Доверие международным организациям как показатель интеграционных настроений

* Анна Михайловна Алмакаева — к. с.н., старший научный сотрудник Лаборатории срав- нительных социальных исследований НИУ ВШЭ. Электронная почта: aalmakaeva@hse.ru

Алексей Олегович Доманов — соискатель кафедры европейской интеграции МГИМО (У) МИД России, ассоциированный сотрудник Лаборатории сравнительных социаль- ных исследований НИУ ВШЭ. Электронная почта: domanov.aleksey@gmail.com

Trust in international organizations as indicator of integrational attitudes Anna Almakaeva, Aleksey Domanov The current paper investigates the level of trust in 10 international organizations: UN, CIS, EU, APEC, AMU, NAFTA, Mercosur, AU, ASEAN, Arab League. The authors use secondary data-analysis of the 6th round of the World Values Study which covers 55 states. Following the Balassa`s classification of the stages of international integration the authors hypothesize that trust in organizations is dependent on the stage of integration. However, existing evidence does not support this suggestion. Respondents participated in the 6th round demonstrate the greatest level of trust in the CIS and the ASEAN. The European Union, which is at the highest level of integration of all unions, occupies the 7th line in the ranking.

Key words: trust in international organizations. World Values Study, secondary dataanalysis, cross-cultural studies, international integration JEL: F15, F53, F55

В настоящей статье рассматривается уровень доверия 10 международным орга- низациям: ООН, СНГ, ЕС, АТЭС, САМ, НАФТА, МЕРКОСУР, АС, АСЕАН и ЛАГ. Ав- * Настоящая статья написана на основе материалов проекта «Интеграционный барометр ЕАБР‑2014», реализованного Центром интеграционных исследований Евразийского банка раз‑ вития (ЦИИ ЕАБР) в партнерстве с международным исследовательским агентством «Евразий‑ ский монитор».

Aвторами используется вторичный анализ материалов 6-й волны крупнейшего кросс-культурного проекта «Всемирное исследование ценностей», которая охватывает 55 стран мира. Обращаясь к классификации американо-венгерского экономиста Б. Балаша, выделяющего пять уровней интеграции международных союзов (зона свободной торговли, таможенный союз, общий рынок, экономи- ческий и валютный союз, политический союз), авторы делают предположение о том, что уровень доверия зависит от степени интеграции. Однако результа- ты проведенного исследования опровергают эту гипотезу. Наиболее высоким уровнем доверия обладают АСЕАН и СНГ, находящиеся на первой стадии, а ЕС, характеризующийся самой высокой степенью интеграции по сравнению с дру- гими союзами, занимает лишь седьмое место из 10 возможных. Ключевые слова: доверие международным организациям, Всемирное иссле- дование ценностей, вторичный анализ данных, кросс-культурные исследова- ния, интеграционные процессы. Интеграционные проекты крайне востребованы в современном мире — это подтверждается созданием множества государствен‑ ных организаций в последние три десятилетия. В настоящее время Всемирная торговая организация зарегистрировала уже 21 такую ас‑ социацию (Regional Trade Agreements, 2008).

