Без ответа

Сообщение о предстоящем выводе ВКС РФ из Сирии вызывает неоднозначные комментарии на эту тему. Ещё в сентябре прошлого года, до официального начала боевых действий 30 сентября, я высказывался в том смысле, что в предстоящей операции российской армии в Сирии никуда не деться от неких консультаций с Турцией, которые как максимум могут открыть для российской группировки прямой воздушный транспортный коридор, а как минимум дать ей возможность просто спокойно заниматься своим делом. Как известно, никаких российско-турецких консультаций по поводу операции в Сирии до 30 сентября не было. 

Второй раз я высказался в октябре, когда действительно имело место нарушение воздушного пространства Турции. Тогда меня снова смутило полное отсутствие дипломатического и военного диалога между двумя странами в привязке к нахождению наших войск в Сирии. И я высказал робкое предположение относительно того, что российско-турецкое экономическое сотрудничество по «Южному потоку» ни в коей мере не перевешивает щепетильность Турции в вопросах собственного суверенитета, в то время как в словах некоторых наших политиков проскальзывали нотки пренебрежения в связи с незначительностью (с нашей точки зрения) произошедшего. Хочу добавить, что все эти высказывания я делал не на сайте Виперсон. Там же, где я их делал, «места для дискуссий» по данному вопросу не оказалось. Надеюсь, что к сайту Виперсон такая «аксиома» отношения не имеет. В своих материалах я стараюсь донести до читателя одну очень простую мысль, являющуюся результатом многолетней практической работы востоковеда вообще и китаеведа в частности. Выстраивая отношения с зарубежным контрагентом, необходимо обладать не только набором самых разных сведений о нём, как таковом, но и знать, то, что он думает о нас, как он нас воспринимает. Только в этом случае наша политика в отношении страны-визави будет более-менее соответствовать реальности. Позиция же «он такой-сякой, и я с ним поступлю вот так и вот так, либо вообще наплюю на его претензии» без учёта его мнения о нас любимых, а следовательно без учёта особенностей национального менталитета страны-визави, – это чистой воды волюнтаризм, который для нашей страны, например, в своё время обернулся двумя десятками лет балансирования на грани большой войны в отношениях с Китаем. 

Разумеется, после 24 ноября ни о каких «консультациях» с турками не может быть и речи. Это надо было делать до «удара в спину». Но теперь возникает иная ситуация. Полагая нашу миссию по разгрому основных сил ИГ в основном выполненной, мы говорим о готовности уйти из Сирии. И вновь ни слова не звучит о Турции, которая не только никуда не делась, но даже потихоньку «окапывается» в нескольких сотнях метрах от турецко-сирийской границы уже на сирийской территории. А звучавшие несколько недель назад тревожные заявления о значительной концентрации турецких войск у границ с Сирией? А непрекращающиеся обстрелы турками курдов, находящихся на сирийской территории? Возможно, уходить действительно пора. И не только потому, что игиловский противник выдыхается. Но и для того, чтобы, когда через месяц высохнут лужи на сирийских дорогах, не пришлось выбирать между срочной эвакуацией с базы Хмеймим и открытым вооружённым столкновением со второй по численности армией НАТО на чужой территории. Правда, остаётся открытым вопрос об Асаде, войска которого вот уже полгода сражаются с нашей армией в одном строю. Ведь, если с изрядно потрёпанным игилом сирийцы теперь в принципе справляются сами, то против турецкой армады они в одиночку долго не продержатся. Интересно, ответили ли на этот вопрос хотя бы себе самим те, кто заявил о нашем уходе из Сирии? 

Автор Шитов Александр Викторович



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
8 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.