«Евразийский» поворот Европы

Последний год мы наблюдаем растущий весь про-российских популистских левых и правых сил в Европе. И такая тенденция обещает усиливаться: Виктор Орбан строит свою «не-либеральную демкоратию» в Венгрии, СИРИЗА уже стала правящей коалицией в Греции, «Альтернатива для Германии» заняла место либералов в Бундестаге, лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен имеет все шансы стать следующим президентом Франции. Согласно всем опросам, осенью этого года нас ждет удивительная победа лево-популистской партии «Подемос» на парламентских выборах в Испании. Прорыв популистов стал настоящей сенсацией выборов в Европарламент, прошедших 25 мая прошлого года, где левые и правые популисты заняли от 17% до 30% мест. В ближайшие год-два мы можем стать свидетелями настоящего поворота в европейской политике.

Всех этих партий и движений называют по разному — популистами, суверенистами, но чаще всего, в зависимости от политической ориентации — левыми или правыми популистами. Но между ними достаточно много общего и их достаточно много отделяет от «традиционных» политических сил в Европе, что их можно определить в отдельную категорию. Для нас россиян должно быть прежде всего интересно то, что все они либо поддерживают Россию в нынешнем конфликте с Западом, либо придерживаются гораздо более компромиссной позицией по отношению к Москве. С учетом этих особенностей (их политической программой и про-российской позицией) я их хотел бы окрестить «еврзийскими» европейскими партиями».

Евразийство по-европейски

«Евразийская» европейская партия — это европейская партия, которая исповедует евразийство не называя это евразийством, — конечно с другой географической спецификой. Лидеры такой партии могут быть знакомы с евразийской идеологией, как, например, министр иностранных дел Греции Никос Коциас, но чаще всего они и не могли слышать о такой концепции.  Важно другое, а именно то, что эти силы в своих программных документах требуют (почти) то же самое, как и евразийцы в России. Различия между «евразийскими» силами в Европе и России конечно есть: как я уже сказал, прежде всего там, где в программе учитывается географический характер страны и влияние географии на национальный менталитет народа (месторазвитие). Но кроме этого их требования обычно совпадают, даже в области больших геополитических интересов.

Какие же это требования? Давайте перечислим их:

1. Органическая демократия

Классические евразийцы считали западную парламентскую систему не подходящей для России и фарсом настоящей демократии, обманывающим народ и служившим интересам исключительно национальной и мировой финансовой олигархии. Их глубоко вдохновляла идея «советской демократии» — иерархической системы советов профсоюзов, территориальных субъектов и национальностей. Что-то вроде ливийской джамахирии. Современные евразийцы смотрят на это не столь категорично, как их предшественники (хотя и не исключают варианта введения советов в будущем), предлагая вместо этого широкое применение общенациональных и местных референдумов. Примеры: назначенный на 5 июля Алексисом Ципрасом референдум по предложениям еврокредиторов или модель «сетевой демократии» испанской Подемос.

2. Смешанная экономика

Отвергая чисто социалистический план за его «не-эффективность», а чисто рыночный либерализм за его «не-человечность», воззрения евразийцев на экономику представляют собой некую модель третьего пути. Евразийство сочетает ведущую роль «Гарантийного государства» в социальной сфере и крупных корпорациях, с достаточно либеральным режимом для среднего и малого бизнеса. Ключевая концепция — сочетать национальную социальность с международной конкурентоспособностью. У европейских популистов мы наблюдаем примерно то же самое. Если такие движения, как СИРИЗА и Подемос отошли от своих изначально крайне левых позиций и осторожно приняли какие-то начала рыночной модели (за что их бывшие однопартийцы-троцкисты клеймят «лево-фашистами»), то такие, как Национальный фронт, в отличие от своих центристских или более правых коллег предлагают гораздо более социально-направленную программу (от чего их и стали называть «популистами»). И если лево-популисты (преимущественно из южной Европы) борятся с постоянными мерами экономии, навязываемыми международным банкирством, то право-популисты (преимущественно из центральной Европы) выступают за отмену безумия социального иждивенчества для мигрантов в пользу социального государства для коренных граждан.

