Россия и Евразия. Декабрьские тезисы

Если кто-то полагает, что освобождение сирийского города Алеппо от боевиков-исламистов и стремительное развитие отношений России и Японии, это – события не связанные между собой, мы не согласимся. Ведь в Эпоху экономическо-финансово-политическо-культурной Глобализации вопросы Pealpolitic уже не могут оцениваться и рассматриваться вне Общепланетарной – да простят меня читатели за такой «замах» – стратегической ситуации.

Сегодня – день в день – мы видим полное освобождение сирийского города № 2 Алеппо и впечатляющие результаты визита Владимира Путина в Японию. Что их объединяет? Мощнейшее продвижение интересов России по необъятным пространствам Евразии.

Мир, действительно, глобализирован, и это придает любому процессу в любой точке Земли форму одной из многочисленных деталей развития общей тенденции – к объединению Человечества. Другое дело, что не найден пока ответ на вопрос: «Во имя чего Человечеству объединяться?»

Ведь, в процессе Глобализации сегодня появляются многие цели, сплошь и рядом противоречащие друг другу. В этом процессе полно конфликтов и немало войн. В этом процессе выражаются интересы «увядающих» центров силы и их сопротивление напору стран, набирающих мощь, авторитет и влияние. Зачастую, этот напор становится настолько мощным, что приводит к довольно быстрому переформатированию международных систем, которые ещё недавно казались незыблемыми. Уже ЕС трещит на наших глазах, тому уж четверть века, как нет СССР и Варшавского договора, а про колониальную систему, про рабство, молодежь и не знает…

Большое число наблюдаемых процессов переформатирования происходит в Евразии – на самой большом материке Планеты. И, хотя эти пространства весьма многообразны и по природным условиям, и по культуре живущих здесь народов, и по уровню их развития, одно абсолютно объективно и понятно: Россия является самой крупной страной Планеты и её земли простираются от Тихого океана до морей Атлантики. Поэтому происходящие и развивающиеся в Евразии события – как международное сотрудничество, так и международные конфликты – непосредственным образом «выходят», хоть и в разной степени, к нашим границам.

И, если мы станем рассматривать происходящее – от Алеппо до Токио, от Киева до Кабула, от Берлина до Мосула – в форме единого, пусть и многогранного, процесса развития Евразии, то придем к абсолютно объективному выводу о том, что он затрагивает нас напрямую. Это не тот случай, когда Копенгагену совершенно неинтересны события в Сеуле: далеко и непонятно. Мы себе такого позволить не можем, а потому и занялась Россия комплексным подходом к наблюдению, оценкам и принятию решений относительно общей ситуации в Евразии. Это нужно и по политическим, и по торгово-экономическим мотивам, и в связи с необходимостью купировать угрозы, которых на просторах Евразии сейчас совсем немало.

Скажем больше – именно Евразия сегодня, в годы 2010-е, стала самым небезопасным регионом Планеты. Такого концентрированного по времени и пространству числа военных конфликтов нет ни на одном континенте Земли. И эти конфликты, как бы они не назывались – «гибридные войны», «джихад» или как-то ещё – разгорелись вблизи границ России. И подходы к их тушению напрашиваются также комплексные. Мы здесь не раз писали о том, что пора в Азии создавать систему коллективной безопасности. И уже есть площадка для подобной инициативы – Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Более того, в 2017 году в её составе будут представлены крупнейшие государства Азии – Россия, Китай, Индия, Пакистан, Казахстан. А потом к ним присоединится и Иран. Чем не форум для выработки решений по ликвидации очагов напряженности у границ этих стран-великанов?

Вот в каком ключе развиваются события, и в Москве уже давно и предметно ведут политику, смысл которой – обеспечение Безопасности границ России во имя Развития нашей страны и нашего народа. Мы не можем не видеть, как сопрягаются в одну общую картину разнообразные, на первый взгляд, события, происходящие сегодня, в декабре 2016 года и на пространствах Евразии, и на подступах к её Ойкумене. Вот об этом наши сегодняшние тезисы.

Начать бы надо с очень успешного визита Владимира Путина в Японию. Там был совершен, по большому счету, прорыв в двусторонних отношениях. При этом прорыв не был обусловлен территориальными уступками островов, на чем десятилетиями настаивают японцы. И вот – острова российские, а прорыв – двусторонний. Значит, можно договариваться?

И все же, прежде чем перейти к впечатляющим результатам переговоров в Японии (а там одних документов подписали целых 68 – когда такое было?!), предложим несколько тезисов о происходящем вокруг России для того, чтобы наши усилия по нормализации отношений со Страной восходящего Солнца заиграли бы новыми – геополитическими – красками.

Вот, на фоне каких событий – либо в переплетении с ними – президент Путин и премьер-министр Абе искали решение двусторонних проблем.

