Узбеки и туркмены:история, проблемы, перспективы

  Ч. 1. История (с географией, лингвистикой и статистикой)

Численность узбеков в Туркменистане:

1926 год – 105 тыс. чел. (10,5 %) – 2- е место

1939 год - 107,5 тыс. чел. (8,6 %) – 3- е место

1959 год - 125,2 тыс. чел. (8,3 %) – 3- е место

1970 год - 179,5 тыс. чел. (8,3 %) – 3- е место

1979 год - 233,7 тыс. чел. (8,5 %) – 3- е место

1989 год -  317,3 тыс. чел. (9,1 %) – 3- е место (к 1989 г. узбеки почти догнали по численности русских, которых было в это период 334 тыс.)

2001 год – 3 % (по данным официальной статистики) 

Численность туркмен в Туркменистане:

1926 год – 719,8 тыс. чел. (71,9 %)

1939 год - 741,5 тыс. чел. (59,2 %)

1959 год – 923,7 тыс. чел. (60,9 %)

1970 год – 1416,7  тыс. чел. (65,6 %)

1979 год - 1 891,7 тыс. чел. (68,4 %)

1989 год -  2536,6 тыс. чел. (72  %) 2001 год – 91 % населения (по данным официальной статистики)

История узбекско-туркменских отношений уходит вглубь веков. В культуре двух этносов много общего, обусловленного общими тюркскими корнями. Например, оба этноса имеют свои версии общетюркских эпосов «Кёр-оглы» («Гёр-оглы») (Каррыев Б. А., Эпические сказания о Кёр-оглы у тюркоязычных народов, М., 1968;  Гёр-оглы. Туркменский героический эпос. М.: ГРВЛ, 1983) и «Алпамыш» (Об эпосе «Алпамыш», Ташкент., 1959; Жирмунский В. М., 3арифов Х. Т., Узбекский народный героический эпос, М., 1947; Алпамыш. Узбекский народный эпос, М., 1958).  О близости этносов писали многие исследователи, в частности  В.В. Бартольд (Бартольд В.В. История турецко-монгольских народов. Ташкент, Изд. КазВПИ, 1928).  

 На протяжении долгого времени туркменские племена служили узбекским правителям Хивинского ханства  и Бухарского эмирата (Метгельдыев С. Социально-экономический строй туркмен Средней Амударьи в XIX веке. Ашхабад: Ылым, 1980). Так, среди хивинской знати и духовенства было немало выходцев из т.н. «эсенхановских туркмен» (к ним относились племена чаудор, игдыр, абдал, арабачи, бозачи, бурунджик, соинаджи). Особенно много в Хиве было чаудоров. Их исторические связи с хорезмскими узбеками выражаются, в частности, и в том, что чаудорский диалект туркменского языка и хорезмский диалект узбекского языка представляют из себя общий лингвистический феномен. Известный этнограф Г.П. Васильева отмечала близость типов украшений хорезмских узбеков и туркмен-чаудоров (и близких к ним племен -  игдыр,  салор, гёклен).

Среди их украшений, наряду с общетуркменскими формами, преобладают менее массивные, часто ажурные, стоящие ближе к узбекским. Для них характерно использование украшений «общесреднеазиатского» типа. Своеобразие украшений этой группы племен особенно проявляется в серьгах, распространенных очень широко в XI-XII вв. среди узбеков, а также в женском свадебном головном уборе, налобном женском украшении, бисерных нашейных и нагрудных украшениях, которые не носили женщины первой группы.

Для туркмен чаудоров, игдыров, салоров, приамударьинских групп (включая эрсари) были характерны носовые серьги, широко распространенные у узбеков, таджиков, среднеазиатских арабов. (см. Васильева Г.П. Ювелирные украшения как источник для этногенетических исследований (по материалам Туркмении) // Проблемы этногенеза и этнической истории Средней Азии и Казахстана, 1991. С. 119-128).При анализе материальной культуры, в частности – национальной системы питания, можно обнаружить много сходства между узбекской и туркменской кухнями. Большинство общих блюд и продуктов имеет идентичные или сходные наименования –  говурма (узб. – кавурма), гайнатма (кайнатма),  гатык (катик), дограма (туграма), кебаб (кабоб), манты, патыр, плов (аш, ош), чебуреки, чорба (шурва), шашлык и т.д.