3. Традиционные ценности

Самое главное в  идеологии евразийства, — это упор на традиционные ценности. Приоритет «духовного над материальным». Евразийы, как тогда,  в 20-х и 30-х годах прошлого века, так и сегодня, ратуют за «возвращение Бога в общественный дискурс»: начиная от преподавания религиозной этики в школах, законами против пропаганды гомосексуализма несовершеннолетним, и заканчивая перекрещением министра Шойгу на Красной Площади. Но не только это. Евразийцы также выступают против американизции и за сохранение традиций и культурной идентичности каждого из народов мира. Наиболее яркий пример европейских последователей таких убеждений (как говорят, «без крайностей»), мы видим в движении «Поколение Идентичности» (нем. Identare Bewegung) в Австрии. Но, именно в этом плане есть принципиальная несовместимость между российскими евразийцами и европейскими лево-популистами, типа СИРИЗА и Подемос: последние, из-за своего марксистского прошлого имеют недопустимо либеральное отношение к ЛГБТ-движению.

4. Национальный суверенитет и многополярность

Общей особенностью, объединяющей российских евразийцев и европейских «евразийцев» — это их общая неприязнь американизма, а точнее, неприятие англо-американского империализма под названием «Нового мирового порядка». Они выступают за многополярное мироустройство, основное на равноправном сотрудничестве суверенных наций и региональных блоков. Не удивительно, что на фоне американской оккупации Европы (и стремлений американцев еще расширить свою неоколониальную практику за счет укрепления НАТО и подписания соглашения TTIP), популистские силы в Европе все больше принимают черты пан-европейского анти-колониального и национально-освободительного движения.

5. Пан-национализм

«Ни национал-сепаратизм, ни космополитический интернационал, а союз равноправных народов», — таков наш лозунг. Теоретическая основа «общеевразийского национализма» была изложена в эссе основателя Евразийского Движения князя Николая Трубецкого от 1921 года. Основателем идеи «Пан-Европы» является (к сожалению) граф-масон Рихард Коуденхове-Калерги, опубликовавший одноименную книгу в 1923 году. Современные евразийцы радуются созданию Евразийского Экономического Союза и уже думают о переходе к единой валюте. Современные европейские попупулисты, наоборот, в основном евро-скептики. Однако, стоит вспомнить, что их евро-скептицизм обычно не идет дальше, чем требование отказаться от евро, и что они все равно все сторонники концепции единой «Европы наций» Шарля де Голля.

6. Федерализм

Евразийцы выступают за максимально федеративное административное устройство там, где это возможно. Они хотел бы дать автономность каждому народу, в зависимости от их численности, компактности проживания и истории государственности. Уже реализованной мы видим эту концепцию в устройстве современной Российской Федерации. На постсоветском пространстве до и после киевского путча евразийцы активно выступали за федерализацию Украины в качестве главного способа для избежания кровопролития. В этом плане, по моему мнению, европейские популисты идут слишком далеко, предлагая независимость таким регионам, как Венеция (движение «5 звезд»), Каталония и «страна» Басков (Подемос).

7. Экология

Обязательным и важным пунктом в программе европейских популистов (да пожалуй уже любой европейской партии) является защита окружающей среды и переход к возобновляемым источникам энергии. В отличие от своих европейских коллег российские евразийцы обращали слишком мало внимания этим проблемам. Но я надеюсь, что это еще исправится.

8. Стоп-миграция

Центральный политический «конек» право-популистских партий Европы — это конечно их призыв прекратить массовую иммиграцию из неевропейских стран и ужесточить требования при получении гражданства. Казалось бы, что в этом есть существенная разница от российских  евразийцев, якобы приветствующих привоз гастарбайтеров из Центральной Азии и Южного Кавказа. Но это совсем не так. Главное — это цивилизационная принадлежность, т.е. кого считать «своими». Так же, как европейские «евразийцы» хотят защищать христианскую Европу от ассимиляции арабскими и африканскими народами, также российские евразийцы не допустили  бы заселение Сибири китайцами. И хотя узбеки в отличии китайцев «свои», евразийцы все равно предпочли бы ограничить «внутре-евразийскую» миграцию, также как в «Европе наций» было бы лучше, если бы латыши развивали свою Латвию, вместо того, чтобы обслуживать английских лордов…