Однако для успешного функционирования новых союзов необходима не только экономи‑ ческая эффективность, но и их политическая устойчивость. Одним из основных факторов такой политической устойчивости является готовность граждан государств‑членов объединять свои усилия с со‑ седними странами для достижения общих целей. Важность этого фактора отмечается многими исследователями Европейского союза, считающими евроскептические настроения помехой интеграцион‑ ному процессу (Boomgaarden et al., 2011; Crespy & Verschueren, 2009; De Vries & Edwards, 2009; Milner, 2000). В настоящей статье речь пойдет об интеграционных настроениях по отношению к целому ряду международных союзов. Для реали‑ зации этой задачи будет использован вторичный анализ данных 6‑й волны Всемирного исследования ценностей (ВИЦ). Это круп‑ нейший кросс-культурный проект, стартовавший в 1981 году и на‑ считывающий около 100 стран мира. 6‑я волна была проведена в 2010–2014 годах: в ней участвовали 55 государств и 79803 респон‑ дента, средний объем выборки в каждой стране составил 1450 че‑ ловек (World Values Survey, 2009). На данный момент это един‑ ственная база данных, позволяющая проанализировать отношение к 10 международным объединениям. Евробарометр и Европейское социальное исследование сосредоточены лишь на двух организаци‑ ях — Европейском союзе и НАТО. Латинский, Азиатский, Арабский и Африканский барометры, к сожалению, не содержат подобных индикаторов, а описывают лишь установки к национальным ин‑ ститутам. В качестве показателя интеграционных настроений мы использу‑ ем вопрос о доверии международным организациям, допускающий 7 ЕЭИ — № 2 (27) май ‘15 Статьи четыре варианта ответа («полностью доверяю», «доверяю», «не до‑ веряю», «совершенно не доверяю») и перекодированный для удоб‑ ства анализа в дихотомическую шкалу, где крайние варианты ответов объединены вместе. Конечно, его нельзя считать идеальным индика‑ тором, однозначно описывающим желание или нежелание жителей различных стран объединяться друг с другом. Тем не менее этот пока‑ затель является своеобразным аналогом общего позитивного или не‑ гативного отношения. Совершенно очевидно, что отсутствие доверия со стороны граждан может стать значимым барьером для взаимной интеграции. 6‑я волна Всемирного исследования ценностей позволяет описать установки по отношению к 10 межгосударственным объединениям*. В их число входят: 1. ООН, или Организация Объединенных Наций (The United Nations). 2. СНГ, или Содружество Независимых Государств (The Commonwealth of Independent States). 3. ЕС, или Европейский союз (The European Union). 4. АТЭС, или Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудниче‑ ство (Asia-Pacific Economic Cooperation). 5. САМ, или Союз арабского Магриба (The Arab Maghreb Union). 6. НАФТА, или Североамериканская зона свободной торговли (The North American Free Trade Agreement). 7. МЕРКОСУР, или Общий рынок стран Южной Америки (Mercosur). 8. АС, или Африканский союз (The African Union). 9. АСЕАН, или Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (The Association of Southeast Asian Nations). 10. ЛАГ, или Лига арабских государств (The Arab League). Все эти организации отличаются друг от друга по географическо‑ му положению, времени существования, числу государств‑членов, объему взаимного импорта-экспорта и институциональной структу‑ ре. Следовательно, степень интеграции, характеризующая каждый из этих союзов, также может варьироваться. Американо-венгерский экономист Б. Балаш говорит о пяти возможных уровнях (Balassa, 1961). 1. Зона свободной торговли. Это объединение стран, устра‑ нивших таможенные пошлины и количественные ограничения во взаимной торговле, но проводящих автономную внешнетор‑ говую политику в отношении стран, не входящих в зону. 2. Таможенный союз. Это группировка стран, в которой устра‑ * В анализе рассматриваются только те международные организации, где число государств‑чле‑ нов в выборке Всемирного исследования ценностей составило от двух и больше.

Отменены барьеры во взаимной торговле и проводится общая внешнеторговая политика. Другими словами, к товарам из государств, не входящих в группировку, применяется единый таможенный тариф (они облагаются одинаковыми пошлинами независимо от того, через границу какой страны эти товары попадают на тер‑ риторию объединения). 3. Общий рынок предполагает «четыре свободы» на территории объединения: свободное передвижение товаров, услуг, людей и капитала. 4. Экономический и валютный союз подразумевает не толь‑ ко «четыре свободы», но и проведение общей экономической, социальной (в том числе в сферах промышленности, сельского хозяйства, транспорта, энергетики) и единой денежно-кредит‑ ной политики (введение общей валюты). 5. Политический союз предусматривает формирование еди‑ ного экономического, валютного и политического союза, в том числе проведение общей внешней политики и политики в сфе‑ ре внутренних дел и правосудия, введение единого гражданства и др. Таким образом, можно выстроить иерархию интеграционных объ‑ единений: 1) сотрудничество без интеграции; 2) зона свободной тор‑ говли; 3) таможенный союз; 4) общий рынок; 5) экономический и ва‑ лютный союз; 6) политический союз. Если расположить все организации, рассматриваемые в дан‑ ном анализе, по степени интегрированности, то первое место зай‑ мет Европейский союз* . Он берет начало в 1957 году в форме Европейского экономического сообщества. Это первая региональная группировка, достигшая стадии общего рынка (1993) и экономическо‑ го и валютного союза (1999). Наднациональные органы безраздельно осуществляют единую торговую, кредитно-денежную, конкурентную политику. Проводится общая экономическая, сельскохозяйственная, региональная, научно-техническая, транспортная и иммиграционная политика. Во внутренних делах ведется совместная борьба с преступ‑ ностью, существует общее гражданство. Осуществляется координация усилий в налогово‑бюджетной, социальной и образовательной сфе‑ рах. Для полноценного политического союза организации не хватает такого важного элемента, как единая внешняя политика, пока она лишь общая. В настоящее время в ЕС входят 28 государств, в выборке ВИЦ представлены девять — Германия, Испания, Кипр, Нидерланды, Польша, Румыния, Словения, Швеция, Эстония. Общий рынок стран Южной Америки (МЕРКОСУР) осно‑ ван в 1991 году**. Организация достигла стадии общего рынка, хотя * См. официальный сайт Европейского союза http://europa.eu/index_en.htm ** См. официальный сайт Общего рынка стран Юга http://www.mercosur.int/msweb/portal%20 intermediario/