 

Алеппо и Мосул

 

Операция по освобождению Алеппо от террористов завершилась, сообщил журналистам 16 декабря начальник главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской.[i]

Это означает перелом, возможно, коренной, в этой затянувшей войне. В Европе и ряде стран ближневосточных – просто истерика по поводу победы в Алеппо. Как будто Асад освободил не родной Алеппо, а чужой «Париж». Они видят, что этот раунд, затеянной ими Игры, выиграли сирийцы с помощью русских и других своих союзников. Дальше – положение боевиков-террористов станет ещё тяжелее. Обозреватель Евгений Норин в связи этим пишет:

«После окончательного разгрома гарнизона Алеппо высвобождается масса сил для решения по-настоящему насущных задач. Требуются силы для разгрома анклава под Растаном в центральной Сирии, для добивания Восточной Гуты, для деблокады анклавов лоялистов в Идлибе и Дейр-эз-Зоре. Вторичное освобождение Пальмиры может потребоваться для решения части этих задач. Ситуация сдвинулась с мёртвой точки, и на горизонте, пусть и очень далеко, маячит победа в войне».[ii]

При этом, на другом конце войны – в Ираке, вокруг города Мосул происходит нечто совсем странное с точки зрения реализации заявленных задач от лица широкой коалиции во главе с США. С места событий передает известный российский блогер и писатель Георгий Зотов:[iii]

«За два месяца армии не удалось пробиться даже на окраины. Контролируют только пару пригородов – на севере и на юге. И то – тот пригород, что я был в воскресенье, ИГИЛ уже обратно вернул. Напомню, что группировка, что штурмует Мосул – 100 000 человек (на минуточку, такой же была численность контингента СССР в Афганистане), + авиация, танки и артиллерия.

Беженцы из лагеря рядом рассказывают, что Мосул утюжат «в белый свет, как в копеечку». Бьют, не глядя, по площадям. Американцы бросают бомбы куда попало, в том числе, и в своих – хоть официально опровергнуто, что они уничтожили по ошибке авиаударом роту иракских солдат, но на фронте все это подтверждают. Население вообще никто не жалеет – им гуманитарных коридоров не открывали, как в Алеппо. Госпитали мочат только так с оправданием – «там могут лечить террористов».

Прессу пускают только за три километра от линии фронта. Когда начинается авианалёт, сваливают сразу все и без лишних рассуждений, ибо американцы «славятся» своим высокоточным оружием, в чем уже убедилась иракская рота».

То есть ждать победы над ИГИЛ в районе Мосула можно ещё очень долго, коли воюют в таком стиле. Военный обозреватель Виктор Баранец замечает, что долгое топтание американо-иракского войска под Мосулом затягивается, хотя операция здесь должна была завершиться освобождением города от исламистов ко дню избрания нового президента США 8 ноября. При этом американцы смогли совершить в условиях осады вот что: «Один из коридоров для выхода террористов из Мосула был открыт. И по этой самой дороге боевики как раз и подтянулись к Пальмире… Нельзя забывать, что и под Раккой были прекращены боевые действия «коалиции», и был открыт коридор для того, чтобы террористы ушли оттуда. Подобное произошло ещё в ряде других городов. Таким образом, становится совершенно понятно, что действительно это всё было спланировано. Причём все боевики пришли к назначенному времени в назначенную точку».[iv]

Из этого вывод – американцам совершенно не нужно быстро завершать войну в этом чувствительном для России регионе мира. Отсюда до наших границ – всего несколько сот километров, поэтому дел здесь будет ещё немало. Уже заметно, что в Вашингтоне приготовили Москве западню по имени «Афганистан 2.0», однако, они не учли, что этот сценарий здесь не сработает по одной вполне явной причине – Москва эту «ловушку» видит, а из истории афганской войны сделаны все необходимые выводы.

 

Урегулирование в Сирии

 

Показательно, что вслед за освобождением Алеппо прозвучали очень важные заявления. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что скоро в Москве состоятся переговоры России, Турции и Ирана по ситуации в Сирии.[v] «Попробуем достичь перемирия по всей Сирии и начать переговоры о политическом урегулировании», сказал он.

Владимир Путин заявил на пресс-конференции в Токио о новой договоренности с президентом Турции: «Мы договорились с президентом Эрдоганом о том, что будем предлагать конфликтующим сторонам, мы со своей стороны — правительству Сирии, а президент Турции — представителям вооружённой оппозиции, продолжить процесс мирных переговоров на мирной площадке. В качестве такой площадки могла быть столица Казахстана Астана».[vi]

Итак – Астана. Казахстан. Ещё одну крупную страну Евразии Москва и Анкара привлекают к процессу урегулирования в Сирии. То есть, перед нами ещё один элемент выстраивания будущей системы безопасности в Азии. И заявление это сделано в Токио. Вот какой элегантный дипломатический язык использует Россия, фактически, объединяя пространства Евразии единым политическим действием с заданной целью – сирийское урегулирование.

Можно также обратить внимание на то, как часто стали «сверять часы», а потом и принимать совместные решения Москва и Анкара. Эрдоган явно взял курс на партнерство с Россией, а значит, у нас на юго-западном направлении хорошие перспективы для мирного сотрудничества. И это совсем немало, если вернуться к вопросу о безопасности наших границ.

Следующие тезисы также укладываются в эту логику.

 

Катарская метаморфоза

 

Наверно, не надо здесь вспоминать о том, сколь натянутыми оставались в течение многих лет отношения между Россией и эмиратом Катар, небольшом, но чрезвычайно богатом государстве Персидского залива. Минусов в наших отношениях было достаточно, а вот плюсы долгое время не просматривались.

Однако в логике выстраивания безопасного контура границ России роль Катара с некоторых пор пересмотрена. После смены власти в стране – сын сменил на посту Эмира своего отца – отношения пошли по нарастающей. И вот, во что это выросло совсем недавно. То соглашение, о котором пойдет речь, – это важный элемент нынешних тезисов.

