"Поляризация" доходов как фактор социальной напряженности в обществе

Одна из наиболее острых социально-экономических проблем России - беспримерная поляризация доходов населения. Переход от плановой экономики к рыночной привел к росту неравенства доходов во всех странах с «переходной экономикой».

Однако в России он оказался беспрецедентным. За период с 1991 г. по 2005 г. коэффициент Джини, характеризующий степень неравномерности в распределении доходов населения, в нашей стране практически удвоился – с 0,26 до 0,40 (по официальным данным Госкомитета РФ по статистике). Неравенство по уровню доходов в России стало сравнимо с некоторыми странами Латинской Америки, которые всегда были в лидерах по этому показателю. Разрыв по коэффициенту фондов, характеризующему  различия между наиболее и наименее обеспеченными группами населения еще более показателен:  в 1991 г. составлял 4,5 раз, в 2005 г. – 14,7 раз [1].

Актуальность данной проблемы подтверждают данные опросов общественного мнения. Согласно опросам ВЦИОМ, среди причин, вызывающих тревожные ожидания у населения страны, второе место после обеспокоенности проблемой преступности и собственной безопасности, ранее принадлежавшее дефициту товаров и безработице, теперь занимает социальное неравенство. В представлениях россиян оно достигло запредельных масштабов. Около 80% опрошенных считают его чрезмерным [2].

Высокая дифференциация населения по доходам является одним из главных факторов социальной напряженности в обществе. По мнению специалистов, критическая масса недовольных людей, достаточная для социального взрыва, составляет около 1/3 общей численности населения [3]. Точно также, когда разрыв между доходами 10% низко и 10% высокооплачиваемых граждан приближается к соотношению 1:10, в обществе возникают ситуации напряжения и угрозы безопасности. В социально благополучных странах стараются сохранить пропорцию 1:8.

Дифференциация доходов населения в России привела к социальному разлому общества, при котором возник глубокий провал между высшими («элитарными») стратами и основной массой населения. Этот провал образовался на том месте, где в нормальной социальной структуре располагаются средние слои. Образовалось как бы «две России». Одна – крупные и крупнейшие собственники («олигархи»), которые составляют весьма тонкий слой населения – около 5%. Но абсолютное их число не так мало: около 7 млн. человек – это, прежде всего собственники крупных банков и финансовые магнаты, а также владельцы стратегических предприятий российской экономики, действующие на базе добывающих отраслей, и члены их семей. К ним примыкают примерно 10% обслуживающих слой магнатов: директора и топ менеджеры предприятий. Другую «Россию» представляет основная масса населения («народное большинство»), среди которых более 1/3 находится за «чертой бедности». Показательно, что данная «черта» определяется прожиточным минимумом на уровне выживаемости. В ту же группу входят 7 – 8 % населения, представляющего «социальное дно» (бомжи, нищие, беспризорные дети). К слою бедных примыкает одна треть малообеспеченных, составляющих так называемое «придонье» [4].

«Две России» различаются не только уровнем материальной обеспеченности, у них разные предпочтения и потребительский спрос, они приходят на разные «потребительские рынки», отличающиеся не только набором товаров и услуг, но ценами и валютой платежа. Для них характерны свои специфические мотивации, социальные нормы и стереотипы общественного поведения. Но главное - у них существенно разные (во многом полярные) системы ценностей и приоритетов. Социологические исследования социальных групп населения выявили три различных подхода к пониманию справедливого распределения: «уравнительный», «трудовой» и «рыночный». При этом большинство респондентов (90 - 93%) ориентируются на трудовые принципы распределения: у всех должны быть равные стартовые возможности (скажем, получить хорошее образование, найти приличную работу), а «получать» люди должны в зависимости от труда, качества работы [2]. Соответственно «рыночные» принципы распределения (понимаемые у нас  весьма своеобразно) еще не стали достаточно значимой ценностной ориентацией для массовых социальных групп российского общества.

Социальная поляризация, снижение жизненного уровня большинства населения, слабость и «бюрократизированность» институтов социальной защиты, отсутствие у трети россиян возможностей полноценного питания, получения качественной медицинской помощи и достойного образования определяют высокую социальную напряженность, создают постоянные конфликтогенные зоны в обществе. Официальная статистика утверждает, что в последние годы в результате улучшения дел в экономике и благодаря росту реальных доходов населения возрастает социальная стабильность в обществе, о чем говорит снижение числа социальных конфликтов. На наш взгляд, между социальной стабильностью и снижением уровня открытых социальных конфликтов нет прямой связи.

Например, трудовая статистика фиксирует только число забастовок с прекращением работы, но совершенно не принимает в расчет акции протеста, проведенные в нерабочее время. Также не учитываются многие другие демонстративные формы выражения острого несогласия: от пикетирования, манифестаций и демонстраций, фактов несанкционированного перекрытия транспортных магистралей до голодовок и, наконец, самоубийств на рабочих местах. Существенным и малоизученным является феномен «скрытой конфликтности», который в основном и определяет уровень социальной напряженности [5]. По оценкам специалистов, при сохранении существующего режима функционирования экономики и дальнейшем усилении неравномерного развития производительных сил, дифференциация доходов населения в ближайшие три-четыре года возрастет еще на 40 - 60%, что усилит антагонизм в обществе [6].

На высоком государственном уровне в последнее время отмечаются попытки найти решение данной социальной проблемы. В частности предлагают вернуться к дифференцированной шкале налогообложения доходов. Однако  суть проблемы не в поляризации доходов, а в социальной поляризации.  Решение здесь может быть только комплексным - на уровне разработки и реализации «социальных проектов» в нескольких наиболее актуальных направлениях общественного развития.

 

Социальная поляризация – острое проявление социальных противоречий в общественном развитии, требующее постоянного регулирования со стороны государства и общественных  институтов. Предотвращение социальной поляризации – интегральный показатель исполнения государством своей социальной функции в обществе, его заботы об общественном благе.

 

Автор: А.В. Юсупова

Источник

Наследие.Ru


Литература:

1. Подшибякина Н. Социально-трудовые отношения в условиях переходной экономики // Общество и экономика. – 2006. - № 4. – С. 71.

2. Петросян Д. О социальной справедливости в экономических отношениях // Общество и экономика. – 2005. - № 9. – С. 137, 139.

3. Яновский Р.Г. Глобальные изменения и социальная безопасность. М.: Academia, 1999. – С. 44.

4. Римашевская Н. Экономическая стратификация населения России // Общество и экономика. – 2002. - № 12. – С. 7.

5. Алексеев О.А. Введение в конфликтологию. - Ч. 1. Конфликтология как наука о социальных конфликтах: идейные истоки и современное состояние. Учебное пособие. – Уфа: РИО БАГСУ, 2000. - С. 17. 

6. Роик В. Социальная модель государства: опыт западноевропейских стран и выбор России // Человек и труд. – 2006. - № 1. – С. 22.

 

 

 

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
8 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.