Взгляд изнутри: обратная сторона ремонта хрущёвок в центре Калининграда

Преображение жилфонда на центральной улице Калининграда к ЧМ-2018 внезапно привлекло к себе внимание всей России. Фотографиисвежеотремонтированного дома из материала «Нового Калининграда.Ru»облетели весь рунет, засветились на Первом канале и продолжают публиковаться в различных пабликах и на популярных сайтах с соответствующими остроумными и не очень комментариями. Однако мало кто задумывается о том, что скрывается за новыми красивыми фасадами. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» решила познакомиться с обратной стороной капремонта и пообщалась с жильцами трёх домов на Ленинском проспекте о том, как они пережили (и переживают до сих пор) ремонтные работы.

«Как по морю ходили»

Тот самый дом на Ленинском проспекте, 2–4, прославившийся на всю Россию, встречает свежим фасадом «в ганзейском стиле» и подъездами в советском стиле. Внутри ещё видны следы ремонта — мусор на площадках, разводы на стенах. Здесь, когда сняли крышу, затопило верхние этажи. Жильцы жаловались главе горсовета Андрею Кропоткину. В итоге подрядчик обещал компенсировать убытки за свой счёт.

«Затопило весь четвертый этаж. Уже решили этот вопрос», — рассказывает Надежда. Ремонт ей не особо нравится. «Потёмкинскую деревню сделали, залили всех. И что красота? Кому она нужна? Если бы красота была внутри — другое дело. Жили в советском доме, а теперь — в немецком доме, на кой он нам нужен?» — добавляет женщина.

На жизни собственников новый вид дома пока сказался только неудобствами, неизбежно возникающими во время ремонтных работ. «Снаружи всё красиво, а внутри пока не видно, — делится Александра. — Ремонтные работы мешали, по выходным особенно. Проект красивый, мне понравился дом снаружи. Но внутри надо ремонтировать».

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Ремонт этого здания обошёлся бюджетам города и области в 22,5 млн рублей. С собственников денег не брали. За архитектурный облик обновлённой хрущёвки отвечает Артур Сарниц, известный своей любовью к исторической застройке. Прохожие периодически останавливаются полюбоваться домом, некоторые фотографируют. Только по фотографии об изменениях может судить Тамара Дмитриевна, живущая на четвёртом этаже. «Мне 90 лет, я не хожу на улицу. Я дом даже не видела, только на фотографии. Сын сфотографировал и показал. Красиво. Но мне надо, чтобы красота была внутри, а не снаружи. И там, и там должна быть красота», — обводит взглядом разводы на стенах подъезда женщина. Она рассказывает, что ремонт в пострадавших от потопа квартирах ещё не сделали, но обещали.

У её соседки — участницы Великой Отечественной войны Валентины Ивановны — дела обстоят не лучше, тут уже даже и не до красоты в подъезде. «Красивый дом, а здесь видите — всё плыло. Как по морю ходили. Всё залито, аж шубой встало», — демонстрирует она последствия замены крыши. Несколько лет назад Валентина Ивановна уже пережила один потоп — тогда проблемы случились из-за снега на крыше, воду собирали тазиками. И вот снова. К тому же, из-за воды пострадала проводка, теперь пенсионерка переживает и за собственную безопасность.

«Я замучилась, не могу больше, трясёт. Я выбирала, вычерпывала всё, чтобы не залить третий этаж», — чуть не плача рассказывает она. Ещё одна проблема — когда таял снег, вся вода лилась прямо на балкон Валентины Ивановны, над которым заканчивается желоб. Она рассказывает, что обращалась уже во все инстанции, пыталась поговорить и с врио губернатора Антоном Алихановым, когда тот осматривал их дом, но результата нет.

 
 
 
 
 
 

Как ни старалась Валентина Ивановна, до квартиры её соседки снизу Елизаветы вода всё-таки добралась, хоть фатальных последствий избежать удалось. «Нас тоже заливало неоднократно, без крыши жили. Нашими усилиями всё это оперативно вытиралось, плюс у нас натяжной потолок, который всё спас. Обои вытирали — они у нас моющиеся, ламинат мы вытирали, поэтому ничего особо не разбухло. Предъявить нам нечего. Это исключительно наши бессонные ночи, потому что было дежурство не одну ночь», — говорит она. К обновлению здания тёплых чувств женщина не испытывает. «Это не капитальный ремонт, а косметический, потому что коммуникации никто не трогал. У нас канализационное колено засоряется, его никто не трогает. Подъезд сами видите, в подвале ещё хуже — никто ничего не трогает. Как обычно — фантик одели, говорят, что всё хорошо. А по факту — парковку краном провалили, деревья, дай бог, чтобы выжили, кусты замяли в хлам, остатки бетона выливали на траву. Во дворе и так было не шикарно, а что останется — вообще непонятно», — объясняет она своё недовольство.

«Мне эти фасады абсолютно не нужны» 

На Ленинском проспекте, 6–8 леса ещё сняты не до конца, работы идут полным ходом. Проект тут другой, да и стоил ремонт дома в два раза меньше, чем на Ленинском, 2–4. Обошёлся он для жильцов бесплатно, как и в соседних домах. Синий «чехол» со здания уже частично сняли, однако неудобств он жителям доставил порядком. «Этот саркофаг, который они натягивают, очень тяжело переносится людьми. У меня цветок побелел без света», — демонстрирует растение Ольга.