Пресса активно писала, что 12 декабря «Роснефть» договорилась о покупке у итальянской Eni доли (30% плюс возможность выкупить в будущем ещё 5%) в блоке Шорук на шельфе Египта. Именно там находится газовое месторождение Зор, которое, по оценкам, может содержать до 850 млрд кубометров газа. Перспектива такова, что «Роснефть» развивает свой бизнес на площадке СПГ (сжиженного природного газа). При этом накануне пришла информация, что «Роснефть» «видит возможности сотрудничества» с Катаром в области трейдинга и логистики по сжиженному природному газу (СПГ), в частности, в рамках египетского проекта Зор.

Интересен комментарий от эксперта Александра Собко: «Спекуляций на тему, почему же произошло сближение позиций Катара и России, было много, мы зайдём с традиционной нефтегазовой стороны. И при таком подходе, связующее звено находится быстро – это компания ExxonMobil. Со стороны России, ExxonMobil – один из стратегических партнёров «Роснефти». Компании вместе бурили первую скважину на российском месторождении «Победа» в Арктике, компании являются совладельцами в проекте «Сахалин-1», где сейчас добывается нефть, но планируется и создание завода СПГ.

Стоит напомнить, что три года назад Владимир Путин наградил главу ExxonMobil Рекса Тиллерсона «Орденом Дружбы» за «значительный вклад в укрепление сотрудничества в топливно-энергетическом секторе». А сейчас именно Рексу Тиллерсону Дональд Трамп предложил пост госсекретаря США».[vii]

Сложить картинку из этих нескольких фактов, полагаю, труда не составляет.

 

Европейский вектор потребовал решений на Востоке

 

Америка ещё займет своё место в этих тезисах, а пока глянем на западные границы России, где всё на так благостно, вернее, многое слишком скверно. И Москве надо принимать стратегические шаги на Востоке, чтобы больше внимания уделить Западу. Возможно, именно поэтому Владимир Путин уделил особое время на достижение с премьером Японии договоренностей, когда почти 40 минут они вдвоем согласовывали документ о совместной хозяйственной деятельности на Курилах.

 

Фото пресс-службы Президента России

Это – «Заявление для прессы по итогам российско-японских переговоров (по вопросам совместной хозяйственной деятельности на южных Курильских островах) от 16 декабря 2016 года», в котором, в частности, говорится:[viii] «…Важным шагом на пути к заключению мирного договора может стать начало консультаций о совместной хозяйственной деятельности России и Японии на южных Курильских островах. Такое взаимодействие будет способствовать развитию всего комплекса связей между двумя странами и созданию атмосферы доверия и сотрудничества, выводу отношений на качественно новый уровень». Лидеры «поручают заинтересованным министерствам и ведомствам начать консультации по вопросам согласования условий, форм и областей… совместной хозяйственной деятельности, которая может включать такие направления, как рыболовство, марикультура, туризм, медицина, экология и другие».

Важно положение документа: «Стороны исходят из того, что ничто в настоящем Заявлении, любых достигнутых на его основе договоренностях о налаживании совместной хозяйственной деятельности и ее осуществление не наносит ущерба позициям Российской Федерации и Японии по проблеме мирного договора». Вот так – «не наносит ущерба позициям», то есть, движение вперед в экономическом сотрудничестве – есть, а про политический вопрос об островах – не упомянуто.

Можно вспомнить, что когда-то движение России и Турции навстречу друг другу начиналось с похожих позиций: экономика – отдельно, политические разногласия – отдельно. И мы видим плоды этой политики. Похоже, что и японцы готовы уже разделить эти два уровня взаимоотношений.

Подробнее о результатах переговоров – ниже, а пока вернемся в Европу. Вернее, в её Восточную часть.

 

Черноморские дебаты

 

Вот – свежее заявление нового президента Болгарии Румена Радева, которого после его недавней победы на выборах хотели представить, как политика «пророссийского». На деле же любой президент Болгарии в условиях пребывания стран в рядах НАТО и Евросоюза не может быть никем иным, как политиком «проевропейским». Об этом он и сказал в интервью французской газете «Le Mond»: Болгария выбрала проевропейский путь развития, и не будет отклоняться от него.[ix] «Болгария является лояльным членом НАТО и Европейского союза. Исторически и культурно Болгария всегда была европейской. Она выбрала стабильный и долгосрочный путь проевропейского развития. Мы не будем отклоняться от него. Мы хотим утвердить страну как самого надежного партнера НАТО», — сказал Р. Радев.

Относительно отношений с Россией болгарский президент высказал следующее: «С Россией у нас существуют важные экономические интересы. Санкции не являются решением проблем. Они вредят не только России, а и ЕС. Для сильных экономик они не проблема, но для слабых экономик, таких как болгарская, это проблема. Они напрямую вредят сельскому хозяйству. Закрываются болгарские фирмы, люди теряют рабочие места».

В общем, мы его услышали: «Мы хотим утвердить страну как самого надежного партнера НАТО». И это заявление произносится в дни, когда на берегах Черного моря на Конференции Совета министров иностранных дел Организации Черноморского экономического сотрудничества в Белграде вновь были «высечены искры» в разговоре, который затеяли представители Румынии и Украины в присутствии Сергея Лаврова.