9. Континентальный блок

В какой-то степени голлизм лежит в основу вышеописанного европейского «евразийства». Если правая рука голлизма — это концепция «Европы наций», то левая его рука — концепция «Европы от Атлантики до Урала». Нынешний транс-атлантический, про-американский истеблишмент не так боялся бы подъем популистских партий в Европе, если бы не их ориентация на Россию. И именно поэтому популистский поворот Европы так интересен для нас. Потому он может стать поворотом Европы на восток. Но, как я уже сказал, степень этой ориентации разнится от партии к партии. Не все они называют Путина «защитником христианского наследия и европейской цивилизации», как это, например, сделала Марин Ле Пен. Одни более сдержаны в своих высказываниях, говоря лишь «об общих культурных узах» (особенно после избрания, как Алексис Ципрас). Другие хоть и называют Крым русским, но все равно осуждают его «аннексию» с точки зрения международного права (например, Альтернатива для Германии). И опять другие, как, например, Партия независимости Объединенного Королевства, вовсе хотят увеличить оборонный бюджет до 2%, «как это требуют обязательства по НАТО». Но все они призывают не идти по поводу США в украинском конфликте и выступают за скорейшее прекращение санкционного безумия. И главное: в отличие от нынешнего про-американского истеблишмента Европы, они готовы обсуждать с Россией строительство общего пространства «от Лиссабона до Владивостока» на основе равноправного сотрудничества между ЕС и ЕАЭС. Это т.н. концепция «Большой Европы».

Заключение

Может ли Россия надеется на восточный поворот Европы, способный не только прекратить украинский конфликт, но и американское засилье в Евразии? Много признаков говорят именно об этом. Растущему числу последователей право-популистов надоели бесконтрольная миграция и то же американское засилье (как в военном плане, так и в плане американизации общества), оба разрушающие основы христианской Европы. Прогрессирующей массе сторонников лево-популистов надоели все новые и новые меры по экономии, навязываемые Евробанком и МВФ. А большинству европейцев порядком надоели и то и другое.

Однако, не все обнадеживает.

Во-первых, о настоящей дружбе европейских популистов с Россией нужно судить по старой библейской формуле «по делам их узнаете их». Пока что отличаются слова от действий. Хорошо это было видно на примере СИРИЗА, ставшей греческим правительством: на словах они «с нами», а на деле голосуют за продолжение санкций. То же самое с премьер-монстром Венгрии Виктором Орбаном: на словах строить «не-либеральную демократию» «по подобию России», а на деле продает оружие Киеву. Поэтому, по отношению к этим движениям Россия всегда должна действовать согласно старому принципу «доверяй, но проверяй».

Второй очень важный момент — нельзя работать с крайне правыми. Так, например, было, когда в марте этого года пригласили представителей европейских ультра-правых на форум в Санкт-Петербурге. Западные СМИ и так уже цинический обзывают связи России с европейскими популистами «Черным интернационалом». А тут им еще и давали повод для подтверждения своих обвинений! Это совершенно недопустимо. Нельзя перепутать популистов с фашистами: АдГ — не НДПГ. СИРИЗА — не «Золотая Заря». Фидеш — не Йоббик. И т.д. Евразийство — антифашистская идеология и Россия — освободительница мира от фашизма. Сотрудничая с крайне правыми мы дискредитируем саму идею «поворота Европы на восток». Именно по этой причине Марин Ле Пен разрывала связи даже с собственным отцом, и именно поэтому она не приехала на тот пресловутый форум.

***

Итак. Удастся ли защитить христианскую Европу от американизации и массовой иммиграции с юга? Удастся ли освободить социально Европу от ига Мирового банка, МВФ и от оккупации Соединенными Штатами? Удастся ли построить «Большую Европу» во всех смыслах этого слова?

В конце концов это зависит только от самых европейцев.

Юрий Кофнер

Председатель Евразийского движения «Молодая Евразия»

Москва, 1 июля 2015 г.

http://yeurasia.org/2015/07/01/kofner_europe_east/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
6 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.