«Она большими листьями была, а теперь — вот, и только за эту неделю стала зеленеть. Это цветы так реагируют на ту темноту, которая была у нас с октября. Это как полярная ночь. Сначала вроде никак не ощущалось, потом мы стали ощущать — во-первых, беспокойство, замкнутое пространство, ничего не видно. Душно, открываешь окно — а там рабочие ходят. У них эти пушки работали, и какие-то продукты горения и всё шло в комнату, мы задыхались», — негодует женщина. Она рассказывает, что по ночам по лесам бродили какие-то то ли шутники, то ли хулиганы — делали селфи, заглядывали в окна. Жильцам от этого, конечно, радости было мало.

 
 
 
 
 
 


«Невозможно ни окна было открыть, ни форточки, они в 8 утра начинают работать — стук, дрель, летело все снизу. Мы натянули полиэтилен на стекла, чтобы не изуродовали окна, с той стороны был пробит полиэтилен, и трещина на стекле», — продолжает женщина.

В ноябре вдобавок ещё и прорвало трубу на чердаке — кипятком залило весь подъезд. «Это был ноябрь, они сняли крышу, поставили леса, и не знаю, что там произошло наверху, но у нас прорвало отопление, то есть у нас с чердака лилась горячая вода, кипяток водопадом. Мы вызвали ЖЭУ, комиссия ходила, смотрела, фотографировала», — рассказывает Ольга, чья квартира расположена на втором этаже. Однако будут ли какие-то компенсации, она сказать не может.

Некоторые жильцы уже сами сделали ремонт после потопа, однако у Татьяны Сергеевны, живущей на третьем этаже, такой возможности нет. Она показывает последствия потопа — разводы на стенах и потолке, разбухший пол, отклеившиеся обои. «Здесь везде текло, всё залили. Здесь даже стенка треснула. Лампа вообще перестала включаться. Мы здесь с зонтами стояли, три-четыре таза подставили, всё текло, вообще всё, думала, вообще сдохну от этого», — в сердцах говорит женщина.

«Потом приходили, стали говорить, что мы собственники. Я мужа похоронила, живу на одну пенсию. Ну, собственник я, что — ремонт сделаю? Это ад какой-то», — добавляет она. Вдобавок ко всему, рассказывает Татьяна Сергеевна, во время работ засорился дымоход, перестала включаться колонка. «Когда они долбили там крышу, они засорили колонку, ничего не включается, вода не включается, всё засорено. Пришёл газовщик, взял газету, выдрал трубу, засунул туда газету, поджег, здесь такой взрыв был — от пыли, от гари, от всего. Вечером меня на скорой увезли в реанимацию, у меня давление», — продолжает она.

 
 
 
 
 
 


По словам пенсионерки, перед началом работ шла речь в том числе и о замене окон — в её квартире, одной из немногих, всё ещё не стоят стеклопакеты. Однако до сих пор щели приходится затыкать газетами. «У меня здесь был крытый деревянный хороший красивый балкон, муж покойный сам делал плитку, они ее угробили, посмотрите — сигареты, грязь, они здесь курят и ругаются матом, и что они только не творят, и всю эту грязь они прямо сюда в окна. Только вытру пыль — через 15 минут новый слой. Это кошмар какой-то. На что мне все это? Раньше нормально всё было. Мне эти фасады абсолютно не нужны», — вздыхает она, показывая балкон с каркасом будущего панорамного остекления.

«Света не хватает» 

Маленький двор дома 8а-8б завален строительными материалами. Этот дом ещё полностью закрыт синим полотном, вгоняющим жильцов в депрессию. Впрочем, в остальном у них претензий к ремонту не особо много — проект симпатичный, квартиры не затапливало, делают, кажется, качественно. Но очень не хватает дневного света — его в квартирах не видели уже около 4 месяцев.

«Ремонт будет качественный, понятно, что это так. Пусть я полный дилетант в строительстве, но когда сняли крышу, и лили дожди в ноябре и декабре, у нас было всё закрыто и проблем как в доме 2–4 у нас не было. Нас единственное не устроило, что по срокам немного позже откроют эти наши полотна. Если бы они были хотя бы светлые, это бы, наверное, так не угнетало. Света не хватает» — рассказывает хозяйка квартиры на первом этаже Любовь. «Проект нам показывали, мы же договоры подписывали. Проект нам нравится. Но всем не угодишь, конечно», — добавляет она

 
 
 
 
 
 

Встречаем в подъезде мужчину, приехавшего к дочери, живущей на верхнем этаже. Он рассказывает, что пока ремонт нравится — правда, хорошо бы вернули козырёк, который был раньше над балконом — его сломали строители.

«Это надо прорабу сказать — деловито заключает Любовь. — Чтобы они отремонтировали козырек. Я скажу, всё равно с актами придет прораб». И добавляет, что с новыми фасадами в доме стало заметно теплее.

Жительница третьего этажа Галина тоже недовольна отсутствием дневного света. «Зашторенные сидим, света нет белого — темень несусветная. Четыре месяца сидим без света, днем ничего не делается, вечером начинают ходить с фонариком работать. Уже основные работы сделаны, дрели все продрелены, теперь ходят, шкворбят, что-то подбивают. Первые месяцы было вообще тяжело — не спали ни днем, ни ночью, ни в праздники, ни в выходные», — рассказывает она. Что касается проекта, то обидно, что на Ленинском, 2–4 балконы заменили, а здесь только покрасили. «И очень много на первом доме сделано того, чего не собираются делать у нас», — добавляет женщина.

«Тут другой бюджет» — поясняет подошедшая Любовь.

«А почему?» — интересуется Галина.

«Не знаю, почему. Другое бюджетирование. Там 22 млн рублей было выделено, а у нас по 11 на один дом. Я не знаю, почему так, это вопрос в фонд капитального ремонта. Везде одинаково, наверное, выделять не будут — разные проекты, разные бюджеты», — заключает Любовь.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

 

Источник: 

 
 

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
9 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.