Из Белграда сообщают, что секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов выступил с «революционным» предложением. По его мнению, Североатлантический альянс просто обязан присутствовать в Черном море. Киев готов способствовать в этом НАТО, в том числе путем предоставления своих баз и участия в совместных патрулях.

Румынская делегация активно поддержала эту идею, которая способна поставить крест на договоре об ограничении иностранного присутствия в Черном море – Конвенции Монтрё о режиме проливов Босфор и Дарданеллы.

Сергей Лавров не мог оставить эти «инициативы» без резкого ответа и заметил: «У украинской стороны инициатив много, они уже начинают вызывать некую усталость у наших партнеров. Убеждены, что на Черном море все решения должны принимать прибрежные страны, особенно в том, что касается обеспечения безопасности. Поэтому идею Украины, а также идею румынских соседей о том, чтобы создавать здесь постоянно действующую группировку НАТО, рассматриваем как провокационную. Надеюсь, что сейчас ситуация успокоится, наши румынские партнеры тоже сделают для себя правильный вывод».[x]

В отношении Конвенции Монтрё министр иностранных дел России подчеркнул: «У нас есть заверения турецкой стороны, как хозяйки проливов, что эта конвенция будет соблюдаться. Эта конвенция действовала и в период охлаждения российско-турецких отношений. Мы выступаем твердо и жестко за недопущение нарушения Конвенции Монтрё, эта конвенция четко регулирует тоннаж военных судов и время их пребывания в Черном море».

Это – хорошая иллюстрация и позиций Турции, и намерений восточноевропейских стран подчеркнуть свою близость «просвещенному Западу». Впрочем, внимание украинского политического бомонда, похоже, очень скорое будет переключено на внутренние дела. Уж слишком много для них тревожного проявилось в эти декабрьские дни.

 

Украинский тупик

 

Вокруг руководства Украины нагнетаются нешуточные страсти. Нападки на Петра Порошенко в стиле давней «кампании против президента Кучмы», плюс – открытие в Москве судебного разбирательства об организации в Киеве государственного переворота, минус – отказ Украине в присоединении к Евросоюзу, и ещё один минус – отказ в новых кредитах, выстроили такое «политическое уравнение», которое в итоге способно свести к «0» конструкцию современной киевской власти.

Начнем разбираться в этом «уравнении» с того, что напомним об атаке на П.Порошенко – практически «клоне» той ситуации, что пережил бывший президент Украины Л.Кучма лет двадцать назад. Причем, в этой атаке принимают участие СМИ Запада, что стало неприятным сюрпризом для человека, который всю свою политику выстроил на том, что «Украина – часть Европы, часть Запада».

Западная пресса с подачи появившегося у неё информатора – Александра Онищенко уже несколько недель печатает статьи с обвинениями Петра Порошенко во многих неприглядных делах. Все обвинения строятся на базе «аудиозаписей». То есть, как и в истории с Кучмой, - на неких «звуковых уликах», добытых явно незаконным путем, поднимают информационную волну ради дискредитации главы киевской власти.

Но удар будет нанесен, судя по другим начинающимся мероприятиям, не только против Порошенко лично. В Москве состоялось первое заседание Дорогомиловского суда на тему – был ли организован на Украине государственный переворот, и кто в этом виновен? Иск подал бывший депутат «Партии регионов», а ныне политэммигрант Владимир Олейник. Суд начался. Анонсированы опросы высших должностных лиц из Германии, Франции и Польши (sic!), чьи страны выступили в феврале 2014 года гарантами соглашения между президентом Януковичем и лидерами Майдана.[xi]

При этом свергнутый президент Украины Виктор Янукович уже сам активно включился в качестве свидетеля в другое судебное разбирательство, которое проходит в Киеве по поводу тех же событий конца 2013 – начала 2014 года. Он дает показания по телетрансляции из Ростова.

Плюс к этому депутат Верховной Рады Надежда Савченко сделала заявление о том, что лидеры ЛДНР не террористы, а такие же борцы с властями, как и майдановцы. Она сказала это после своих прямых переговоров с руководителями Луганской и Донецкой народных республик. За что и была стремительно исключена из фракции «Батькивщина», возглавляемой Юлией Тимошенко. И это добавляет местному бомонду ещё одну головную боль – «герой Украины» Савченко де-факто ушла из лагеря «Майдана» и ищет политическую позицию – менее жесткую и более приемлемую для будущих своих действий. Видимо, в Киеве уже появляется ясность относительно перспектив нынешней власти.

Тем более что очередной «хук справа» Киев получил в эти же дни от «партнеров» из Евросоюза. По итогам саммита Евросоюз-Украина, только что прошедшего в Брюсселе, Украине отказано практически во всем, за что усиленно выступал Майдан:

- «нет» перспектив вступления в Европейский Союз,

- «нет» финансовой поддержке со стороны единой Европы,

- «нет» военной помощи,

- «нет» возможностей для работы украинцев в ЕС.

Процитируем несколько положений из «Решения глав государств и правительств 28 государств-членов ЕС на встрече в рамках Европейского Совета по вопросу Соглашения об ассоциации». Страны Евросоюза «решили принять следующее общее видение»:[xii]

- Соглашение об ассоциации имеет целью установить тесные и длительные отношения между Партнерами (Украиной и ЕС) на основе общих ценностей, однако не предоставляет статуса кандидата на вступление в Евросоюз, а также не создает обязательств присвоения такого статуса Украине в будущем.