Некоторые блюда совершенно идентичны, но имеют разные названия. Так, жареный пирожок по-туркменски – гутаб, а по-узбекски – казан-самса, пельмени по-туркменски – борек, по-узбекски - чучвара (хотя хорезмийцы говорят барак). (Бердыев М. Традиционная система питания у туркмен (этнокультурный аспект). Ашхабад: Ылым, 1992).  

Узбеки в период создания республики (тогда – Туркменской ССР)  в середине 20-х гг. ХХ в. занимали 2-место по численности сразу после туркмен, составляя 10,5 % населения.  Затем  долгое время (с 30-х по 80-е годы ХХ в.) узбеки занимали третье место (составляя от 8,3% до 9,1 % общей численности населения республи­ки). А в регионах своего традиционного расселения - на территории Лебабской (быв. Чарджоуской) и  Ташаузской областей - в Чаршангинском, Куня-Ургенчском, Ильялинском, Ташаузском, Калининском, Тахтинском районах,  в гг. Ташаузе и Туркменабад (быв.Чарджоу)  узбеки традиционно составляют до 25 - 40 % населения.

В настоящее время уже достаточно трудно спорить по поводу того, какими соображениями руководствовались большевики, подходя к национально-территориальному размежеванию.  В тот период одна часть населения Центральной Азии (Туркестана, Бухары и Хивы) вела оседлый образ жизни и занималась земледелием в ограниченном пространстве (узбеки, таджики), другая – кочевой и при этом территория их ареала распространялась на значительные расстояния (казахи),  третья – вела полукочевой образ жизни  с комплексным типом хозяйства (каракалпаки, кыргызы, туркмены).

Одним из аспектов осложнения туркмено-узбекских отношений был период начала 20-х гг., когда значительная часть туркменских племен под руководством Джунаид-хана выступала под флагами басмачества, в то время как узбеки в данном регионе отнеслись к советской власти сравнительно более лояльно, в отличие, например,  от Ферганской долины (Генис В.Л. Свержение младохивинского правительства в 1921 г. // Вопросы истории, 2004, № 1).После расчленения Центральной Азии значительная доля этносов оказалась за пределами своих национальных государств. Например, только узбеков в Таджикистане до 25 % от общей численности населения республики, Кыргызстане – до 15 %, Туркменистане – до 10 %, Казахстане – до 4 %. Крупные узбекские поселения есть в Ташаузской и Лебабской (быв. Чаджоусской) областях Туркменистана, туркменские – в Каракалпакстане, Хорезмской, Бухарской, Навоийской областях Узбекистана и т.д.

В советский период достаточно широко были развиты связи между Туркменистаном и Узбекистаном, большую роль в этом процессе играли узбекская диаспора Туркменистана и туркменская диаспора Узбекистана, способствовавшие связям туркменского и узбекского народов, росла численность межэтнических браков, развивались экономические связи республик, Узбекистан обеспечивал электроэнергией Ташаузскую область Туркменистана, росло железнодорожное и автобусное сообщение, была активна деятельность Среднеазиатского пароходства, развивались научные и  культурные контакты  двух республик (см. Язкулиев Б. Туркменская ССР. Ташкент, 1984).

Доля туркмен в общей численности населения Туркменистана снизилась в период между 1926 и 1939 гг. с 71,9 % до 59,2 %, что было обусловлено значительной иммиграцией инонационального (прежде всего европейского) населения. С 1939 по 1989 гг. доля туркмен росла, достигнув к 1989 г. 72%. В последнее десятилетие ХХ века доля туркмен продолжала расти. В 1995 г. они составили уже 77 % всего населения, а русские — 6,7 %. То есть русские перемес­тились со 2-го места по числен­ности на 3-е, узбеки – наоборот, приподнялись с 3-го на 2-е.   Казалось бы, доля туркмен стала рекордно высокой.

