Универсиада, послание народу и кадровый пасьянс: Казахстан за неделю (30 января-6 февраля)

 

Последняя неделя января достойно увенчала чрезвычайно насыщенный для Казахстана политическими событиями месяц и еще раз подтвердила роль главы государства как главного ньюсмейкера страны.

 

Послание в тени конституционной реформы

В понедельник утром казахстанское общество в основном было занято обсуждением открытия зимней Универсиады в Алматы, состоявшегося 28 января. Восторженные отзывы о грандиозном, талантливо поставленном шоу, апеллировавшего к патриотическим чувствам казахстанцев, вошли в конфликт с неприятием «пафосных мероприятий», критикой в адрес организаторов по поводу отсутствия билетов в кассах и других нареканий.

Широкую известность получило заявление казахстанского болельщика Данила Рамина, негативно высказавшегося по поводу того, что в кассах ледового комплекса «Халык Арена» нет билетов на хоккей, тогда как трибуны спорткомплекса практически пустуют. Следует отметить, что дирекция Универсиады оперативно отреагировала на критику и в продажу поступилидополнительные билеты на соревнования. Что еще раз подтвердило статус соцсетей как прямого канала коммуникаций общества и власти.

Новость, появившаяся в понедельник, о том, что президент вновь выступит в вечернем эфире со спецобращением, отодвинула на второй план дискуссии по поводу Универсиады и «взбодрило» казахстанское общество, которое в очередной раз могло поупражняться в даре прогнозирования и просто дать волю фантазии.

Конечно, реакция не была сравнима с тем ажиотажем, который испытали казахстанцы на предыдущей неделе в среду, в аналогичной ситуации. Однако очевидно, что казахстанское общество, долгое время жившее в тихой заводи политической стабильности, с трудом привыкает к ускорившемуся политическому метаболизму последних месяцев и избытку «судьбоносных» новостей и заявлений.

Выступление президента Назарбаева, буднично объявившего о том, что очередное послание народу на этот раз будет не зачитано перед обеими палатами парламента, а опубликовано в прессе, в очередной раз показало несостоятельность тех, кто ожидает от казахстанской лидера декандентских реплик в духе ельцинского «я устал, я ухожу».

Надо отметить, что общественно-политический контекст, в котором появилось нынешнее послание, совершенно затмило его содержание или, во всяком случае, заставило оценивать его тезисы исключительно сквозь призму объявленной конституционной реформы и перераспределения полномочий между ветвями власти. Отсюда соответствующие оценки: дескать, новый документ – это попытка приучить кабмин мыслить самостоятельно.

Экономист Айдархан Кусаинов обратил внимание на то, что институт президентского послания вступает в некое противоречие с объявленным курсом на придание правительству большей самостоятельности.

«Традиционный формат Послания базируется (базировался) на сильной президентской вертикали и содержит значительное количество прямых указаний, формулирует социально-экономические программы, прямо формирует программу действий Правительства на следующий год. В то же время, уже через полгода Правительство должно будет само формулировать свои социально-экономические программы и действия в области социально-экономической политики и нести за них ответственность», - рассуждает эксперт в колонке для портала Informburo.

Политолог Данияр Ашимбаев отметил, что аресты и перестановки последнего времени сказались на качестве послания. «Складывается впечатление, что документ не до конца доработан в том плане, что не хватает постановки проблемы, оценки текущей ситуации, оценки эффективности госпрограмм и институтов», - заявил политолог в интервью NewTimes.kz.

 

Перезагрузка отношение с экспертным полем начата

Помимо внутриполитических процессов казахстанское общество обсуждало события в ближнем зарубежье. Информационный вброс о том, что Беларусь якобы намерена выйти из ЕАЭС, ОДКБ и Союзного государства, был восторженно встречен национал-патриотическими силами. Общественный деятель Мухтар Тайжан посвятил этому сюжету ряд публикаций на своем аккаунте в Фейсбуке.

Таким образом, «последний диктатор Европы» в глазах национал-патриотической общественности, обычно заявляющей о своей приверженности либеральным ценностям, стал едва ли не героем и защитником национальных интересов. Парадокс, который свидетельствует, скорее, о гуттаперчевых взглядах этой части казахстанского общества, нежели о каких-либо серьезных переменах в политическом курсе Лукашенко.

В четверг произошло еще одно событие общественно-политического плана, которое хоть и не попало в СМИ, тем не менее, заслуживает самого пристального внимания. В кулуарах форума «Модернизация 3.0: Новый этап экономического и политического развития Казахстана» состоялась встреча экспертов-политологов с первым заместителем руководителя Администрации президента Маратом Тажиным.

О содержании встречи можно судить по публикациям участников встречи. Политолог Талгат Калиев, в частности, отметил, что «разговор был откровенный и обстоятельный. Еще раз подтверждающий, что экспертное сообщество не напрасно связывает с возвращением Марата Муханбетказиевича серьезные надежды».

«Несмотря на длительное пребывание за пределами страны, он превосходно ориентируется во внутриполитической ситуации, ясно представляет текущие проблемы и вызовы, удручающее состояние нашего информационного поля, системные проблемы общества и его взаимоотношений с властью, и многое другое. При всем этом понимании и богатом академическом и практическом опыте, Марат Муханбетказиевич заинтересованно выслушал все предложения и оценки и даже поблагодарил за прямоту и откровенность», - написал политолог на своей странице в Фейсбуке.

Краткое резюме встречи дал политолог Саясат Нурбек: «Перезагрузка отношений с экспертным полем начата!».

