Президентские выборы в США и будущее ЕАЭС: западный контур

Отношение в США к ЕАЭС диктуется интересами и стратегическими планами двух политических партий. И от того, кто выиграет нынешнюю избирательную кампанию и станет президентом страны – демократ или республиканец – в огромной степени зависит отношение США к глобальным интеграционным процессам вообще и к судьбе ЕАЭС в частности. В этом уверен Сергей Шенин - профессор кафедры международных отношений и внешней политики России Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, один из авторов аналитического доклада «Евразийское пространство в современных геополитических процессах. Будущее интеграционных проектов».

 

Аналитический доклад «Евразийское пространство в современных геополитических процессах. Будущее интеграционных проектов» был представлен на состоявшемся 22 июня в Москве IV заседании Российско-казахстанского IQ-Клуба.

Один из разделов совместного интеллектуального продукта казахстанских и российских экспертов посвящен американскому восприятию евразийской интеграции в свете нового избирательного цикла в США.

О том, как итоги предстоящих президентских выборов в Соединенных Штатах повлияют на динамику и тональность взаимодействия США и ЕАЭС, рассказал профессор кафедры международных отношений и внешней политики России Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского Сергей Шенин:

 

- Хотелось бы вспомнить, что на протяжении восьми лет президентства республиканца Дж. Буша-младшего (2001-2009 гг.) его администрация делала все, чтобы не допустить создания интеграционных группировок на пространстве бывшего СССР.

Пример тому – беспощадный разгром блока под названием «Единое экономическое пространство», созданного в 2003-2004 гг. в составе России, Украины, Беларуси и Казахстана. Вскоре после подписания документов о создании ЕЭП на Украине произошла так называемая «оранжевая революция», после чего Киев немедленно вышел из объединения. Затем, Астана была жестко предупреждена Вашингтоном о возможном повторении «цветного» сценария в Казахстане. После этого деятельность структуры была заморожена. И только с приходом в Белый дом демократа три президента (России, Беларуси и Казахстана) в 2010 году подписали 17 документов по формированию Единого экономического пространства, которое стало стремительно эволюционировать в сторону создания Евразийского экономического союза.

На мой взгляд, такое развитие событий не является случайным, поскольку по своему внешнеполитическому мировоззрению республиканцы и демократы по-разному относятся к глобализации вообще и интеграционным региональным процессам в частности. В том числе, это касается и ЕАЭС.

Так, республиканцы, особенно консервативные, категорически не принимают глобализации, предпочитая в своем стремлении обеспечить «национальные интересы» опираться на традиционный «баланс сил».

К ЕАЭС как к интеграционному объединению они относятся с большой настороженностью, считают его основой для создания «влиятельной альтернативы» западному трансатлантическому торговому альянсу, о создании которого сейчас договариваются ЕС и США.

Республиканцы полагают, что ЕАЭС – это не просто «попытка возрождения Советов». Географические планы этого проекта «намного грандиознее». Россия находится в центре десятка государств, которых не устраивают западные ценности, но которые президент Обама предлагает всем как «само собой разумеющиеся». Эти страны «раздражает» то, что Запад контролирует международные институты, нормы, стандарты, накладывает санкции, карает и милует.

У этих стран не было организующего начала, но сейчас Россия стремится предложить им себя в качестве альтернативного лидера. Очень немногие страны могут производить необходимое количество оружия и энергии. Именно здесь на сцену выходит Россия, которая готова все это предложить. Например, большие армии Индии и Китая серьезно зависят от российских военных технологий. «Газпром» имеет очень крупные сделки на поставку газа в Китай, а «Роснефть» обеспечивает долгосрочные договоренности с Индией на поставку нефти. И оба этих гигантских государства были среди 93 стран в ООН, которые не голосовали за непризнание крымского референдума, напоминают республиканские эксперты.

Последние «демонстративные антизападные» шаги Москвы во внешней политике привлекут ряд «стран-добровольцев» для такого проекта, считают республиканцы. Кроме Индии и Китая, в проект могут вступить Вьетнам, Египет, Иран и Таиланд. Симпатизируют Евразийскому экономическому союзу члены группы БРИКС, которая осудила обращение «Большой семерки» с Россией после начала событий на Украине. Все эти страны потенциально заинтересованы в построении новой экономической системы, параллельной системе Запада.

Подобное экономическое партнерство будет не просто вторым пришествием Движения неприсоединения. Вместе эти государства дают более 20% мирового объема производства. Возможно, считают эксперты, этот новый союз создаст  альтернативную резервную валюту, чтобы подорвать доминирующие западные международные финансовые институты.

Наконец, тесное сотрудничество нового движения на основе ЕАЭС сулит превратиться в военный союз, который сможет противостоять сегодня очень рыхлой НАТО и зашедшей в тупик развития ЕС.

Укрепляет позиции Москвы в ее евразийском проекте и идеологический фактор, с помощью которого Москва стремится «разрушить» конкурента – Европейский союз. Кремль пытается построить политические отношения в Европе, в частности, с крайне правыми партиями Франции, Греции, Италии, Венгрии и других стран, которые разделяют «жесткость» «Единой России» в борьбе с меньшинствами.

На майских 2014 года выборах в Европарламент правые получили большую поддержку и сформировали «разрушительный», направленный против ЕС, пророссийский блок. Некоторые пророссийски настроенные политики уже открыто интересуются, смогут ли члены ЕС также присоединиться и к Евразийскому экономическому союзу.

В целом, считают республиканские политики и эксперты, ЕАЭС может стать «основой и стержнем» антизападного, антиамериканского глобального движения. Благодаря этому союзу Кремль получит «долгожданное признание законной силы» и биполярный мир, который, как он настаивает, имеет большое значение для мировой стабильности.