– Соглашение подтверждает сотрудничество с Украиной в сфере безопасности, в частности в области предотвращения конфликтов, регулирования кризисов и предотвращения распространения оружия массового уничтожения. Оно не содержит обязательств относительно того, что Евросоюз или государства-члены обеспечивают гарантии коллективной безопасности или другую военную помощь или поддержку Украине.

– Соглашение ставит целью повышение мобильности граждан. В то же время Соглашение не предоставляет украинским гражданам или гражданам Евросоюза соответственно права проживать и работать на территории соответственно государств-членов ЕС или Украины.

– Соглашение подтверждает приверженность Союза поддержке процесса реформ в Украине. Соглашение не требует дополнительной финансовой поддержки со стороны государств-членов для Украины и в то же время не меняет суверенное право каждого государства-члена определять характер и объем двусторонней финансовой поддержки Украины.

Это «общее видение» можно именовать документом многих «нет». И для Украины такой итог Майдана – катастрофа.

Не будет теперь ни кредитов, ни безвизового режима с Евросоюзом, ни гарантий безопасности от НАТО и ЕС… А что будет? Как замечает украинский автор из Харькова Юрий Подоляка, «мы видим начало очередной долгоиграющей операции Вашингтона по переформатированию режима в Киеве».[xiii]

Вот и про США вспомнили, однако, подробнее – чуть ниже, а пока ещё одна новость от украинского соседа – из Польши. Удивительно, но после расставания с социализмом, после «демонстрации показательного прогресса» в экономике и уровне жизни поляков, после прихода «подлинной демократии», Польшу в последе время начинает трясти не хуже, чем во времена, когда Лех Валенса ещё молодым парнем поднимал Гданьск и Гдыню на манифестации против варшавских коммунистических властей.

Ныне даже на Балтийское побережье не надо ехать, чтобы лицезреть польские массовые протесты. Опять власть «не олицетворяет чаяния народа», и опять народ – уже в самой Варшаве – штурмует свой парламент: тысячи протестующих заблокировали выходы из здания Сейма республики. В демонстрации принимали участие порядка 2,5 тысячи человек. Выяснять причины недовольства можно и нужно, однако, заявленная тема протестов – «журналистов, мол, скоро не будут допускать в здание Сейма, где находится зал заседаний» – как-то «не тянет» на претекст для беспорядков в центре Варшавы. Мотив глубже. Неужели полякам теперь и капитализм не мил? Не пора ли определиться, в конце концов…

Обстановка там накаляется, и вкупе с украинскими делами да ещё периодическими осложнениями в паре Москва – Прибалтика именно западные границы России от Балтийского миря до Черного вызывают наибольшее беспокойство. И, тем не менее, после договоренностей в Токио, а также благодаря традиционно прекрасным отношениям России и КНР, можно говорить о том, что, «решив дела на Востоке, Москва теперь пристально посмотрит, что у неё происходит на Западе»…

 

Американский интерес

 

Прощальная пресс-конференция президента США Барака Обамы превратилась в… бенефис России! Один из комментаторов прямо написал, что сложилось впечатление, будто «отчитывался перед журналистами не американский президент, а российский». Слово «Россия» Обама упомянул в своей речи 38 раз, и ещё 15 раз упоминалась фамилия Путин.[xiv]

И не в том дело, что говорил он сугубо в критическом тоне: дескать, Россия меньше и слабее США, Россия не занимается инновациями и экспортирует только углеводороды и оружие. А в том, что педалируя российскую тему, президент США, пусть и уходящий, вывел вновь, как и полвека назад, «русский вопрос» на первый план в американской политике. Кому-то это представляется плюсом, кому-то минусом, но, в целом, за вниманием США к Москве кроется американское же беспокойство относительно того, что «поверженный, было, конкурент жив и неплохо себя чувствует». Стране, которая США не интересна, Обама бы не стал уделять столько слов.

Не уверен в том, что моё предположение будет абсолютно точным, но не могу им не поделиться: в Америке начали искать пути к сотрудничеству с Москвой. В преддверии малопредсказуемых по своим итогам реформ, на которые нацелен приходящий президент США Дональд Трамп, новой администрации желательно иметь с Россией хорошие отношения, чтобы не тратить силы и средства на продолжение конфронтации. И Обама об этом прозрачно намекнул в своей речи на пресс-конференции. Иногда политик может сказать такое и таким манером, что все легко поймут его «эзопов язык».

А для беспокойства относительно возможных реформ в Штатах есть свои резоны. Например, накануне Федеральная резервная система (ФРС) США подняла свои ставки с 0,25-0,5% до 0,5-0,75%. Вроде бы – мелочь, но уже после январских праздников мы увидим, как резво начнут разворачиваться финансовые потоки.

С одной стороны своим решением ФРС сразу подняла стоимость обслуживания долларовых кредитов, и для производственного сектора американской экономики это решение негативно. С другой стороны, удорожание американских ценных бумаг «трежериз» привлечет массы «живых денег» со всей Планеты в США и, поддержав доллар, ослабит другие валюты.

