Драм, лари и манат – как и почему обесценились кавказские валюты

За последние полгода все наблюдали резкое обесценение валют стран Южного Кавказа. Оно было не менее резким, чем во время кризиса 2008-2009 годов и тем более неожиданным, поскольку не сопровождалось обвалом всей экономики. Этого оказалось достаточно для возникновения паники уже с собственной логикой и последствиями.

Грузия

Начнем с грузинского лари, курс которого по отношению к доллару упал до 16-летнего минимума. После выхода Грузии из мирового экономического кризиса, лари был достаточно стабильным – его курс держался примерно на одной и той же отметке более двух лет – с апреля 2011 года и до конца октября 2013 года (примерно 1.66 лари за доллар). Это создало иллюзию стабильности, однако стабильность эта зиждилась скорее на стабильных внешних условиях, чем на стабильности грузинской экономики в принципе. Вообще, стабильность в применении к таким маленьким экономикам как экономика Грузии или другой сравнимой страны – уже само по себе понятие относительное.

С ноября 2013 года и по февраль 2014 лари быстро терял в стоимости, но с марта по ноябрь 2014 вновь стабилизировался на отметке 1.74 лари за доллар. Новое снижение стоимости грузинской валюты началось в декабре и, можно сказать, не прекратилось до сих пор. Эксперты отмечали, что последствием колебаний курса лари будет снижение доверия, поскольку население переведет свои сбережения в доллары, а это в свою очередь вызовет новые колебания на валютном рынке. Вместе с тем, многие эксперты говорили и о предстоящем росте инфляции, который должен был произойти из-за того, что в Грузии большинство продуктов импортные и их пришлось бы закупать за более дорогую валюту.

Многие в Грузии связали происшедшее с политикой правительства. Оппозиция и вовсе объявляла, что причиной спада курса лари является стагнация на туристическом рынке, вызванная визовой политикой властей страны, а также вызванный ею же отток экспатов.

В действительности, причины колебаний на валютном рынке Грузии находятся в макроэкономической сфере. С апреля 2014 года экспорт Грузии почти перестал расти, а с августа – начал уменьшаться (сравнивая с тем же месяцем предыдущего года). Так в марте 2014 года рост экспорта составлял 24%, в июне 4%, а в августе уже -13%. Это было вызвано внешним фактором – Азербайджан – крупнейший рынок Грузии сократил импорт подержанных автомобилей из Грузии. С 1 апреля 2014 года Азербайджан перешел на экологический стандарт Евро-4 и запретил импорт автомобилей старше 2005 года. А экспорт подержанных автомобилей был одной из главных статей экспорта Грузии в целом и в Азербайджан в частности.

Начав снижаться в августе 2014 года, экспорт Грузии не прекратил падение и сейчас. За январь-март общее снижение экспорта составило 27%, а за март – 30%. Только за эти три месяца Грузия недополучила 193 млн.; если же смотреть с августа – то уже более 400 млн. долл. валютной выручки. Со второй половины 2014 года на экспорте Грузии начало сказываться и ухудшение экономической ситуации в России, Турции и Армении. За последние два года Россия стала главным импортером грузинского вина и минеральных вод. Вследствие падения курса рубля, импорт этих продуктов заметно уменьшился. Армения также сократила импорт из Грузии – летом – пшеницы, по причине выросшего урожая, а осенью и зимой – все тех же подержанных автомобилей по причине снижения покупательной способности населения.

Кроме того, почти в два раза уменьшились чистые денежные переводы из России (имеется в виду разность между притоком и оттоком валюты, поскольку приток уменьшился, а отток увеличился), из-за этого Грузия ежемесячно недополучает примерно 20 млн. долл.

Что касается инвестиций, то в этом смысле изменений было мало – спада, ожидаемого грузинскими экспертами не оказалось, был даже некоторый рост, в результате которого приток прямых иностранных инвестиций превысил 1 млрд. долл. в 2014 году.

Если сравнивать Грузию с Арменией, то мы увидим много похожего, но и некоторые различия. Армянский драм упал резко, но это падение было практически одномоментным, когда в середине декабря драм упал сначала с 430 драм за доллар до 550, а затем закрепился на уровне в 480 драм за доллар, на котором и находится до сих пор. Грузинский лари падал в два приема, первое падение было так же в середине декабря, когда обменный курс лари упал ниже 2 за доллар, а затем частично восстановился.