 Статьи до сих пор не выполнены некоторые критерии таможенного союза: государства-члены установили одинаковые пошлины для третьих стран (единый таможенный тариф) лишь в отношении 85% товаров. В то же время межправительственные органы координируют эко‑ номическую, торговую, сельскохозяйственную, промышленную, на‑ логово‑бюджетную, денежно-кредитную и транспортную политику. Планируется согласование политики в области транспорта и связи. Из-за отсутствия единой валюты организацию нельзя считать эконо‑ мическим и валютным союзом, согласование обменных курсов пока находится в стадии планирования. В настоящий момент в МЕРКОСУР входят пять государств — Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Парагвай, Уругвай. Ассоциированные члены — Боливия, Колумбия, Перу, Эквадор (в рамках общего объединения с Андским сообществом, ЮНАСУР) и Чили. В опросе ВИЦ участвовали жители лишь трех го‑ сударств — Аргентины, Уругвая и Чили. Содружество Независимых Государств (СНГ) основано в 1991 году*** и считается зоной свободной торговли: государства-чле‑ ны снизили таможенные барьеры внутри организации, но не уста‑ новили единый таможенный тариф в отношении третьих стран. Несмотря на это, на пространстве СНГ появились более глубоко ин‑ тегрированные группировки. Например, на базе Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП), сформирован‑ ных между тремя членами Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) — Беларусью, Казахстаном и Россией, с 1 января 2015 года создан Евразийский экономический союз (ЕАЭС), к которому под‑ ключилась Армения (в течение 2015 года ожидается также присоеди‑ нение Кыргызстана). С помощью наднациональных структур будет проводиться общая промышленная, транспортная, энергетическая, сельскохозяйственная, инвестиционная политика. На строительство общего рынка отведено 10 лет, затем возможен переход на следую‑ щую стадию — экономического и валютного союза (введение единой валюты и совместного финансового регулирования). Из государств — участников СНГ в ВИЦ участвовали Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Узбекистан, а также Украина (до 2014 года со‑ храняла членство, не присоединившись к уставу Содружества). Кроме того, в организацию входят Азербайджан, Молдова, Таджикистан и Туркменистан. Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА) с 1994 года существует в трехстороннем формате — США, Мексика иКанада****. С 1988 по 1994 год организация была зоной свободной тор‑ говли лишь для США и Канады. Сегодня до уровня таможенного сою‑ за ей не хватает единого таможенного тарифа, а из «четырех свобод» общего рынка отсутствует свобода передвижения людей. К тому же *** См. официальный сайт Исполнительного комитета Содружества Независимых Государств http:// cis.minsk.by/ **** См.официальный сайт Североамериканской зоны свободной торговли http://www.naftanow.org/ 10 ДОВЕРИЕ МЕЖДУНАРОДНЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ИНТЕГРАЦИОННЫХ НАСТРОЕНИЙ А.М. Алмакаева, А.О. Доманов сохраняются протекционистские барьеры в энергетике, некоторых отраслях машиностроения и сельском хозяйстве. Вместе с тем введе‑ ны общие правила защиты интеллектуальной собственности. ВИЦ проводилось во всех государствах-членах, кроме Канады. Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) основана в 1967 году* . В настоящее время зона свободной торговли практически сформирована: большинство участников уже отменили пошлины на товары из государств‑членов, а остальные сделают это в 2015–2018 годах.