Оба варианта имеют свои изъяны. Оба варианта рассчитаны на более-менее стабильную ситуацию. Прежде срабатывал «по схеме» и тот, и другой. Но… то было раньше. А теперь любой неосторожный шаг в мировых финансах грозит провоцированием дисбаланса и обрушением всей 500-летней системы. Мы писали об этом здесь не раз, и сегодня ещё раз отметим: Трампу нужны деньги не на силовое противостояние с Россией, а для концентрации средств во имя решения внутриамериканских проблем. И пауза в пикировании с Москвой станет для новой администрации совсем не лишней.

Номинация главы ExxonMobil, кавалера «Орденом Дружбы» Рекса Тиллерсона на пост госсекретаря – это явный намек. Тем более, на фоне прихода в силовые ведомства людей, явно не склонных к дружбе с РФ, а нацеленных на модернизацию и укрепление US Army, US Navy и US Air Force.

Оценивая эту ситуацию, мы отметим: «окно возможностей» для того, чтобы наладить дело на западных границах России откроется после вступления Д.Трампа в Овальный кабинет Белого дома после 20 января. И к этому надо готовиться.

 

Развязать японский узел

 

После представления этих тезисов, касающихся общей обстановки в Евразии плюс вероятного развития в США, обратим более пристальное внимание на результаты визита Владимира Путина в Японию. Представляется, что они выглядят очень многозначительно на фоне того, что происходит вокруг России.

К слову, и для японцев сейчас – самый удобный момент договариваться с Россией о долгосрочных экономических отношениях потому, что есть основания полагать: США поднимут таможенные пошлины перед японскими товарами. Во всяком случае, Д.Трамп говорит о том, что «будет поддерживать отечественного производителя», а один из способов поддержки – повышение тарифов на импорт. В частности, импорт из Японии. Россия же предлагает японцам очень привлекательные возможности на своем рынке.

Давайте для начала сделаем обзор тех самых 68 документов, которые подписаны в ходе визита Владимира Путина. Их полный список опубликован на официальном сайте Главы Российского государства.[xv] Обратим внимание на ряд ключевых, касающихся экономики. Как сообщил телеканал NHK со ссылкой на источники в правительстве Японии, сумма инвестиций с японской стороны по заключенным контрактам может составить порядка 2,5 млрд долларов.[xvi]

- «Почта России» расширила сотрудничество с Japan Post и Toshiba.

- «Роснефть» подписала договор о сотрудничестве с Marubeni Corporation и Mitsubishi Heavy Industries по совместной разработке технико-экономического обоснования проекта строительства газохимического комплекса на Дальнем Востоке. Кроме того, «Роснефть», Marubeni, Impex и JOGMEC заключили соглашение об основных условиях сотрудничества по совместной разведке, разработке и добыче углеводородов на лицензионном участке в шельфовой зоне России.

- «Русгидро» подписала несколько документов с японскими компаниями, включающих возможную локализацию производства ветровых энергоустановок в РФ, сотрудничество в области развития возобновляемых источников энергии и использования оборудования для проектов на Дальнем Востоке.

- «Газпром» заключил соглашения о сотрудничестве с японскими компаниями, а также с японским банком – стороны будут координировать действия по развитию партнерства в научно-технической, производственной и инвестиционной сферах. Соглашение о стратегическом сотрудничестве заключено также с Mitsui. Оно предусматривает взаимодействие, в том числе в рамках расширения проекта «Сахалин-2», а также в области СПГ-бункеровки морского транспорта. Договор также подписан с Mitsubishi Corporation. Соглашение предполагает развитие партнерства в области СПГ, в частности, в рамках создания третьей очереди «Сахалина-2». Меморандум о взаимопонимании «Газпром» подписал с JBIC (Японский банк международного сотрудничества).

- «Новатэк» подписал меморандум о взаимопонимании с Mitsui. Документ закрепляет намерения сторон развивать стратегическое сотрудничество в области реализации проектов по добыче и сжижению газа в России, поставок сжиженного природного газа (СПГ) и жидких углеводородов, поставок оборудования и технологий, а также совместного развития рынков СПГ.

- Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства и японская организация по развитию внешней торговли JETRO подписали меморандум о взаимопонимании.

- «Р-Фарм» договорилась об условиях сделки по продаже доли своей компании японской корпорации Mitsui. Последняя приобретает 10% российской компании с возможным увеличением доли до 20%. «Р-Фарм» также подписала соглашение с Fujifilm Corporation о формировании широкоформатного партнерства с возможной локализацией производства и созданием совместного предприятия.

- «Рентгенпром» и японская Toshiba Medical Systems Corporation договорились о производстве медицинских изделий в России.

- «Ямал СПГ» и Японский банк международного сотрудничества (JBIC) заключили договор о предоставлении кредитов и меморандум о взаимопонимании. JBIC предоставит российской компании кредитную линию в размере 200 млн евро. Этот кредит – часть проектного финансирования на общую сумму 19 млрд долларов, включающую также кредитные средства российских и китайских банков и российского Фонда национального благосостояния.

- «Русагро» и Mitsui & Co хотят вместе развивать бизнес на Дальнем Востоке для экспорта продукции «Русагро» в Азию. Компании намерены внедрить японские технологии и обсудить возможности инвестирования.