Методы, которые республиканцы предлагают использовать против такого поворота событий, заключаются в том, чтобы оторвать как можно больше стран бывшего СССР от так называемой «евразийской авторитарной клептократии», например, используя «цветные» технологии или в рамках той же программы Восточного партнерства, а также подорвать ключевые военные и энергетические возможности Москвы, что мы видим и осуществляется в форме санкций.

Поскольку именно республиканцы явились инициаторами программы антироссийских санкций, они заинтересованно следят за их воздействием на ЕАЭС.

Республиканские медиа и аналитические ресурсы с чувством глубокого удовлетворения отмечают, что санкции негативно влияют на единство членом интеграционного объединения.

Они связывают это со скачками курсов валют, с контрсанкциями и попытками торговли через другие республики запрещенными товарами, со снижением жизненного уровня населения в Казахстане и России. Растет недоверие к теоретическим основам, на которых строится ЕАЭС, а вместе с ним – желание отгородиться, вернуться к протекционизму, к традиционным консервативным устоям жизни. В общем, санкционный режим работает в «нужном направлении», полагают республиканские аналитики.

Демократы не разделяют точку зрения республиканцев на характер и на будущее ЕАЭС. Они полагают, что эта структура будет не противопоставляться, а, напротив, сможет стать частью западного глобализованного мира.

В основе такого видения демократов лежит их стратегия, которая была нацелена на создание уже в 2016 г. (до ухода Обамы из Белого дома) трансатлантической зоны свободной торговли (ЗСТ) или официально Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства с Европой (ТТИП).

Опасаясь растущей конкуренции Китая, демократы в США считают, что продлить свою гегемонию Америка сможет только за счет создания огромного единого рынка с ЕС и ЮВА. Дело в том, что интеграционный потенциал ВТО практически исчерпан, минимальный таможенный порог в 3%, предписываемый ее правилами, достигнут, и он уже стал тормозить развитие Запада.

Многие эксперты также отмечают, что законы глобализации, сформулированные администрацией Клинтона в 1994 году и воплощенные в правилах ВТО, оказались выгоднее именно Китаю, который, используя возможности свободного неконтролируемого перетока инвестиций в глобальном масштабе, сумел привлечь их и построить на этом свою суперэкономику, став главным конкурентом Америки. Соответственно, в Вашингтоне был сделан вывод о необходимости переписать правила глобализации, чтобы избавиться от неоклассической рыночной стихии и поставить ее под контроль США. Кстати, как представляется, эта схема явилась результатом определенного компромисса – позицию радикальных «глобализаторов»-прогрессистов поддержала и очень влиятельная группировка реалистов из республиканской партии. Двупартийность американской внешней политики пока никто не отменял.

Исходя из сказанного, следующим логичным шагом должно стать слияние двух ЗСТ – североамериканской НАФТА и ЕС, внутри которых нет никаких экономических барьеров вообще.  Такое слияние позволит привлечь дополнительные инвестиции, заметно повысить производительность труда в трансатлантическом партнерстве, создать миллионы новых рабочих мест, увеличить ВВП на сотни миллиардов долларов.

Правда, многих европейцев настораживает, что этот путь приведет к углублению подчиненного положения Европы, однако лидеры Европейского союза – та же А. Меркель – полагают: лучше подчиненное, но развитие, чем продолжающаяся стагнация, угрожающая развалом ЕС.

Естественно, работа такого антикитайского блока будет намного эффективнее, если к нему буду подключены российские и евразийские ресурсы (и будет совсем плохо, если эти ресурсы уйдут под контроль Китая). Поэтому следующим логическим шагом, считают демократы (правда, не афишируя свое мнение), должна стать интеграция, то есть создание зоны свободной торговли между ТТИП и ЕАЭС.

Выступая на слушаниях в Конгрессе и в американских мозговых центрах, эксперты и политики намекают, что такие возможности интересны. Из Брюсселя также неоднократно звучали официальные заявления о желательности такого объединения.

Таким образом, расчет делается на слияние теперь уже трех огромных блоков, внутри которых будут отсутствовать экономические барьеры. В результате планируется создать ЗСТ, которая будет производить более 60% мирового ВВП и  работать на базе американских торговых и производственных стандартов и правил. А если учесть, что Вашингтон в данный момент работает над созданием аналогичной зоны в ЮВА, ядром которой также будут США, то картина окружения и экономической изоляции Китая принимает вполне законченный вид.

В целом, мы видим, что отношение в США к ЕАЭС неоднозначное и диктуется интересами и стратегическими планами двух партий. Республиканцы, особенно принадлежащие к консервативному крылу партии, считают Евразийский экономический союз ядром формирующейся угрозы возрождения антизападного глобального полюса и в этом контексте требуют жестких акций, направленных на его ослабление, а также настаивают на наращивании военных мускулов США. Демократы, наоборот, считают евразийскую интеграцию под эгидой Москвы явлением положительным, как минимум, не выступают против него, рассчитывая использовать ЕАЭС для своих геоэкономических планов.

Однако процесс реализации этих планов попал в цейтнот. У демократов осталось очень немного времени (практически, его уже нет), ибо если они проиграют выборы 2016 года (а это вполне вероятно), то республиканцы, особенно в лице Д.Трампа, план создания глобальной ЗСТ начнут, с большой долей вероятности,  тормозить, а то и саботировать. Продвигать национальные интересы они будут, делая ставку на баланс сил, а не за счет интеграционных процессов.

Дальнейшее развитие ЕАЭС в таких условиях столкнется с серьезными трудностями.

 

Автор: Ольга Казанцева, [специально для портала "Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба www.IQ.expert]
 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
12 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.