Экономическое сотрудничество ведется в сфере валютно-финансовых отношений, транспорта, туризма, телеком‑ муникаций и энергетики. Особое внимание уделяется повышению конкурентоспособности и инвестиционной политике. Вместе с тем сохраняется интенсивное военно-политическое сотрудничество членов организации, ради которого она и создавалась (экономиче‑ ская интеграция запущена лишь несколько десятилетий спустя как способ поддержания мира в регионе). Таким образом, функционирует сообщество безопасности, экономическое и социально-куль‑ турное сообщество. Среди участников ВИЦ — Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины. В организацию входят также Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Мьянма. Организация Объединенных Наций (ООН) основана в 1945 году**. О создании зоны свободной торговли речи не идет. Тем не менее слабость координации политик и совещательный характер многих органов отчасти компенсируются множеством проектов этой организации в гуманитарной и экономической сфере. Из 193 госу‑ дарств‑членов в ВИЦ участвовало 55 (см. рисунок 6). Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудниче- ство (АТЭС) основано в 1989 году как совещательный институт, не предполагающий глубокой экономической интеграции***.

Оно не может считаться зоной свободной торговли, поскольку не отме‑ нены таможенные барьеры между всеми участниками. Проводятся консультации в сферах экономики, финансов, инвестиций. АТЭС объединяет 21 экономику Азиатско-Тихоокеанского региона, среди участников ВИЦ — только Китай, Тайвань, Южная Корея и Япония. Союз арабского Магриба (САМ) основан в 1989 году как поли‑ тический форум для решения проблем безопасности****. Создание зоны свободной торговли и таможенного союза лишь планируется, тамо‑ женные барьеры пока не сняты. Государства-члены — Алжир, Ливия, Мавритания, Марокко, Тунис. В выборке ВИЦ представлены Алжир и Марокко. * См. официальный сайт Ассоциации государств Юго-Восточной Азии http://www.asean.org/ ** См. официальный сайт Организации Объединенных Наций http://www.un.org/ *** См. официальный сайт Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества http://www. apec.org/About-Us/About-APEC.aspx **** См. официальный сайт Союза арабского Магриба http://www.maghrebarabe.org/en/

 Африканский союз (АС) возник в 2001 году на базе Организации африканского единства*****. Он не является зоной свободной торговли, хотя члены организации намерены проводить постепенную эконо‑ мическую интеграцию. При этом особое внимание уделяется сотруд‑ ничеству уже существующих на континенте субрегиональных инте‑ грационных объединений. Пока приоритетом организации остаются защита суверенитета и миротворчество. Из 54 государств‑членов (все страны Африки, кроме Марокко) в ВИЦ участвовали Гана, Египет, Зимбабве, Нигерия, Руанда, Южно-Африканская Республика. Лига арабских государств (ЛАГ) была создана в 1945 году как военно-политическая организация******.

Зона свободной торговли отсутствует, таможенные барьеры сохраняются. Экономическое сотрудничество государств‑членов ведется в основном в двустороннем формате без проведения общей политики организации. В ЛАГ входят 22 государства арабского мира. В опросе ВИЦ принимали участие жи‑ тели Иордании, Ирака, Йемена, Ливана, Ливии, Туниса. Таким образом, из 10 анализируемых международных организа‑ ций нулевая стадия характерна для пяти объединений (ООН, АТЭС, САМ, АС, ЛАГ), первая стадия, или зона свободной торговли,— для трех (СНГ, НАФТА, АСЕАН), третья стадия, или стадия общего рын‑ ка,— только для МЕРКОСУР, а четвертая стадия (экономический и валютный союз) — для ЕС. Логично будет предположить, что уровень доверия международной организации зависит от степени интеграции. Деятельность высоко‑ интегрированных объединений более заметна в повседневной жизни людей и должна, таким образом, вызывать более позитивное отноше‑ ние. Однако из рисунка 1 следует, что это предположение не совсем адекватно. Самый высокий уровень доверия зафиксирован в отноше‑ нии таких международных организаций, как АСЕАН и СНГ. Около 60% опрошенных в странах, входящих в эти объединения, оценива‑ ют их с положительной стороны. Чуть ниже уровень доверия к АТЭС (57%). Далее следуют АС, ООН, МЕРКОСУР и ЕС, их готовы поддержать от 44% до 47% респондентов. Около трети опрошенных склонны доверять такому объединению, как НАФТА. Самый низкий уровень доверия у союзов, представляющих арабский мир. Так, Союз араб‑ ского Магриба набрал всего лишь 26%, а Лига арабских государств — только 20%. Таким образом, уровень доверия не только не зависит от степени интеграции, но и может различаться среди организаций, находящихся на одной ступени.