За февраль 2015 года, Центральный банк Грузии потратил на поддержку курса лари около 280 млн. долл., т.е. 10% своих резервов, причем пока не доступны данные за март, когда, вероятно, эти расходы были не меньшими. Это показывает, что курс лари, стабилизировавшийся на отметке около 2.24 лари за доллар – не достиг дна, поскольку не устранены фундаментальные проблемы грузинской экономики – трехкратное превышение импорта над экспортом и проблемы на внешних рынках. К тому же, с начала 2015 года армянский автомобильный рынок стал частично переориентироваться на Россию, поскольку ввоз машин, произведенных (или собранных) на территории Евразийского Союза, в Армению осуществляется без налогов. Налоги на импорт автомобилей из Грузии не росли (они и так всегда были высокими), но это предложение с учетом новых обстоятельств, потеряло былую привлекательность, а грузинские продавцы автомобилей – часть своего дохода.

Армения

Что касается Армении, то и в Армении основную роль сыграли макроэкономические факторы, а не текущая политика правительства и центрального банка. В отличие от Грузии, экспорт Армении не стал падать, хотя темпы его роста и замедлились. Армения не является реэкспортером и не получает транзитных доходов, но ухудшилась внешняя конъюнктура и для нее. Во-первых, параллельно снижению цены на нефть, снижается и цена на металлы и металлическую руду – главные экспортные продукты Армении. Пищевую продукцию Армения экспортирует в Россию (если бы не кризисные явления 2014 года, Армения имела шансы стать нетто-экспортером продовольствия), но в России сократился спрос на армянскую продукцию по мере повышения ее цены из-за колебания курса рубля (колебания эти были значительно сильнее, чем в случае с лари и долларом).

Однако Армения в гораздо большей степени, по сравнению с Грузией, зависит от переводов валюты из России. В январе-феврале 2015 года чистый приток валюты из России сократился в три раза или на 100 млн. долл., составив за два месяца 51.8 млн. долл. (по сравнению с 153.7 за январь-февраль 2014 года). Таким образом, ежемесячный «недобор» по сравнению с данными годичной давности, составляет уже порядка 50 млн. долл., что очень существенно. Часть этих переводов осуществляется в рублях, что автоматически уменьшает их стоимость в долларах в случае падения курса рубля (в особенности, в середине декабря 2014 года), а часть – в долларах, но долларовые переводы ожидаемо уменьшились в размерах. Не все трудовые мигранты смогли прислать какую-либо значимую сумму под новый год, поскольку уменьшились их доходы, по-крайней мере, в долларах, да и безработица в первую очередь сказывается на мигрантах, даже ее незначительное уменьшение в России может быть для мигрантов чувствительным. Стоит отметить, что несмотря на снижение доходов в России, многие мигранты не стали возвращаться в Армению, в отличие от мигрантов из стран Центральной Азии. Резкие колебания курса валюты и снижение потока денежных переводов сказалось и на предновогодней торговле, которая была в 2014 году гораздо скромнее, чем обычно.

Еще одно отличие Армении от Грузии в 2014 году проявилось в том, что в Армению сократился приток прямых иностранных инвестиций. Это связано в первую очередь с тем, что основным инвестором в Армению является Россия, тогда как в Грузии многие инвесторы – из стран ЕС, где кризис не имел той степени остроты. Снижение прямых иностранных инвестиций также стало причиной сокращения притока валюты в страну.

Тот факт, что в Армении в середине декабря наблюдались столь резкие колебания, после которых курс драма еще и отыграл несколько десятков позиций объясняется паникой. Некоторые эксперты делали заявления о том, что курс будет продолжать падать, вследствие чего население в панике на пике снижения курса драма бросилось скупать доллары. Кроме того, паника «импортировалась» из России, откуда в это время возвращались армянские сезонные мигранты (как правило, они возвращаются в Армению в октябре-декабре, причем в декабре возвращается до 30 000 человек) и где были резкие колебания на валютном рынке.

Центральный Банк Армении, также, как и ЦБ России повысил ставку репо и вместе с коммерческими банками препятствовал обмену валюты населением, чтобы сбить волну паники. Однако стабилизация курса драма произошла лишь после стабилизации курса рубля, поскольку возможности армянского ЦБ по влиянию на курс в условиях внешних шоков ограничены.

