Центрально-азиатский «Карабах» невозможен?

Между Кыргызстаном и Узбекистаном в очередной раз пробежала черная кошка. Как сообщают кыргызские СМИ, в минувший понедельник, 22 августа, на неописанный кыргызско-узбекский участок границы - гору Унгар-Тоо в Джалал-Абадской области высадились узбекские милиционеры. Ташкент требует снятие милицейских постов вблизи Орто-токойского водохранилища. Ситуацию уже прокомментировал президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев. Вчера, 24 августа, его официальный сайт сообщил, что «время от времени становятся очевидными факты, когда бывшие президенты и другие высокие должностные лица признавали за соседними странами права на те или иные земли, которые народ Кыргызстана считал и считает исконно кыргызскими».

Северный сосед как позитивный пример

Кыргызский политолог Марат Мусуралиев говорит в интервью «Саясат», что основная проблема нынешних пограничных отношений между КР и РУ заключается в том, что спорные участки на границах между государствами не делимитированы и не демаркированы. В пример Ташкенту и Бишкеку он приводит политику Астаны.

- Казахстан отдал южную часть Махтаарала, часть Кызылкума, Бостандык, Плато Устюрт и на этом закрылись. Для Кыргызстана что-то отдать – это очень сложно. Поэтому вопрос демаркации растянется на десятилетия. Поступить как Казахстан другие центрально-азиатские государства не могут. В итоге такие стычки. Но полномасштабных военных действий как в Карабахе не будет: менталитет другой, - отмечает г-н Мусуралиев.

Другой политолог из Кыргызстана Денис Бердаков заметил в разговоре с «Саясат», что при действующем главе Узбекистана Исламе Каримове не может быть большого конфликта с другими государствами.

- Ему дестабилизация не нужна. Это показал 2010 год, когда он не пустил людей и войска в Ошскую область. Пока он является крупным сдерживающим фактором от нагнетания ситуации. Но почему это происходит со стороны Кыргызстана? Скорее слишком запутанная договорная база. Я пытался разобраться, и чем дальше погружаешься, то понимаешь, что было много секретных и закрытых договоров, были послабления и уступки, - поделился своими наблюдениями г-н Бердаков.

Что касается комментирования этого вопроса на уровне главы государства, то эксперт уверен, что президент Кыргызстана старается быть в тренде.

- Президент использует все тренды, которые имеют сильный потенциал. Тренд 1916 года он возглавил полностью, не дает никому высказывать альтернативное мнение по этому тренду. Есть тренд возрастания национализма, президент становится национально ориентированным политиком. Он очень жестко защищает национальные интересы в отличие от предыдущих президентов. К этому ещё мало привыкли его соседи по региону. Обычно привыкли, что Кыргызстан выступает мягко, а тут Атамбаев выступает жестко. Но, конечно, дело до войны не дойдет, но будут приниматься жесткие меры по защите своей территории, - отмечает г-н Бердаков.

Локальный конфликт

Политологи из Алматы Талгат Исмагамбетов и Рустам Бурнашев в беседе с «Саясат» также как и их коллеги из Кыргызстана уверены, что конфликт не вырастет в нечто большее, чем то, что мы наблюдаем сейчас.

- Если бы был большой участок территории, например, с большим гидротехническим сооружением по пуску воды, мог бы быть большой конфликт. Вопрос идет по нескольким местам, поэтому будут локальные конфликты. Но масштаб проблемы определяет то, как будет развиваться конфликт. Конечно, можно было бы делимитировать и демаркировать границу, но это будет сложно сделать сейчас, поскольку это включает в себя вопрос воды, этнический вопрос. Предположим, участок отдадут одному государству, а плотина или шлюз будут на территории другого государства – вот уже конфликтная ситуация. Подчеркну: решить этот клубок будет сложно, потому что договориться тяжело, в том числе и из-за политико-правовой культуры государств ЦА, поэтому можно рассмотреть вариант – совместного управления, но для этого нужен  союз государств ЦА, - заметил г-н Исмагамбетов.

Г-н Бурнашев обращает внимание на то, что у Кыргызстана нет силового потенциала, чтобы изменить ситуацию в свою сторону.

- У Узбекистана в свою очередь нет желания. У него была возможность решить все вопросы в 2010 году в нелегитимном пространстве, но оно могло бы быть обосновано в связи с межэтническим конфликтом в Кыргызстане. Но Узбекистан так решать не стал. Данный вопрос он решает исключительно в правовом поле, поэтому за рамки локальных недопониманий и за рамки локальных демонстрационных позиций в большей степени со стороны Кыргызстана в данном случае конфликт вряд ли выйдет, - заключает эксперт.

Региональный фактор

Экспертные прогнозы о невозможности серьезного вооруженного конфликта между Узбекистаном и Кыргызстаном, безусловно, обнадеживают. Но надо признать, что регулярная взаимная игра на нервах и постоянная напряженность на границах двух страны вносят определенные традиции в политическую культуру двух стран и формируют историю двусторонних взаимоотношений, которая в свою очередь, определяет дальнейший вектор межгосударственного сотрудничества. Уже не одно поколение граждан двух стран выросло на новостях о приграничных конфликтах и не снижающегося конфликтного потенциала. При этом нежелание сторон идти на диалог и компромиссы снижают радиус взаимного доверия не только в двусторонних отношения, но и в контексте региона, что в свою очередь отодвигает развитие Центральной Азии, снижая ее привлекательность и значительно осложняет возможность геополитических маневров. С другой стороны, на опыте решения приграничных вопросов в Центральной Азии, в том числе на примере Кыргызстана и Узбекистана отчетливо высвечивается дальновидность казахской политики и что самое важное – опыт Астаны формирует правильные стандарты введения региональной политики и оставляет хороший задел для будущей «перепрошивки» Центральной Азии.      

 

 
 

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
3 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.