заголовок его статьи) «9 причин, по которым эксперимент Греции с радикальными леваками обречен на неудачу». Рассуждения заслуживают внимания, потому что раскрывают стереотипное мышление и скрытые предрассудки тех, кто, если не формирует политику в отношении накренившейся над пропастью дефолта Элладой, то, по крайней мере, влияет на направление мыслей политической элиты и управленческой бюрократии, чья позиция иногда предопределяет, как мы знаем и по другим странам, смысл принимаемых на государственном уровне решений.

Первым делом Шон О'Грейди объясняет, почему избиратели отдали свои симпатии СИРИЗЕ, то есть левоцентристской по своему идеологическому багажу партии. Причина проста: «разочарованный, уставший и разгневанный электорат». Понятно, что только не вполне адекватный избиратель, судя по логике автора, может поверить в таких леваков, как главный финансист Варуфакис. Он называет себя «либертарианским марксистом». Ему же доброжелатели лепят пикантный ярлык: «Джон Кейнс с добавкой Маркса».

Затем Шон О'Грейди берется выстроить свою вертикаль аргументов, призванных убедить, что СИРИЗА – всего лишь краткосрочная аберрация здравого смысла, и если ее команда не прогнётся под давлением жёстких реалий сегодняшнего Евросоюза, метла истории сметет их всех на свалку.

Итак, во-первых, автор утверждает, что «полученный на выборах мандат на правление ничего не значит». Чтобы его не заподозрили в предательстве принципов демократии, автор тут же оговаривается: «По крайне мере, ничего не значит в жёстком мире международных финансов». Если ты должен деньги, их надо возвращать. Ципрасу со товарищи это объяснят.

Во-вторых, если допустить невозможное – вдруг начнут договариваться о полном списании греческого долга, то возникнет эффект домино. Найдется еще немало стран обремененных аналогичными обязательствами, которые захотят, чтобы это стало прецедентом, и им также простили. Вы думаете, в ЕС не понимают, что тем самым породят цепную реакцию, плодящую отказников, рассуждающих по-простому: не могу заплатить, потому и не буду. Куда такое всепрощенчество нас заведет?

В-третьих, автор использует фразеологизм: «Бойся греков, обремененных долгами». Еще несколько лет назад перспектива того, что Греция покинет зону евро, страшила всех без исключения. Это было сродни землетрясению или цунами. Сегодня никто и ухом не ведет. Свыклись с мыслью, что такое возможно. Финансовые рынки уже не реагируют на такие панические слухи. Вероятность, что за Грецией последуют другие страны средиземноморского пояса – Италия, Испания и Португалия, признана ничтожной.

В-четвертых, у греков нет козырей в рукаве, чтобы успешно торговаться. Они, было, попытались напугать своим гипотетическим уходом Германию (замечу, как держателя контрольного пакета акций в Евросоюзе), но та не дрогнула. Угроза выйти из ЕС и тем самым подорвать хотя бы имидж успешного интеграционного проекта под названием «единая Европа» не сработала. Других доводов в пользу того, чтобы ей пошли навстречу, у Греции нет.

В-пятых, да, Греция может покинуть зону евро, но какими будут последствия? Теоретически, возвращение к драхме позволит через несколько лет, как это бывало в Британии, накопить средства за счет притока твердой валюты, создать более конкурентоспособную экономику. Но только долг никуда не денется. Более того, он вырастет в реальном исчислении с учетом неизбежно слабой национальной валюты. Дефолта снова не избежать.

В-шестых, – и в этом случае Шон О'Грейди отходит от категорий сугубо экономических и финансовых – списание долга делу не поможет. История свидетельствует, что вхождение в зону евро и получение доступа к дешевым кредитам возбудили аппетиты греков, которые мгновенно впали в грех потребительства. Стали обзаводиться дорогими немецкими автомобилями, покупать недвижимость, словом, тратили налево и направо. Как говорилось в прежние времена, греки «жуировали напропалую». Значит, жили не по средствам, а по капризам.

Смысл этого пассажа в том, что, по разумению автора, переформатировать внешний долг, структуру экономики, институты власти – можно, но невозможно переформатировать самих греков. У правящей ныне партии СИРИЗА нет никакой конкретной программы развития и реформ, пишет далее Шон О'Грейди, чтобы сделать страну такой же конкурентоспособной, как Словакия или Польша, не говоря уже о Южной Корее или Китае.

Седьмой довод озаглавлен кратко и ёмко: «Немцы сыты по горло». Это подразумевает, что рядовой германский налогоплательщик, которого и впрямь заставляли затягивать пояс, не хочет быть дойной коровой, из которой высасывают деньги на кредитование не вполне экономически состоятельных стран-членов ЕС, в частности, Греции. (Правда, автор забывает, что главным выгодополучателем от создания зоны евро изначально была экспортно-ориентированная Германия, накопившая жирок за счет отсталой, в том числе и, средиземноморской периферии. – В.М.).

Восьмой тезис вытекает из седьмого. Если ранее Германия демонстрировала устойчивый экономический рост, сегодня это ушло в область преданий. Да, внутри Евросоюза Германия наравне с Данией и Финляндией остается островком стабильности, но не локомотивом взрывного роста. Отсюда прямой вывод: свободных денег нет, и не предвидится.

Что дальше? Шон О'Грейди ставит точку с помощью своего девятого постулата: «Греция не сорвется с крючка». Долг придется возвращать. Но компромисс будет найден. Не самый удачный, не самый эффективный, но приемлемый для всех. Приемлемый в том смысле, что германский обыватель не выйдет громить бундестаг, а харизматичный премьер Греции не «потеряет лицо» и сможет утверждать – интересы его страны учтены и не пострадали.

…Занятная логика. Вот только лондонский автор явно недоучитывает им же отмеченную психологическую усталость греков. Вряд ли Алексис Ципрас примет паллиативное решение по долговому жернову на шее своей нации. У него мандат – сломать стереотипы и вырваться из заколдованного круга, так выразительно очерченного Шоном О'Грейди. Конечно, никто не может предсказать: хватит ли у него пороха в пороховницах? Не опутают ли его шелковые удавки и «медные трубы», применяемые ко всем строптивым политикам со времен флорентийских интриг? Пока греки в него верят…

Владимир МИХЕЕВ

 

http://mgimo.ru/alleurope/2006/97/article-2.html



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
8 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.