Свобода от «европейских уз»: взгляд британского эксперта

Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"

 

 

Профессор Лондонского университета, Директор Института по изучению Содружества  Филип Мерфи

    

«Брексит» открывает новую страницу в истории Соединенного Королевства. Лондон оказался в непростой ситуации: ему предстоит настроить отношения с внешним миром в новом качестве независимого, свободного от “европейских уз” игрока. О перспективах внешней политики Великобритании рассказал журналу «Международная жизнь» профессор Лондонского университета, Директор Института по изучению Содружества Филип Мерфи.

«Международная жизнь»: Г-н Филип,  были времена, когда Великобритания, обладая огромной колониальной империей, имела статус “супердержавы”. Позднее, присоединившись к ЕЭС в 1973 году, она превратилась в региональную державу. Каким Вам видится британское будущее после “Брексит”?

По сей день британское правительство не имеет четкого представления о том, какое место в системе международных отношений займет Великобритания после «Брексит»

Филип Мерфи:По сей день британское правительство не имеет четкого представления о том, какое место в системе международных отношений займет Великобритания после «Брексит». Главным приоритетом для страны будет сохранение максимального числа тех преимуществ, которые она получает от своего текущего членства в Евросоюзе. В настоящее время Уайтхолл  даже не хочет более конкретно обозначить свои цели и задачи из-за неопределенности исхода переговоров с Брюсселем о нюансах выхода Британии из ЕС. Кроме того, правительство и Консервативная партия разделены на два лагеря – «сопротивляющихся Брекситу» (рассматривающих доступ на европейские рынки в качестве приоритетной задачи), и «евроскептиков», которые считают, что Великобритания может обрести новую глобальную торговую идентичность, отстаивая свободную торговлю в мире.

«Международная жизнь»: Может ли британский парламент заблокировать процесс «Брексит» и таким образом аннулировать результат референдума?

Филип Мерфи: Вероятность того, что это произойдет до того, как заработает статья 50 Лиссабонского договора, на мой взгляд, очень мала. Правовые проблемы, оказывающие большое влияние на парламент, могут замедлить процесс «Брексита». Однако руководство Лейбористкой партии (главной оппозиционной партии Великобритании) проявит осторожность и не будет ставить под вопрос итоги референдума, опасаясь оттолкнуть многих своих сторонников из среды рабочего класса. Лейбористы могут бросить вызов британскому правительству лишь в том случае, если экономика Великобритании сильно пострадает от последствий «Брексит»  в течение следующих нескольких лет, и общественное мнение повернется против консерваторов. Однако на этой стадии будет трудно обратить процесс выхода Соединенного Королевства из Евросоюза вспять.

«Международная жизнь»: Как может «Брексит» повлиять на Содружество наций? Будет ли ассоциация играть большую роль во внешней политике Великобритании?

На мой взгляд, «Брексит» не будет иметь никакого реального влияния на взаимодействие Британии с Содружеством

Филип Мерфи:На мой взгляд, «Брексит» не будет иметь никакого реального влияния на взаимодействие Британии с Содружеством. В течение многих десятилетий правительство Великобритании пытается ответить на вопрос, каким образом Содружество может быть использовано в качестве инструмента британской политики? Однако Уайтхоллу ни разу не удалось придумать каких-либо действительно работоспособных решений. Я не вижу ничего, что бы могло поменяться после «Брексит» в отношении ассоциации. Содружество давно не является торговым блоком. Его границы даже не соотносятся на карте с теми «внеевропейскими» частями мира, которые предлагают Великобритании действительно большие возможности для торговли. Например, мнение, что в странах Африки южнее Сахары наблюдается экономических бум, в значительной степени иллюзия, вызванная временным повышением цен на товары. Этот регион по-прежнему остается очень сложной областью для ведения бизнеса. Индия – более перспективный рынок, хотя и остается трудным для входа. Идея связи  между Англией и Индией в рамках ассоциации имеет небольшой вес среди индийских политических и бизнес-элит. Действительно, для многих индийцев Содружество является синонимом британской имперской ностальгии. Во время недавних визитов на высоком уровне в Индию политические деятели Великобритании едва-едва упоминали Содружество в своих выступлениях, вероятно, из-за страха вызвать антагонизм у принимающей стороны. Так что, я рассматриваю взаимодействие Великобритании с Содружеством скорее как риторику, нежели реальность.

«Международная жизнь»: Каким Вам видится будущее «особых» британо-американских отношений в связи с избранием Трампа на пост президента США? Что британский истеблишмент ожидает от новой американской администрации?

Филип Мерфи: Вероятно, реакция Уайтхолла на вновь избранного президента США будет очень схожа с той, что наблюдалась в 2000 году, когда к власти пришел Дж. Буш младший: британское правительство будет делать все возможное для того, чтобы построить близкие отношения с новой американской администрацией. Уже сразу после того, как стало известно о победе Д. Трампа, Лондон пригласил вновь избранного президента США посетить Великобританию с государственным визитом уже следующим летом. Интересно, что Б. Обаме пришлось ждать подобного приглашения два года.  Уайтхолл больше всего будет беспокоить позиция Трампа по отношению к НАТО, и, вне всяких сомнений, Соединенное Королевство будет пытаться использовать свое влияние для того, чтобы убедить президента в важности Североатлантического альянса. Также правительство Британии беспокоится по поводу протекционистской риторики Трампа, которую он демонстрировал во время своей президентской компании, т.к. Лондон сейчас находится в активном поиске возможностей для установления новых торговых сделок.

«Международная жизнь»: Британия и Китай активно обсуждают друг с другом возможности для развития торгово-экономических отношений. Стоит ли ожидать качественного обновления британо-китайских отношений в условиях «Брексит»? Может ли сближение Лондона и Пекина оказать негативное влияние на британо-американские отношения, принимая во внимание тот факт, что США рассматривает Китай в качестве своего главного стратегического конкурента?

На сегодняшний день Китай в представлении крупных британских компаний – гораздо более удобная страна для ведения бизнеса, чем, скажем, Индия

Филип Мерфи:Когда пост канцлера Казначейства занял Джордж Осборн, который ушел в отставку вскоре после референдума, Уайтхолл сфокусировался на намерении превратить Великобританию в одного из главных торговых партнеров Китая. На сегодняшний день Китай в представлении крупных британских компаний – гораздо более удобная страна для ведения бизнеса, чем, скажем, Индия. В ходе продвижения более тесных отношений с Пекином, Лондон временами был готов игнорировать давление со стороны США. Например, В 2015 году, вопреки возражениям Вашингтона, было объявлено, что Соединенное Королевство станет одним из учредителей возглавляемого Китаем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Несмотря на то, что президентство Д. Трампа по известным причинам ставит Великобританию в еще более сложное положение, ожидаемые выгоды от тесных торговых отношений Лондона с Китаем вполне могут перевесить давление со стороны США.

«Международная жизнь»:  Г-н Филип, спасибо большое за беседу!



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
15 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.