Помимо подписания документов, состоялось заседание Российско-японского форума деловых кругов. Решен вопрос о Российско-японском инвестиционном фонде с капиталом в один миллиард долларов, который создадут Российский фонд прямых инвестиций и Японский банк международного сотрудничества (JBIC).

Это всё – некоторые итоги экономической повестки дня.

 

Урегулирование с Японией – это спокойствие на Востоке

 

Что касается вопросов политических, прежде всего, островов, которые японцы требуют себе, то в ходе визита к этой теме подходили очень аккуратно.

Японский премьер-министр Синдзо Абэ на совместной пресс-конференции с президентом России Владимиром Путиным заявил о необходимости нового подхода для будущего решения проблемы мирного договора. Японский премьер назвал ненормальной ситуацию, при которой между Японией и Россией не заключен мирных договор спустя 71 год после окончания Второй мировой войны. Абэ заявил, что, по его мнению, проблема мирного договора между Москвой и Токио должна быть решена нынешним поколением, чтобы «передать новому поколению новую эру в японо-российских отношениях».

Абэ предположил, что Япония и Россия не должны «зацикливаться на одном только прошлом», и что нужно начертить образ будущего для четырех Курильских островов, в котором японцы и русские будут сосуществовать и строить отношения, основанные на взаимной выгоде.[xvii]

«Необходимо мышление, устремленное в будущее, - сказал Абэ. - Основываясь на этом новом подходе, мы пришли к согласию о том, что мы начнем переговоры об особом режиме, при котором будет проводиться совместная экономическая деятельность на четырех островах, и эта совместная экономическая деятельность будет осуществляться при общем понимании, что она не наносит вред, не ущемляет позиции, как Японии, так и России по вопросу мирного договора».

Японский премьер также сообщил, что обсуждал с Владимиром Путиным возможность проживания граждан двух стран на южных Курилах, а также договорились о создании особого хозяйственного режима на островах. «Пожелания дошли до сердца президента Путина. Мы договорились о том, чтобы бывшие жители Курил смогли свободно посещать те места, где они раньше проживали. Мы договорились, исходя из гуманитарных соображений, немедленно приступить к переговорам относительно того, как обеспечить свободный доступ».

Отметим, что совместная хозяйственная деятельность на островах будет вестись исключительно на основе российского законодательства и под российским суверенитетом. Как пишет обозреватель Дмитрий Лекух, «правовой и военно-политический суверенитет России над Южно-Курильскими островами остается незыблем и несомненен, как итоги Второй Мировой войны. При этом Российская Федерация… готова допустить Японию на острова примерно в рамках, в которых Норвегия допускает Россию на Шпицбергене – административно.

И это, пожалуй, допустимый для обеих стран компромисс. Русские не могут себе позволить терять земли. Японцы, для которых эта проблема очень болезненна, смогут на островах спокойно жить, работать, осуществлять совместную хозяйственную деятельность с российскими партнерами.

Снятие напряжения с данной проблемы сейчас даже важнее перспектив совместной экономической деятельности».[xviii]

Можно согласиться. Наш тезис: урегулирование с Японией – это спокойствие на Востоке.

Со своей стороны, подводя итоги визита, Владимир Путин на пресс-коференции, отметил:

«Разумеется, речь шла и о проблеме мирного договора. Господин Премьер-министр сейчас уделил этому достаточно внимания. Как известно, этот вопрос обсуждается уже более семидесяти лет. Было бы наивно полагать, что мы можем в одночасье его урегулировать. Но искать решение, которое отвечало бы стратегическим интересам и России, и Японии, было бы принято народами обеих стран, безусловно, необходимо. Отсутствие до сих пор мирного договора между Россией и Японией, безусловно, является анахронизмом прошлого.

Для решения этого вопроса требуется кропотливая работа по укреплению взаимного доверия, всестороннему развитию всего комплекса российско-японских отношений. В этом контексте вместе с господином Абэ поддержали инициативу налаживания совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах. Рассчитываем, что такое сотрудничество будет способствовать созданию благоприятной атмосферы для продолжения переговоров по заключению мирного договора.

С учётом обращения Премьер-министра Японии, дали поручения министерствам иностранных дел обсудить возможность упростить порядок посещения гражданами Японии могил своих родственников. И господин Премьер-министр вчера в беседе с глазу на глаз уделил этому много внимания, передал мне письма граждан Японии, которые стремятся к такому неформальному взаимодействию с российскими гражданами на этих островах.

Мы договорились о том, что максимально обеспечим свободный доступ даже в те районы, которые до сих пор были для них закрыты. И я со своей стороны предложил ввести режим свободного приграничного перемещения жителей Сахалинской области и Хоккайдо».

Отвечая на вопросы прессы, Владимир Путин подробно объяснил позицию России в отношении островов:[xix]

«Для того чтобы полноценно ответить на Ваш вопрос, мне придётся хотя бы очень коротко, хотя бы в двух словах, но всё-таки обратиться к истории.

Ведь Япония впервые получила острова южнокурильской гряды в 1855 году, когда адмирал Путятин окончательно, по согласованию с правительством России и императором, передал эти острова под японскую юрисдикцию, потому что до тех пор Россия считала, что эти острова принадлежат ей, поскольку открыты русскими мореплавателями.

