Внешняя политика и национальная безопасность

Как говорится в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, национальная безопасность – это состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства. Пожалуй, главная задача, которая стоит сегодня перед российскими дипломатами, – это обеспечение безопасности страны и устранение возможной угрозы извне. Как точно заметил С.В. Лавров, «в условиях стремительно меняющегося мира только на путях самого широкого международного сотрудничества можно эффективно противодействовать глобальным угрозам и вызовам».

Когда такая угроза существует, то неизбежно происходит милитаризация экономики, когда значительная доля ВВП (более 8%) тратится на оборонную промышленность. Это означает, что урезается финансирование инновационных проектов и программ модернизации страны. В связи с тем, что данная перспектива нежелательна для России, МИД уделяет большое внимание именно вопросам международной безопасности, прежде всего проектам ЕвроПРО и урегулированию политического кризиса в Северной Африке.

На современном этапе тема ПРО активно обсуждается политиками и академическими кругами. Так, в апреле 2012 года Российский совет по международным делам при поддержке Администрации Президента и Правительства РФ провел конференцию "Евроатлантическое сообщество безопасности: миф или реальность". На конференции выступил Президент России Дмитрий Медведев. Рассуждая на тему евроатлантической безопасности, Президент подчеркнул, что время уходит, а необходимость договариваться по системе ЕвроПРО остается. Если России и странам НАТО не удастся достигнуть договоренностей по данному вопросу, то, по словам Медведева, «при определенных обстоятельствах мы будем вынуждены отвечать».

Также президент отметил, несмотря на в общем негативную динамику обсуждения установки противоракетных систем вблизи границ России, и позитивные сдвиги в данном направлении. Так, по мнению Медведева, показательным является новый договор СНВ, в котором «прямо говорится о взаимосвязи СНВ и ПРО». Вместе с тем сегодня вряд ли можно говорить о том, что существует реальная военная угроза для России. Да, конечно, вопрос о размещении систем ПРО в Европе и АТР вызывает беспокойство российской стороны. Но и у России тоже есть возможность установки подобных противоракетных устройств. В случае, если стороны пойдут на создание своих систем ПРО, то получится игра с нулевым результатом, но с затратой на системы колоссальных денег.

Как показывает исследование Института социологии РАН, проведенное в 2010 году, 34% опрошенных россиян оценивают уровень национальной безопасности как вызывающий повышенный уровень тревоги, 31% уверены, что безопасность находится на среднем уровне тревоги . Лишь 8% респондентов указали, что состояние национальной безопасности в настоящее время заслуживает пониженного уровня тревоги, а ответы «Низкий уровень тревоги» и «Очень низкий уровень тревоги» не выбрал ни один респондент.

Любой стране, не только России, чувство защищенности от внешних угроз даёт возможность сконцентрировать свои ресурсы на модернизации и не увеличивать оборонные расходы. Когда прямой внешней угрозы нет, то государство может более эффективно распоряжаться своими финансовыми, организационными, человеческими ресурсами. Так, в период модернизации 1950-1960 гг. Япония тратила менее 1% ВВП на нужды обороны. Такая же доля ВВП тратилась в период модернизации в Германии и Китае (до недавнего времени).

Но Россия, взяв курс на уступки ЕС и США, не только пошла на целый ряд невыгодных компромиссов, но иногда рисковала своей безопасностью. Как признает В. Литовкин, Россия показала американским специалистам новый подвижный грунтовой стратегический ракетный комплекс РС-24 «Ярс». По условиям договора СНВ-3, данная инспекция не была предусмотрена. США предоставили возможность ознакомиться с ТБ, переоборудованным для решения неядерных задач. Таким образом, Россия предоставила информацию о своем стратегическом оружии, получив взамен только информацию об американском тактическом оружии. Пытаясь заручиться поддержкой западных стран, Россия вынуждена идти на уступки, которые не всегда оправдываются реальными результатами.

В целом, что касается национальной безопасности, внешняя политика справляется со своей задачей. Смешанный курс на уступки Западу и проявление жесткости по тем или иным вопросам (вопрос об урегулировании внутриполитического конфликта в Сирии) способствует устранению возможных внешних угроз.

Автор: Анастасия Леонтьева

www.nasledie.ru



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.