Но в начале 2001 г. в стране были обнародованы самые последние данные об этническом составе населения, которые превзошли все ожидания. Обнародованы они были С.А. Ниязовым в докладе перед Народным Советом Туркменистана 18 февраля2001 г. «В Туркменистане представлено более сорока народов (ранее было более 100. Куда подевались остальные 60? – Р.Н.). Мы с ними живем в мире и согласии. 3 % населения страны — узбеки, 2 % — русские. Коренная нация — туркмены — составляет 91 %.» — сказал президент Ниязов (газета «Нейтральный Туркменистан от 14.04.2001 г.). И если снижение доли русского населения можно как-то объяснить миграцией в постсоветский период, то резкое (в три раза!) снижение численности узбеков логическому объяснению не подлежит. Большинство экспертов систематически высказывают сомнения по поводу достоверности национальных оценок численности населения Туркменистана.

Если верить этим данным, оно растет там намного быстрее, чем в других странах Центральной Азии: за период с 1989 года оно увеличилось в 1,9 раза, тогда как в Таджикистане - в 1,4; в Узбекистане - в 1,3; в Кыргызстане - в 1,2 раза.  По крайней мере с 2000 г. официальная статистика Туркменистана радикально завышает прирост населения страны, каковой в 1990-е годы составлял 1% в год, а в последние годы вообще достигает, согласно официальным цифрам, 3-6%. 

Относительная легкость возможности туркменизации (особенно в лингвистическом смысле) этнических узбеков Ташаузской области заключается еще и в том, что это в основном хорезмийцы – потомки подданных Хивинского ханства, говорящие на хорезмском диалекте узбекского языка. Туркме́нский язы́к входит в тюркскую группу алтайской языковой семьи. Он обладает своей спецификой, поскольку это единственный из среднеазиатских языков, который относится к огузской (юго-западной) подгруппе тюркских языков. Кроме туркменского в эту подгруппу входят турецкий, азербайджанский, гагаузский, один из диалектов крымско-татарского языка, многие языки тюрков Ирана (кашкайский, каджарский, афшарский, шахсевенский, карапапахский и т.д.).

Туркменский язык сформировался довольно поздно. В ранний период можно говорить лишь о туркменском (или огузском) диалекте литературного чагатайского языка, чуть позже – о туркменской версии языка «тюрки». Территориально туркменский язык сосредоточен в Туркменистане, и в прилегающих к нему районах соседних государств – Узбекистана, Казахстана, Ирана, Афганистана. Определенное количество носителей туркменского языка проживает в России, Турции, Сирии, Ираке, странах Европы и Америки. Туркменский  язык приобрёл форму собственно языка со всеми присущими языку атрибутами (прежде всего письменной нормой) только после образования национальной республики в составе СССР. Это, так же как и ранее и позже в истории, происходило вследствие политических причин и придания языку несвойственных ему ранее государственных функций.

Разделение центральноазиатского геополитического региона на национальные республики с политической точки зрения требовало обоснования. Таким основанием должен был стать сам факт наличия различных наций, которые, по мнению авторов этого политического проекта, непременно должны были обладать каждая своим отдельным, самостоятельным языком. В действительности, тюркоязычные жители всего центрально-азиатского региона свободно общались и понимали (в определенной степени и сегодня общаются и понимают) друг друга, следуя каждый своей речевой практике. Создание различных письменных норм, в известном смысле, носило искусственный характер и способствовало отдалению различных групп диалектов.

В подтверждение такой точки зрения можно привести хорезмский диалект узбекского языка, обладающий фонетикой, очень сходной с туркменской, но так как Хорезм, (ранее, в составе Российской Империи известный как Хивинское Ханство) вошёл сначала в состав Узбекистана,  то для того, чтобы избежать нежелательных политических выводов, говор жителей Хорезма не был оформлен в виде отдельного языка, а получил статус отдельного диалекта узбекского языка. С этнолингвистической точки зрения фактически можно говорить о существовании  в рамках юго-западной подгруппы тюркских языков такого языка как хорезмский, который объединяет черты западных говоров узбекского языка, северо-йомудского и ташаузского (човдурского) диалектов туркменского языка с некоторыми элементами языков кипчакской подгруппы (каракалпакского) и т.д.