Вместе с тем, Центральный Банк Армении потратил огромные суммы на валютные интервенции с целью поддержания курса драма. С ноября по начало марта на это было потрачено около 400 млн. долл., что является повторением ошибки 6-летней давности, когда 500 млн. долл. было потрачено на поддержание курса драма. В результате его все равно пришлось девальвировать, но также пришлось и прибегать к масштабным заимствованиям для восполнения валютных резервов ЦБ. Урок не был выучен и ситуация в точности повторилась и сейчас – правительство Армении вновь разместило евробонды на сумму в 500 млн. долл. и с доходностью 7.5% при снижении кредитного рейтинга до Ba3. По всей вероятности, кредитные средства будут потрачены на восполнение резервов ЦБ Армении.

Азербайджан

Причины валютных колебаний в Азербайджане очевидны – снижение цены на нефть и соответственное снижение валютной выручки. Если при цене нефти более 100 долл., валютные резервы Азербайджана росли (в январе 2014 года – 14.8 млрд. долл., в апреле 2014 – 17.5 млрд. долл.), то по мере снижения цены на нефть и заключения новых контрактов, начали валютные резервы начали сокращаться. Если в октябре 2014 года они составляли 17.75 млрд. долл., то уже в феврале – 13.3 млрд. долл.). К сожалению, Центральный Банк Азербайджана не указывает, это данные на начало периода, среднемесячные или на конец месяца, но более вероятно, что 13.3 млрд. долл. осталось в валютных резервах Азербайджана на конец февраля. Эта цифра не включает в себя нефтяной фонд, так что у Азербайджана есть и другие валютные резервы, однако государственный нефтяной фонд дотирует государственный бюджет примерно на 50%, поэтому правительство Азербайджана ограничено в том, чтобы использовать его для валютных интервенций.

К концу февраля стало очевидно, что поддерживать стабильный курс властям не удастся, однако курс маната поддерживался на неизменном уровне около 6 с половиной лет, поэтому власти испугались паники и решили снижение курса сделать разовой акцией – курс обвалился сразу на 34%. Это очевидно подорвало доверие населения к национальной валюте, поскольку сбережения людей враз сократились на треть. Однако вместе с тем, это позволило сохранить валютные резервы – по всей видимости, новый курс был рассчитан так, чтобы предотвратить необходимость новых интервенций или свести их к минимуму, по-крайней мере, на время.

Фундаментальная причина уязвимости азербайджанской экономики состоит в ее зависимости от экспорта нефти. Государственный статистический комитет Азербайджанской Республики уже несколько лет подряд публикует данные, согласно которым рост ненефтяного сектора значительно превышает рост нефтяного сектора, в результате чего сокращается доля нефтяного сектора в ВВП. Однако в действительности успехи этой политики относительны, поскольку если в 2008 году экспорт нефти и газа составил 97.1% экспорта Азербайджана, то к 2013 году доля их снизилась лишь до 92.7%, а экспорт всей остальной продукции не так значителен, чтобы компенсировать снижение цены на нефть.

Азербайджан, также, как и Армения и Грузия, столкнулся с сокращением денежных переводов из России. Оперативная статистика пока еще не опубликована, однако следует предполагать, что это сокращение будет также двух-трехкратным. И, хотя, доходы от нефти для Азербайджана имеют большее значение, но и потеря переводов может больно ударить как по покупательной способности населения, так и по платежному балансу страны.

Заключение

Причины, обусловившие резкое снижение курсов валют Грузии, Армении и Азербайджана, во многом похожи – финансовый кризис, вызванный санкциями против России и снижением цены на нефть, снижение собственных поступлений в результате ухудшившейся внешнеэкономической конъюнктуры.

Есть и еще одна причина – сам доллар укрепился по отношению к большинству мировых валют. Движение было двусторонним – не только лари, драм и манат падали, но рос и сам доллар. В угоду внутриполитической стабильности, власти всех трех стран долгое время поддерживал курс валютными интервенциями, но это вылилось лишь в сокращение золотовалютных резервов и не смогло предотвратить паники. При этом, если сравнить с курсами годичной давности, валюты кавказских стран потеряли по отношению к доллару не так много – примерно 20-35%, что не отличается от динамики евро и большинства европейских валют.

Грант Микаэлян



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
1 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.