Для того чтобы заключить мирный договор, Россия эти острова передала. Ровно через 50 лет Япония посчитала, что этого недостаточно, и после войны 1905 года получила ещё, как результат этих военных действий, ещё и пол-Сахалина (граница тогда прошла по 50-й параллели северной широты), и ещё взяла в конце всю северную часть Сахалина.

Кстати говоря, в одной из статей Портсмутского мирного договора Япония получила право также экстрадировать с этой территории и русских подданных. Они могли оставаться, но Япония получила право и русских подданных экстрадировать с этой территории, с Сахалина. Ещё через 40 лет, после войны 1945 года, теперь уже Советский Союз не только вернул себе Сахалин, но и вернул острова южнокурильской гряды…

На наш взгляд, нужно прекратить исторический пинг-понг по этим территориям. Нужно, в конце концов, как-то понять, что фундаментальные интересы и Японии, и России требуют окончательного долгосрочного урегулирования, вот в чём всё дело.

Но вопросов здесь много, в том числе, это и вопросы хозяйственной деятельности, и вопросы безопасности. Например, в 1956 году, когда Советский Союз и Япония близко подошли к разрешению этого спора и подписали (и не только подписали, но и ратифицировали) Декларацию 1956 года, как мы знаем, это исторический факт, Соединённые Штаты, которые считают, что у них есть интересы в этом регионе, практически устами тогдашнего госсекретаря господина Даллеса объявили ультиматум Японии: если в Японии сделают что-то, что противоречит интересам Соединённых Штатов, то тогда Окинава уйдёт полностью под юрисдикцию США.

Почему я это говорю? Мы должны с уважением относиться ко всем государствам региона, в том числе, и к интересам Соединённых Штатов. Это совершенно очевидно. Но что это означает? Это означает, что у нас, например, во Владивостоке, чуть севернее, две большие базы флота, наши корабли океанской зоны выходят в Тихий океан, мы должны понимать, что будет происходить в этой сфере. Но в этом отношении, имея в виду особый характер отношений между Японией и Соединёнными Штатами и договорные обязательства в рамках Договора о безопасности между США и Японией, как будут строиться эти отношения, мы не знаем.

Когда мы говорим о гибкости, мы хотим, чтобы наши японские коллеги и друзья учитывали все эти тонкости и все озабоченности российской стороны. Кроме того, мы вернулись к переговорам на базе Декларации 1956 года, которая предполагала, если вы помните, возвращение Японии двух островов, правда, непонятно, на какой основе. Но окончательно Декларация вступала в силу, и там это написано, после заключения мирного договора…

Если мы сделаем правильные шаги в направлении плана, предложенного Премьер-министром (он предложил создать отдельную структуру по хозяйственной деятельности на островах, заключить межправсоглашение, отработать механизм взаимодействия), на этой базе формировать такие условия, которые позволили бы нам добиться окончательного решения по мирному договору.

Если кто-то считает, что мы заинтересованы исключительно в налаживании экономических связей, а мирный договор откладываем на второй план, – это не так. На мой взгляд, самым главным является заключение мирного договора, потому что это создаст нам условия для долгосрочного взаимодействия в исторической перспективе, на среднюю и долгосрочную перспективу. Это важнее, чем деятельность на островах.

Япония жила без сотрудничества с Россией 70 лет, без глубокого сотрудничества, и мы жили. Мы можем так жить дальше? Можем. Но это будет правильно? Нет, неправильно, потому что если мы объединим усилия, конкурентоспособность наших стран и экономик многократно возрастёт. К этому мы и должны стремиться», - сказал Владимир Путин.

 

…Рассматривая ситуацию в Евразии в конце 2016 года, приходишь к выводу о том, что маятник, похоже, достиг пика свой точки по дороге к «негативу». Возможно, маятник этот ещё «зависнет» на некоторое время в этой позиции, а потом, набирая скорость, двинется в сторону пика по имени «позитив». Расстояние это не короткое, путь будет с препятствиями.

Но две вещи позволяют высказать эти предположения: во-первых, российская политика, о некоторых деталях который мы сегодня пишем, вышла на «улицу с двусторонним движением», нам идут навстречу. Отсюда и результаты.

Во-вторых, чем больше будет Россия набирать мощи и авторитета, тем меньше станет проблем с доказательствами нашего права иметь фундаментальные условия для Развития и Безопасности.

Вот как видится ситуация в декабре 2016 года с учетом происходящих вокруг событий.

 

P.S. Ожесточенная схватка на президентских выборах в США привела к расколу американского истеблишмента. Проигравшая сторона не оставляет попыток гарантировать свои интересы. Здесь компромисс возможен, но длительность и степень его прочности непонятны. Ведь, Дональду Трампу для реализации своих намерений «Make America Great Again!» нужно много денег. А это значит, что ему придется изымать их из тех сфер, которые контролируют его оппоненты, если не противники. И перипетии этого тяжелого похода за заявленными Трампом целями не могут не сказаться на Глобальной политике и Глобальной экономике.

В общем, год 2017-й с первых же дней может преподнести международные сюрпризы. Похоже, что в Москве есть прогнозы возможного развития событий. И мы уже готовимся.

Одно то, что в течение уходящего года Россия подняла уровень своих отношений с двумя непростыми соседями – Турцией и Японией – говорит о очень продуманной политике, в которой учет идет с ориентировкой не на детали, а на видение и понимание общей картины.

 



Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
9 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.