Уходя уходи - НАТО уходит из Центральной Азии?

Что стоит за решением о закрытии бюро НАТО по связям и взаимодействию со странами Центральной Азии в Ташкенте? Сдача позиций Североатлантического Альянса в регионе? Признание бесперспективности центральноазиатского направления деятельности? Или элементарное желание сэкономить на сворачивании второстепенных для военного блока проектов?

На прошлой неделе глава офиса НАТО в Ташкенте Розари Пульизи заявила о закрытии проекта весной следующего года. С этого времени Североатлантический Альянс будет координировать свои действия в Центральной Азии непосредственно из Брюсселя. Хотя Пульизи настаивает на том, что никакой политической подоплеки это решение не несет и связано исключительно с пересмотром бюджета блока, тем не менее, учитывая то, сколько усилий в свое время приложили американцы для открытия координационного центра в Ташкенте, в такой решительном сворачивании проекта невольно просматривается политический подтекст.

 

Вашингтон устал платить

Кыргызский политолог, сопредседатель Клуба региональных экспертов КР «Пикир» Игорь Шестаков не исключает, что госпожа Пульизи отнюдь не лукавит, когда ссылается на секвестирование бюджета как главную причину упразднения центральноазиатского офиса.

«Главной задачей офиса НАТО в Ташкенте была поддержка контртеррористических операций в Афганистане, а, как известно, начиная с 2014 года США сокращают свое военное присутствие в этой стране, и это связано, в том числе, с недостатком финансовых ресурсов. Еще в 2014 году, на натовской конференции по сотрудничеству с Центральной Азией и Афганистаном в Бишкеке, в кулуарах мероприятия эксперты из разных стран говорили о том, что у Соединенных Штатов иссякают ресурсы: у них нет денег для того, чтобы широкомасштабно поддерживать операцию в Афганистане и соответственно оказывать финансовую поддержку офису в ЦА», - отмечает эксперт.

С секвестированием бюджета Шестаков связывает и закрытие Центра транзитных перевозок ВВС США в Манасе.

«Вашингтон больше не может платить за свое полномасштабное военное присутствие в Центральной Азии. Мне кажется, при Дональде Трампе сокращение финансирования военного блока будет продолжаться», - уверен политолог.

С кыргызским коллегой согласен казахстанский политолог Султанбек Султангалиев.

«Решение о закрытии офиса в Ташкенте соответствует духу предвыборных обещаний будущего президента США Дональда Трампа о необходимости сокращения расходов на содержание Североатлантического Альянса. Можно расценить его как упреждающую реакцию со стороны руководства НАТО на грядущие изменения в американской политике, связанные с приходом новой администрации», - считает казахстанский политолог.

По мнению Шестакова, перед администрацией Трампа будет остро поставлен вопрос финансирования геополитических проектов, развернутых при администрации Барака Обамы.

«Конечно, мы привыкли к тому, что американцы с помощью печатного станка решают все свои финансовые проблемы. Однако действия США последних лет – активное вмешательство в ситуацию на Ближнем Востоке, следствием которого стала череда государственных переворотов в регионе, известных как «арабская весна», а также поддержка Евромайдана и администрации Петра Порошенко на Украине - стоили им немалых ресурсов и, по всей видимости, проделали брешь в американском бюджете», - подчеркивает Шестаков.

 

Переложили ответственность на ОДКБ

Султангалиев в свою очередь считает, что НАТО, по сути, демонстративно удаляется от какого-либо участия в разрешении потенциальных конфликтов в центральноазиатском регионе, который является крайне проблематичным и взрывоопасным с точки зрения деятельности экстремистских группировок и распространения международного терроризма.

«Своим решением руководство НАТО и, соответственно, лидеры западных стран перекладывают всю ответственность за сдерживание международного терроризма и борьбу с ним в Центральной Азии на Россию и ОДКБ», - предполагает Султангалиев.

Однако самоустранение НАТО все же не добавляет, как возможно, ожидают западные эксперты и политики, новых проблем в копилку России, считает политолог.

«И прежде присутствие войск НАТО на территории Афганистана нисколько не мешало развитию и укреплению экстремистских группировок и растущему объему наркоторговли. Так что для России за последние два года ситуация принципиально не улучшилась и не ухудшилась. Конечно же, актуальным остается вопрос наращивания мускулов самой ОДКБ, наполнению заманчивой формы конкретным содержанием. И саммит ОДКБ в Ереване, прошедший в октябре нынешнего года, обозначил конкретные шаги  решения в данном направлении», - считает эксперт.

 

Узбекистан берет курс на ОДКБ?

Игорь Шестаков не исключает, что решение о закрытии представительства Североатлантического альянса в Центральной Азии продиктовано в немалой степени прогнозируемой сменой внешнеполитического курса Узбекистана и разворота его в сторону ОДКБ.

«Судя по первым шагам исполняющего обязанности президента РУз Шавката Мирзиёева вектор внешней политики Узбекистана может быть изменен в сторону усиления взаимодействия с ОДКБ. Конечно, надо еще дождаться итогов президентских выборов в Узбекистане, однако тренд складывается вполне очевидный», - отмечает эксперт.

Султангалиев также считает, что закрытие координационного центра НАТО в Ташкенте символизирует новый внешнеполитический курс Узбекистана, который в военно-политическом плане будет ориентирован на Москву, а в экономическом – на Евразийский экономический союз и ШОС.

При этом Шестаков обращает внимание на то, что охлаждение центральноазиатских республик к США не в последнюю очередь связано с отсутствием у американцев конкретных инициатив в регионе.

«В течение двух-трех последних лет США и НАТО не демонстрировали в Центральной Азии каких-либо стратегических и политических проектов. Реализация формата сотрудничества Вашингтона с центральноазиатскими государствами «C5+1» в большей степени происходила на декларативной основе. Не было никакой конкретики, дальше общих заявлений и обещаний наращивать сотрудничество в сфере безопасности и в экономике дело не продвигалось. По сути, формат «C5+1» не дал региону каких-либо конкретных проектов и осязаемых результатов», - подчеркивает политолог.

Говоря о недавнем центральноазиатском турне заместителя Госсекретаря США по политическим вопросам Томаса Шэннона, в рамках которого американский дипломат посетил Астану, Бишкек и Ташкент, Шестаков приходит к выводу, что, вероятнее всего, оно носило ознакомительный характер и было предпринято, скорее, в целях изучение текущей геополитической ситуации в регионе, нежели для достижения конкретных договоренностей.

«Полагаю, Шэннон так и не привез в Центральную Азию каких-либо взаимовыгодных предложений и закрытие офиса НАТО в Ташкенте – служит этому подтверждением», - подытоживает политолог.

Жанар Тулиндинова (Астана)

 

http://ia-centr.ru/expert/24353/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
2 + 16 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.