Туркменский язык чрезвычайно многодиалектный – в нем более 30 диалектов и говоров.

Основные диалекты: текинский, йомудский, эрсаринский, салырский, сарыкский, човдурский и др. За основу  литературного туркменского языка был взят текинский диалект - максимально удаленный, с одной сторны – от хорезмского диалекта узбекского языка, с другой стороны – от более развитых азербайджанского и турецкого языков. Таким образом,  при употреблении термина «туркменский язык» следует учитывать изрядную долю его политической искусственности. (Поцелуевский А.П. Диалекты туркменского языка. Ашхабад, 1936; Азимов П., Амансарыев Дж., Сарыев К. Туркменский язык// Языки народов СССР, т. II. М., 1966; Чарыяров Б., Назаров О. Туркменский язык// Языки мира. Тюркские языки. М., 1997).

По переписи 1926 г. в Центральной  Азии  относительно основных коренных народов регистрировалась также принадлежность граждан к различным племенам, родам и т.п., которые служили для уточнения данных  о национальности. Среди узбеков по переписи учитывались бухарцы, кураминцы, сарты, тюрки самаркандские, тюрки ферганские, узбек-кипчаки, хивинцы и т.д. В  списке народов были не только туркмены, но и туркменские субэтносы – ата, гокланы, иомуды, нухуры, салоры, сарыки, текинцы,чаудоры, эрсари и т.д. Как пишет на одном из Интернет-форумов один из туркменских интеллектуалов современности (грамматика и стилистика оригинала сохранены полностью): «современныи Туркменскии язык ето не туркменскии язык, ето Текинскии язык.

А нужны ли нам Нохурскии, Човдурскии...и т.д. языки… .Лично я в сложившихся условиях принтсипиално не буду ни писат, и ни говорит по Текински, и которыи представляют за Туркменски, и ето продукт притеснения народов. Чем Човдурскии, Нохурскии...и т.д. являются менее Туркменским чем Текинскии? А в конститутсии и сеичас написано что все люди равны, но от етого никому не легче. Не толко люди должны быт равны но и их языки, култура... и т.д. и всех нужно обеспечит гарантированными правами. … нужно ети индивидуалности обеспечит равными правами, статусом и всех осталных, ето не повод их как-то притеснят, их нужно уважат. И я тут не изливаю все что накипело, я просто пишу про ситуатсию честно и откровенно называя веши своими именами». 

 «Всем племенам должны быт обеспечены абсолютно одинаковые права, и обязателно должен быт Закон о межплеменнои розни, и нарушения на етои почве должны коратся достаточно жестко и необратимо. Некоторые проблемы с принятием етого закона видны уже сеичас. Текинтсы не понимают других племен а возможно и не хотят их понимат, будут и ест и такие к сожалению, не захотят признават права осталных, терят свию титулност. И каждыи язык например Теке дили, Човдур дили, Нохур дили, Ёмут дили и т.д. должен обрести статус государственного. Нелзя допускат никакого доминирования одного племени (как я не люблю ето слово, оскорбително) над другим. Нелзя называт язык, културу и т.д. одного племени, в частности сеичас Текинского, туркменским, ето несправедливо по отношению к 13 другим племенам Човдурам, Нохурам и т.д., они что не люди или они не туркмены, у  нас у всех абсолютно одинаковые права на родину, и не нужно етого забыват».

Туркмены были и остаются  разобщены на множество племенных (а еще и клановых, территориальных,  лингвистических, этнокультурных и т.д.) групп, и, кроме того, всегда находились и находятся в поле воздействия других сильных этнических культур – узбекской, персидской, турецкой и т.д. Современная дискриминация узбеков Туркменистана в этом смысле – попытка своеобразного исторического реванша.

 

Равшан Назаров

 

http://ia-centr.ru/expert/422/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
12 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.