В поисках утраченного: какие цели стоят за центральноазиатским турне американского дипломата?

В поисках утраченного: какие цели стоят за центральноазиатским турне американского дипломата?

Американская дипломатия не изменяет своим традициям: как только в том или ином уголке мира намечается серьезная политическая пертурбация, например, ввиду смены многолетнего лидера, как тотчас в регионе появляются чиновники Госдепартамента США различного калибра с пространными заверениями в «приверженности партнерству», предложением «продолжить стратегический диалог» и напоминанием о двухсторонних механизмах и многосторонних форматах, благо они в избытке продуцируются американским внешнеполитическим ведомством.

Центральноазиатское турне заместителя госсекретаря США по политическим вопросам Томаса Шэннона, состоявшееся на прошлой неделе, было выдержано в полном соответствие с этими традициями.

Первым пунктом визита Шэннона стала столица Казахстана. В Астане американского гостя встречал первый вице-премьер правительства Аскар Мамин. Политолог, кандидат экономический наук Талгат Абдижапаров считает, что это отнюдь не случайно. Ведь первый зампред казахстанского правительства негласно считается «главным по инфраструктуре», а это именно та сфера, которая интересует сегодня американцев в Казахстане в первую очередь и которая насыщена для них мощным политическим подтекстом.

«Безусловно, главной целью визита Шэннона была сверка часов после запуска проекта Кашаган. Для американцев важно уточнить, намерена ли казахстанская сторона принять участие в различных проектах транспортировки газа», - считает эксперт.

По мнению Абдижапарова, американцы долгое время не принимали в расчет влияние Казахстана на процессы в регионе и теперь стремятся наверстать упущенное.

«США осознали, что они недооценивали посреднический потенциал Казахстана в урегулировании российско-турецкого конфликта. Неприятным сюрпризом для американцев стало то, что примирение России и Турции при участии казахстанской дипломатии все-таки состоялось. Еще менее обрадовало США возобновление проекта «Турецкий поток». Конечно, американцы прекрасно осознают, что для Казахстана союзнические отношения с Россией - это приоритет, тем не менее, они считают, что без консультаций с ними такие вопросы решаться не должны. Они хотят быть в курсе событий, хотят, чтобы подобные вопросы с ними согласовывались. Возможно, они готовы предложить Казахстану альтернативные варианты транспортировки для того, чтобы он занимал более сдержанную позицию по «Турецкому потоку», - поясняет эксперт.

В Кыргызстане, куда американский дипломат направился после столицы Казахстана, Шэннон провел переговоры на уровне главы государства. Кыргызстанский политолог, директор Central AsianDevelopment Institute Алибек Тусупбеков отмечает, что визит заместителя госсекретаря США происходил на фоне непростой политической ситуации в стране.

«В нынешнем году в Кыргызстане усилились угрозы терроризма: в конце августа террорист-смертник совершил самоподрыв возле Посольства КНР в Бишкеке, а в октябре дипломатические представительства США и Великобритании объявили о возможных террористических атаках. Кроме того, определенные беспокойства вызывает намеченный на декабрь референдум об изменениях в действующую Конституцию КР. Местная оппозиция противодействует внесению поправок, проводя митинги и акции протеста», - отмечает Тусупбеков.

Но, скорее всего, визит Томаса Шэннона не связан с текущими событиями в стране, а обусловлен стремительным дрейфом Кыргызстана в сторону России и евразийской интеграции и вполне объяснимым желанием Вашингтона вернуть эту центральноазиатскую республику в лоно своего влияния, считает политолог.

«За последние несколько лет Кыргызстан последовательно дистанцировался от США: не стал продлевать договор об аренде авиабазы «Манас», денонсировал соглашение о сотрудничестве с США, вступил в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), регулярно участвует в саммитах ШОС, ОДКБ и СНГ. Более того, президент Алмазбек Атамбаев выступил с поддержкой действий России на Ближнем Востоке, демонстрируя тем самым пророссийский внешнеполитический курс. Центральноазиатское турне Томаса Шэннона выглядит попыткой вернуть утраченные позиции, или хотя бы прозондировать почву, как это было ровно год назад во время визита госсекретаря США Джона Керри», - поясняет политолог.

Кыргызстанский политолог Денис Бердаков считает, что визит Шэннона призван поддержать – хотя бы даже и морально - проамериканских активистов и политиков в республике:

«Явных сигналов он не подает, а скорее демонстрирует, что Госдеп на высоком уровне готов к диалогу со всеми сторонами политического процесса в Кыргызской Республике. Заместитель госсекретаря по политическим вопросам встретился с правительством КР, парламентом, гражданским сектором, что явно сигнализирует о желании американского дипломата узнать как можно лучше ситуацию в регионе и, конечно же, поддержать активистов и политиков, придерживающихся в своих действиях, ценностях и заявлениях американской повестки», - поясняет эксперт.

Конечным и, пожалуй, ключевым пунктом центральноазиатского вояжа господина Шэннона стал Ташкент, где его приветствовал врио президента РУз Шавкат Мирзиёев.

Доцент факультета мировой политики МГУ им. М. В. Ломоносова Алексей Фененко, говоря о подтексте визита высокопоставленного чиновника Госдепартамента США в Узбекистан и в Центрально-Азиатский регион в целом, выделил три ключевых для американской дипломатии задачи:

«Они, безусловно, хотят узнать, как изменилась ситуация в Центральной Азии после смерти Каримова, и прощупать возможности контактов с новым узбекским руководством. Стратегическая задача США заключается в том, чтобы полностью восстановить военное партнерство с Узбекистаном. Первую попытку они осуществили в 2011 году, неизвестно, насколько это было удачно, но они, как я понимаю, эту перспективу держат про запас. И это вполне естественно», - считает Фененко.

Такую же задачу, по мнению эксперта, США преследуют в отношении Кыргызстана.

«Кыргызская Республика свернула американское военное присутствие в 2014 году, но в прошлом она была, по сути, последним оплотом натовской инфраструктуры в регионе. И я думаю, что американцы пытаются найти контакт с руководством Кыргызстана на предмет того, можно ли восстановить былые позиции», - поясняет политолог.

Ну и, наконец, третья задача, которую призван был решить визит американского дипломата – это прощупать позиции Шанхайской организации сотрудничества и понять, насколько они прочны.

«Здесь традиционно для них главную роль играет Узбекистан – американцы считают его слабым звеном в ШОС», - отмечает Алексей Фененко.

Однако о размещении американской базы в Узбекистане на нынешнем этапе речи идти не может, считает эксперт.

«Полагаю, что это будет сделано более завуалировано. Едва ли Узбекистан пойдет на демонстративное открытие американских баз в регионе, но это не помешает ему запустить программу военного партнерства с США под видом борьбы с терроризмом. Думаю, такая возможность не исключена», - подытоживает Фененко.

Жанар Тулиндинова (Астана)

 

http://ia-centr.ru/expert/24255/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
9 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.