Приободрил и пригрозил

Завершение политической недели совпало с ее кульминацией. В пятницу состоялось расширенное заседание правительства с участием главы государства, а вечером было объявлено о новых перестановках, в очередной раз переформатировавших казахстанский политический ландшафт.

Расширенное заседание правительства прошло по ставшему уже привычным сценарию, согласно которому президент публично дает «нагоняй» нерасторопным членам правительства. Хотя на этот раз поведение министров, их робость, неуверенность, вид провинившихся школьников не очень-то вписывались в объявленный курс на обретение правительством большей самостоятельности и ответственности.

Критике подвергся и министр финансов Бахыт Султанов, который из доброты «раздает средства» и не справляется с ролью «защитника государственных денег», и министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек на пару с главой «Самрук-Казына» Умирзаком Шукеевым за недостаточную активность в привлечении инвестиций, и новый министр здравоохранения Елжан Биртанов, которого президент призвал разобраться с государственным дистрибьютером лекарственных средств «СК-Фармацией», уволив людей, «которых сдвинуть невозможно».

Отеческого приободряющего слова от президента заслужил только новый министр национальной экономики Тимур Сулейменов. «Ты молодой министр, думаю, знания и опыта хватает», - напутствовал его Назарбаев.

А вот за председателя Национального банка Данияра Акишева, подвергшегося в последнее время массированной информационной атаке, президенту пришлось заступиться персонально. «Вмешательство в дела Национального Банка надо считать вмешательством в дела финансовой системы страны и наказывать. Я смотрю и вижу, чем больше Национальный Банк начинает наводить порядок, тем больше нападок на председателя Национального Банка. (...) Это делают акционеры и спонсоры, которые здесь сидят, в этом зале. Никого не бойся, никого. Если кто будет вмешиваться, лезть, скажи мне фамилию», - обратился Нурсултан Назарбаев к Акишеву. При этом было очевидно, что все собравшиеся, в том числе сам президент, прекрасно осознают, в огород какого из присутствующих членов правительства был пущен этот камень.

Таким образом, Нурсултан Назарбаев в очередной раз продемонстрировал пример ручного управления, когда для наведения порядка в отдельных отраслях и структурах требуется персональное вмешательство главы государства. И для того, чтобы разогнать «мафию», паразитирующую на закупке медикаментов, и для того, чтобы защитить главу Нацбанка от нападок финансово-олигархических структур. Это ставит под сомнение прогнозы относительно отказа от сильной президентской вертикали и тем более высказанном политологом Данияром Ашимбаевым в интервью ИА REGNUM предположении, что конституционная реформа проводится для передачи власти уже в нынешнем году.

Заслуживает внимание еще один нюанс: в речи президента на расширенном заседании правительства то и дело проскальзывали фразы и слова, свидетельствующие о кризисе доверия между главой государства и его командой. Так, говоря о молодых чиновниках, находящихся сегодня под следствием, президент упомянул о «предательстве государственных интересов и доверия». В другой раз глава государства по достаточно незначительному поводу заметил, что внутри правительства, по-видимому, сидит «пятая колонна». В свете задержаний нескольких высокопоставленных чиновников по обвинению в собирании и распространении госсекретов эти формулировки выглядят далеко не безобидными и, похоже, сигнализируют о серьезном кризисе доверия, в свете которого гипотетическая подготовка к процедуре передачи власти выглядит маловероятной.

 

Почетная московская ссылка?

Назначение вице-премьера Имангали Тасмагамбетова послом Казахстана в России, пожалуй, тоже свидетельствует о том, что слухи о готовящемся старте операции «преемник» сильно преувеличены. В случае с Тасмагамбетовым Нурсултан Назарбаев применил свой ставший уже привычным прием – увести из-под удара человека, на которого президент делает ставку в будущем. Произошло это, видимо, в тот момент, когда количество критической информации в отношение вице-премьера поставило главу государства в трудную ситуацию выбора.

Ошибочно полагать (и пример Марата Тажина это красноречиво подтверждает), что назначение послом в Россию является почетной ссылкой и показателем высочайшей немилости. Скорее наоборот, возможность пересидеть в тихой заводи дипломатической миссии в Москве в самый разгар разворачивающегося в Астане межэлитного противостояния сильно повышает шансы Имангали Нургалиевича на дальнейший политический рост. В то же время такие шаги, эффект от которых нацелен на среднесрочную перспективу, свидетельствует о том, что период транзита власти откладывается до наступления более благоприятных времен и возвращения в страну наиболее вероятных претендентов.

В пятницу президент вновь выступил в вечернем эфире телевидения, объяснив последние назначения. На этот раз казахстанцев ничуть не удивило появление президента на телеэкране, по-видимому, они привыкли к предложенному президентом формату общения с народом и разъяснению решений власти, что называется, из первых уст.

Как оказалось, назначение Тасмагамбетова послом в Россию связано с его личным пожеланием. «Я думаю, это хорошее решение, потому что Москва - наш основной партнер, близкий сосед и союзник, там должен быть человек солидный, знающий обстановку как в Казахстане, так и в России. Думаю, что все это будет во благо наших дел, во благо страны», - подытожил глава государства.

С одной стороны непосредственное общение президента с народом несколько пошатнуло представление о сакральности решений власти, интерпретация которых в Казахстане стала отдельным разделом политологии. С другой – президент продемонстрировал, что, вопреки досужим разговорам, политические решения легко объяснить здравым смыслом и целесообразностью.

Жанар Тулиндинова (Астана)

 

http://ia-centr.ru/expert/24709/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
6 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.