Сергей Масаулов: «Нурсултан Назарбаев сохраняет перспективы выступить модератором в украинском кризисе»

Интервью с Президентом Центра перспективных исследований (Кыргызская Республика)

- Сергей Иванович, как Вы оцениваете перспективы сохранения многовекторной политики Казахстана в условиях конфронтации между Западом и Россией? Сохраняется ли вероятность, что Назарбаев может выступить арбитром в решении украинского кризиса?

- Казахстан обязательно будет придерживаться многовекторной политики. Это важный элемент казахстанской суверенности. Говоря о роли личности Назарбаева, то президент фактически единолично формирует и воплощаетвнешнюю политику.

Нынешнее руководство Украины маловменяемо. Единственное, что можно делать – поддерживать иллюзию выполнения Минских соглашений до возможного возобновления боевых действий. Пока Минский процесс идёт,запроса на модерирование процесса нет. Если активные боевые действия возобновятся, то возникнет необходимость вопытном арбитре – Назарбаеве.

Причем, нужен не нормандский формат переговоров. Среди посредников в идеале могут быть Россия, Италия, Германия и младоевропейская страна, например, Словакия. Встречу можно организовать или в Астане или, например, в Актобе. Казахстанский президент может провести предварительную дипломатическую работу, слетав вИталию и Германию. Есть хороший повод для посещения Словакии. Участниками Словацкого национального восстания 1943 г. были и казахи. Некоторые из них в числе погибших. Можно обсудить, например, установкупамятника. Cо Словакией можно обсудить и перспективы сотрудничества в энергетической сфере. Для всей Европы сейчас «газовый вопрос» - острая тема.

Все это можно правильно реализовать. Причем, в отличие от Лукашенко, Назарбаев имеет все возможности для того, чтобы не просто предоставить площадку для переговоров. Пользующийся уважением во многих столицах, он может стать успешным модератором. К нему прислушаются.

- Как, по-Вашему мнению, скажется на отношениях между Казахстаном и Кыргызстаном состоявшееся вхождение КР в ЕАЭС?

Казахстан всегда мыслил себя как «старший брат», патрон по отношению к Киргизии. Поэтому Астана и дальше будет осуществлять постоянный контроль над ситуацией. Ну а Кыргызстан будет демонстрировать «хитрость младшего на тое».

- То есть подыгрывать?

Да. Прежде всего, в противовес Узбекистану. Но когда более явной станет перспектива вхождения Таджикистана в Евразийский Союз, то здесь Киргизия может получить моральную компенсацию. То есть возможна определенная бравада со стороны Бишкека, поскольку вступление Кыргызстана откроет дорогу для договоренностей с Душанбе.

Кстати, здесь может возникнуть очередное напряжение вокруг гидроресурсов в Центральной Азии. Бишкек может начать подталкивать партнеров по ЕАЭС: мол, Союз запущен, стройте ГЭС, дороги. Это потенциально грозит обострением противоречий с Узбекистаном.

Однако и для Киргизии, и для Таджикистана реиндустриализация, подготовка местных кадров, восстановление индустриальных кластеров, создание инфраструктуры, - все это возможно только в рамках Евразийского Союза.

- Но создание ЕАЭС сопряжено и с вполне конкретными угрозами и вызовами. Так, открытие границ внутри евразийского пространства делает наши страны более уязвимыми перед разного рода рисками. Насколько велика угроза для Астаны и Бишкека со стороны радикального ислама?

- В наших странах есть исламистские течения с нарастающей радикализацией этих идей. Как таковых экстремистских группировок немного. Они не успевают вырасти, их сразу обезглавливают. В 2012 году уничтожили исламистское подполье в Казахстане. В Киргизии этот вопрос тоже в основном поставлен под контроль. Исламистские группировки большей частью базируются в Ошской области. Но центры Хизб ут-Тахрир имеются и на севере Киргизии.

Кроме того, у нас пока очень сложно контролировать салафитов и джахадистов. Это глубокое подполье и они мимикрируют. Салафиты наиболее сильны в Казахстане. Прежде всего, в Туркестане.

- Они могут войти в союз с Исламским Государством?

- Попытки уже предпринимаются. Но я не жду ни в следующем году, ни в этом никакого вторжения. Самое большее – создание Исламского государства «Хорасан» как части халифата – на территории Северного Афганистана.

- Какие действия должны предпринять страны ЕАЭС для противодействия этой угрозе?

- Нужно укреплять безопасность. Через серьезную оперативную работу в том числе с религиозными НПО. У нас до них работа не доходит, их боятся. Например, Общество женщин-мусульманок. Их масса. Мы считали, только исламских неправительственных организаций 50.

- Но ведь они не решают проблему экспорта экстремизма на территорию Евразийского союза?

- Экстремистов надо лишить поддержки внутри общества. Гражданские институты должны быть врагамирадикалов, выбить почву у них из-под ног. Нужно выстроить систему паблик-полиси в отношении НПО. Это путь к блокированию экстремистов.

На уровне государства необходимо усиление силовых структур в виде их непосредственного присутствия и усиления возможностей оперативный работы: развертывания оперативных сетей, создание системы полученияоперативной информации, которая позволяет работать на опережение. В Евразийском союзе должна быть концепция взаимодействия, проработанная на высшем уровне. Потом она должна быть опрокинута в некую конкретную стратегию на 3 года по направлениям.

- Это должно быть новое объединение или можно работать в рамках ОДКБ?

Может быть ОДКБ. Но этой организации не хватает, во-первых, собственных аналитических ресурсов. Во-вторых, оперативной работы по исламистскому терроризму.

Третье направление. Нужно усиливать взаимные контакты между Уфой, Казанью в виде обучения наших имамов там постоянно.

- А сейчас где имамы обучаются?

Это Саудовская Аравия, Мекка, Медина, Каир, Иордания, Кувейт. В Киргизию исламисты уже приезжают из США. Нужно сделать главными центрами религиозного обучениюТатарстан и Башкирию.

- Насколько востребован был бы аналитический евразийский центр, который мог бы сопровождатьинтеграционные процессы, наполнять их содержательно?

Необходим аналитический центр с одной миссией – сопровождение документами аналитического характера. Среди тематических направлений аналитической работы: хозяйственное взаимодействие, процессы, реально идущие в обществе в связи с вступлением в ЕАЭС, отражение этого на социальном положении людей, влияние на политический механизм и борьбу. А также – духовное здоровье. Самый главный вопрос, значимость которого резко возрастёт – что такое нация в рамках ЕАЭС? Суперэтнос?

- В каком виде могла бы существовать эта площадка?

- Думаю, это может быть Институт при евразийской комиссии. Институт, имеющий задачу связывания социальной ткани внутри стран – всех со всеми. Очень важно сейчас исследование – что значит «общность»? В современном мире. Проект глобализации? А я говорю – проект глокализации. В противоположность глобализму. То есть глобальность при сохранении локальности.

- По вашим оценкам, после вхождения Киргизии в Евразийский союз, развитие каких тенденций следует ожидать в миграционной сфере?

- Усилятся миграционные потоки из Киргизии в Россию. В Казахстане просто нет такого количества рабочих мест для наших мигрантов. Причем значительное количество кыргызстанцев едет в Россию c намерением получить российское гражданство. Если не будет реиндустриализации и масштабного процесса развития образования в Республике, то эта тенденция будет лишь усиливаться.

Спасибо за беседу



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
6 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.