Хроника незаявленного визита: зачем Давутоглу приехал в Астану

В минувшую субботу Астану «стремительно» посетил премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу. Визит главы турецкого правительства, имевший статус официального, был, тем не менее, окутан флером не то чтобы конфиденциальности, но, некой информационной «дозированности». Событие не было заранее заявленным и широко анонсированным, выпало на выходной день и не предполагало прямого контакта с представителями прессы – встречи и переговоры представителей сторон проходили за закрытыми дверьми, а официальная информация по факту ограничилась традиционными в подобных случаях формулировками «дипломатического мажора».

Из официальных источников стало известно, что турецкий премьер был принят президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и пообщался со своим казахстанским коллегой Каримом Масимовым. Стороны обсудили широкий спектр вопросовдвустороннего сотрудничества, включая укрепление политического диалога и культурного обмена, развитие связей в области транспорта, энергетики, туризма и строительства инфраструктуры…

Между тем, упомянутые выше факторы «таинственности», а также состоявшийся по горячим следам телефонный разговор президентов Казахстана и России, стали поводом к предположениям экспертов о том, что истинная цель визита Давутоглу в Астану была иной – таким образом руководство Турции решило использовать авторитет президента Казахстана и его личные отношения с Владимиром Путиным, чтобы заручиться поддержкой Назарбаева в вопросе налаживания политического диалога между Москвой и Анкарой.

Мнением на этот счет с «IQ» поделились известные российские эксперты.

 

Владимир ЕВСЕЕВ, заведующий Отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ:

- Полагаю, основная цель визита в Казахстан Ахмета Давутоглу состояла в том, чтобы попросить Нурсултана Назарбаева выступить в роли миротворца и посредника в процессе налаживания российско-турецких отношений. Косвенно это подтверждает и факт общения по телефону Нурсултана Назарбаева и Владимира Путина по завершении визита.   

К слову, аналогичная попытка ранее предпринималась турецким руководством через президента Азербайджана Ильхама Алиева, но этот ресурс оказался недостаточным – Нурсултан Абишевич имеет гораздо больший политический вес, к его мнению прислушиваются, и, плюс ко всему, глава Казахстана неоднократно сам заявлял о готовности выступать в роли посредника в урегулировании конфликтов, в частности – кризиса на Украине. Налицо совпадение интересов – Турция ищет возможности восстановления диалога с Москвой, Нурсултан Абишевич готов принять на себя миссию посредника.

Второе – возможности поставки в Турцию казахстанской нефти. В последнее время Турция сильно зависима не только от газа, но и от нефти. В этом смысле Казахстан в определенной степени мог бы «компенсировать» Россию на нефтяном рынке республики. По поводу газа таких возможностей нет, по нефти они достаточно реальны через увеличение объемов перевозки сырья танкерами по Каспийскому морю, а дальше – по нефтепроводу Баку – Тбилиси – Джейхан.

В отношении других перспектив Казахстан в настоящее время реальных резервов не имеет. Сомневаюсь, что могла идти речь, например, о казахстанских инвестициях. Да, Турция тоже переживает не самый лучший период, в стране произошло серьезное падение темпов экономического роста (1% против 6-7% ранее), инвестиции нужны, но Казахстан в условиях низких мировых цен на нефть вряд ли способен выступить в качестве инвестора.

Отдельно, очевидно, обсуждались вопросы гуманитарного сотрудничества – участие Казахстана в тюркском мире, общие инициативы, которые предпринимает Казахстан, и которые Турция могла бы поддержать.

Но, повторюсь, основным мотивом визита, скорее всего, был политический аспект – поиск возможности возобновления диалога Анкары с Москвой.

 

- Как вы прокомментируете заявление турецкого премьера о том, что Турция – это «двери» в Европу для Казахстана, а Казахстан для Турции – «двери» на Евразийское пространство?

- Нужно очень аккуратно относиться к тому, что заявляют турки. Далеко не всегда они говорят то, что думают, а иногда говорят то, чего вовсе не думают. Место Турции в Европейском союзе не очевидно: есть некие обещания, которые давались, и которые во многом являются вымыслом. Турции дают деньги на беженцев, но все понимают, что проблему беженцев она не решит. При этом Турции также обещают некие упрощенные процедуры вступления в ЕС, чего тоже выполнять никто не собирается. Обе стороны понимают и принимают правила игры.

В таких условиях предлагать Казахстану быть «проводником» в Европейский союз Турция, конечно, не может. Тем более что в ЕС отношение к этой стране становится все более негативным, и не только со стороны Греции.

Что же касается участия в Евразийском союзе, то без нормализации отношений с Российской Федерацией здесь тоже говорить не о чем.

Прозвучавшее заявление – это больше «соглашения о намерениях» или прощупывание какой-то позиции, за которыми я не вижу реальности. Даже из того, что Турция сейчас является партнером по диалогу в ШОС, тоже ничего не следует в условиях сложных российско-турецких отношений и, между прочим, сложных турецко-китайских отношений. Реально они не улучшились, несмотря на визит Реджепа Тайипа Эрдогана в Пекин летом прошлого года. В таких условиях перспективы углубления экономического сотрудничества как с Москвой, так и с Пекином, находятся под серьезным вопросом.

Потому, видимо, и выбран путь – попробовать договориться с Нурсултаном Назарбаевым о возможности выстраивания политического диалога.

 

Владимир АВАТКОВ, тюрколог, кандидат политических наук, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии:

- После инцидента со сбитым российским самолетом Турция активно ищет пути влияния на Москву через постсоветское пространство. Нынешний визит Давутоглу в Астану, в том числе, следует связывать и с этим. У турецкого руководства существуют большие иллюзии в отношении того, что во внешней политике они опираются не только и не столько на интересы, сколько на ценности. Одной из таких ценностных установок и составной частью новоосманской национальной идеи выступает идея пантюркизма, от которой никто в Турции не отказывался. Соответственно все визиты и реверансы в сторону тюркских государств на постсоветском пространстве в первую очередь следует рассматривать как стремление Анкары расширить свое влияние в тюркской среде. Безусловно, Казахстан как наиболее крупная и серьезная страна на этом пространстве играет ведущую роль. И в Турции полагают, что путь к построению тюркского мира лежит, в том числе, через Казахстан.

Турция вполне может усилить свое влияние в регионе, поскольку после распада Советского Союза у нее здесь сложилось очень много рычагов мягкой силы как образовательного, так и религиозного типа. В этом я ничего позитивного не вижу ни для Казахстана, который, уверен, не хотел бы быть «младшим братом» Турции, ни для России, которая не хотела бы, чтобы прекрасные связи, существующие между Казахстаном и Россией, утратились из-за турецких имперских амбиций. Но, к сожалению, исключать такой сценарий нельзя, учитывая активную агрессивную внешнюю политику Турции.

 

- Многие аналитики сходятся во мнении о том, что основной целью визита Давутоглы в Астану было – заручиться поддержкой Нурсултана Назарбаева в налаживании диалога с Москвой. Имеет ли подобная миротворческая миссия шансы на успех?

- Нурсултан Назарбаев – очень опытный политик. Ни в коей мере не принижая, напротив, восхищаясь его дипломатическими способностями, я могу сказать: подобная миссия практически невыполнима, потому что практически невозможно для России сотрудничество с современным политическим режимом Турции.

В отношении Российской Федерации Турецкая Республика совершила непростительный поступок. Но, считая себя правой стороной, она не намерена выполнять условия, которые ранее были озвучены Москвой, и продолжает вести себя агрессивно.

В этих условиях возлагать надежды на миротворческую миссию третьей стороны безосновательно…



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.