Пределы сближения ЕС и Китая на фоне неопределенности политики США

 

 
Пределы сближения ЕС и Китая на фоне неопределенности политики США
 

Когда 1 июня 2017 года  президент США объявил о выходе его страны из Парижского соглашения по климату, Китай  неожиданным образом  получил уникальный шанс стать ведущим глобальным партнером Европы.  Такого рода комментарии сопровождали двухдневную встречу руководства Европейского Союза и КНР, проходившую в эти же дни.

Несколькими днями ранее закончилось первое мировое турне нового президента Соединенных Штатов, в ходе европейской части которого Дональд Трамп встретился с руководством ЕС и НАТО, а также принял участие в саммите «Большой семерки» (G7). Визит, по мнению подавляющего большинства наблюдателей, поставил под сомнение прочность связей США с традиционными союзниками. Трамп резко отчитал европейских членов НАТО за «недостаточно высокий» уровень военных расходов и не счёл нужным подтвердить безусловную приверженность США 5-й статье Североатлантического договора, постулирующей принцип коллективной обороны. Отдельно «досталось» фактическому лидеру ЕС Германии, когда глава Белого отчитал Берлин за растущий торговый профицит с США. Результатом европейско-американских встреч стало чувство глубокого разочарования, охватившее Европу в самых разных областях: от свободной торговли до вопросов безопасности. Большой резонанс вызвало заявление канцлера ФРГ Ангелы Меркель, в котором она недвусмысленно указала на похолодание в отношениях Европы и США. Комментаторы заговорили о том, что Европа оказалась в «геополитическом одиночестве».

И вот, в начале июня все страны-члены ЕС и Китай в многостраничном совместном заявлении подчеркнули свою твердую приверженность борьбе с негативными последствиями глобальных климатических изменений. Совместный документ такого уровня – первый в практике европейско-китайских взаимоотношений.

Кроме того, в совместном коммюнике по итогам переговоров руководства ЕС и премьер-министра КНР Ли Кэцяня, которое насчитывает без малого шесть десятков пунктов, отмечается совместное стремление ЕС и КНР воздерживаться от любых форм протекционизма и поддерживать свободную торговлю. Трамп, как известно, выступает против.  Аналитики отмечают, что ЕС демонстрирует готовность смягчить свою позицию даже по вопросу политики КНР в Южно-Китайском море, который явился камнем преткновения в ходе предыдущей встречи на высшем уровне, проходившей в Пекине.

Таким образом, в то время как Соединенные Штаты всё больше замыкаются на себе, у Европы и Китая появляется всё больше общих интересов. Европейцы и китайцы демонстрируют очевидно схожие подходы к проблемам мировой торговли и политики в области климатических изменений. Встреча в верхах предоставила Пекину возможность продемонстрировать свою ведущую роль сразу по целому ряду проблем общемировой важности. Нельзя исключить и того, что Китай ставит перед собой задачу подорвать лидерство США в мировой торговле. В ответ на выдвинутую президентом США протекционистскую стратегию под лозунгом «Америка - прежде всего», Китай стремится представить себя сторонником открытости и свободной торговли, по меньшей мере, в масштабах Евразии. В случае ослабления трансатлантических связей, Китай, по-видимому, готов без промедления заполнить образующийся вакуум.

При всём том, Китаю предстоит большая работа, направленная на нивелирование традиционных страхов ЕС перед столь мощным торговым партнером - вторым после США. Отсюда проистекает стремление Пекина расширить повестку в отношениях с Европой, даже найти общие ценностные ориентиры. И они имеются. Так, и ЕС, и КНР предпочитают решать международные проблемы в рамках многосторонних институтов. Оба партнёра не испытывают восторга от односторонних действий США. Также сближают Китай и Европу  резкие обвинения Трампа в адрес обоих центров силы в искусственном ограничении американского импорта и валютном манипулировании.

Наконец, насколько сложно оценить степень интереса Китая к политической философии и идеологическому наполнению проекта «единой Европы», настолько же, несомненно, то, что Пекин очень ценит предсказуемость и стабильность. Особенно сейчас, когда Европа становится всё более значимым объектом вложений для китайских инвесторов. Так, по данным Европейской службы внешних связей (European External Action Service), китайские инвестиции в ЕС в 2016 году составили почти 40 млрд. евро[i]. В результате, Китай рассматривает европейскую интеграцию как инициативу, которую следует всячески поддерживать. А Европу в целом – как потенциального, а то и желательного, соперника США в многополярном мире.

Вместе с тем, как представляется, масштабы и глубина сближения ЕС и Китая имеют известные пределы. Во-первых, сохраняется ряд серьезных политических разногласий, в частности, по такой важной для Европы теме, как права человека. По-прежнему актуальна озабоченность европейцев значительным дисбалансом в торгово-экономических отношениях, ограничениями для европейских компаний, действующих в КНР. В свою очередь, болезненной для Пекина остается проблема европейского эмбарго (хотя и не стопроцентного) на поставки КНР вооружений и военной техники.

Кроме того, одна из главных причин нынешнего сближения Брюсселя и Пекина – политический курс действующего президента США Трампа. Как в Пекине, так и в столицах ведущих европейских стран политику нынешнего главы Белого дома оценивают как не заслуживающую доверия и близорукую. Однако президенты США переизбираются каждые четыре года. Да и истеблишмент Республиканской партии США, всё большую зависимость от большинства которой в Конгрессе испытывает нынешняя администрация, смотрит на вопросы геополитики гораздо более традиционным для Америки образом.

Наконец, растущие сомнения европейцев в готовности нынешней администрации США защищать общие западные ценности, существенно ослабляют позиции Брюсселя в диалоге с Китаем по вопросам международных отношений и геополитики в целом. Без поддержки США, позиция многих стран-членов Европейского Союза по таким проблемам, как территориальные споры в Южно-Китайском море, становится менее решительной и более благоприятной для Пекина. Играет роль, конечно же, и рост китайских инвестиций в ЕС, за которым, как опасаются некоторые, уже начинают просматриваться попытки оказания влияния и на политическую повестку ряда европейских государств. В результате, Европейский Союз может попытаться сосредоточить усилия лишь на тех направлениях отношений с Китаем, которые способны принести безусловную взаимную выгоду. А этого может оказаться недостаточным уже для Пекина.

Китай недвусмысленно демонстрирует свою поддержку идее объединенной Европы. На это Пекин еще раз указал в ходе встречи с верховным представителем ЕС по внешней политике Федерикой Могерини, состоявшейся в китайской столице в мае нынешнего года.

 

 

  • АНДРЕЙ КАДОМЦЕВ
  •  



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
12 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.