Далее рассмотрим каждый союз более подробно. Анализ показыва‑ ет, что, несмотря на общий рейтинг различных межгосударственных образований, установки по отношению к ним могут меняться в зави‑ симости от страны проживания. ***** См. официальный сайт Африканского союза http://www.au.int/ ****** См. официальный сайт Лиги арабских государств http://www.arableagueonline.org/ 12 ДОВЕРИЕ МЕЖДУНАРОДНЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ИНТЕГРАЦИОННЫХ НАСТРОЕНИЙ А.М. Алмакаева, А.О. Доманов Зона АСЕАН является достаточно однородной. Все государства, входящие в это пространство, характеризуются положительными оценками. Самый высокий уровень поддержки (65%) зафиксирован в Малайзии, а самый низкий (58%) — в Таиланде (см. рисунок 2). В отличие от государств АСЕАН, оценки респондентов в государ‑ ствах — членах СНГ более дифференцированы. Разрыв между стра‑ ной с самым высоким и самым низким уровнем доверия составляет около 50%. Почти 90% жителей Узбекистана положительно оценива‑ ют СНГ. Казахстан и Кыргызстан занимают второе место — примерно 66% респондентов указали, что они доверяют и полностью доверя‑ ют этому международному союзу. Наиболее критичными оказались жители России — всего 41% респондентов обладают позитивными установками. Чуть лучше ситуация на Украине, где 48% опрошенных выражают поддержку СНГ (см. рисунок 3). Однако 6‑я волна ВИЦ проводилась до украинского кризиса. Следовательно, есть основания полагать, что в данный момент уровень доверия СНГ среди жителей Украины крайне низок. Косвенным подтверждением этому может служить нежелание украинских властей, поддерживаемых частью на‑ селения Украины, оставаться членом данной организации.

Статьи и более интегрированные группировки. В частности, в 2010 году соз‑ дан Таможенный союз, а в 2012‑м — Единое экономическое простран‑ ство между Россией, Беларусью и Казахстаном, которые с 1 января 2015 года преобразованы в Евразийский экономический союз, вклю‑ чающий указанные три государства и Армению. В течение 2015 года к ЕАЭС должен присоединиться Кыргызстан. Интересно проследить, каковы были отличия между отношением к Таможенному союзу и отношением к СНГ по состоянию на 2014 год. В 2012–2014 годах в рамках исследования «Интеграционный ба‑ рометр ЕАБР» гражданам Беларуси, Казахстана и России (как трем единственным на этот период членам ТС — ЕЭП) задавался вопрос: «Беларусь, Казахстан и Россия объединились в Таможенный союз, ко‑ торый освободил торговлю между тремя странами от пошлин, и соз‑ дали Единое экономическое пространство (по сути — единый рынок трех стран). Как Вы относитесь к этому решению?». По сравнению с во‑ просом о доверии такая формулировка может давать более позитив‑ ные оценки. Тем не менее даже с учетом этого обстоятельства уровень поддержки Таможенного союза среди жителей России и Казахстана выше, чем уровень поддержки СНГ. Если СНГ доверяют только 41% опрошенных россиян и 66% казахстанцев, то в 2012 году объединение трех стран положительно оценивали уже 72% и 80% соответственно (см. рисунок 3а). В 2014 году эти показатели увеличились и достиг‑ ли 79% и 84%. Такой же положительный тренд описывает положение дел в Беларуси. В 2012‑м доля людей, позитивно оценивающих ТС, была лишь немногим больше доли доверяющих СНГ, а в 2014 году она выросла на 8 пунктов и составила уже 68%. 64% жителей Армении, присоединившейся к ЕАЭС в 2015 году, также положительно относятся к ТС. Однако следует отметить, что Армения обладает самыми низкими оценками по сравнению с други‑ ми членами ЕАЭС. Ярко выраженная негативная тенденция наблюдалась среди респондентов Кыргызстана, который только готовится к вступлению в ЕАЭС. Если в 2012 году число опрошенных с позитивными взгля‑ дами было примерно равно числу доверяющих СНГ и равнялось 67%, то в 2014‑м оно упало уже до 51%. Жители Таджикистана, наоборот, демонстрируют относительную стабильность во мнениях и высокий уровень поддержки Таможенного союза. Доля положительно оцени‑ вающих это образование на протяжении трех лет остается довольно высокой и превышает 70%. Для Узбекистана также характерен поло‑ жительный тренд. В 2012 году идею объединения в ТС одобрили 67%, а в 2014‑м уже 78%. Тем не менее уровень доверия СНГ в Узбекистане все же несколько выше уровня поддержки Таможенного союза и до‑ стигает почти 90%.

По сравнению с СНГ и Таможенным союзом отношение к АТЭС чуть менее разнородно. Самый высокий уровень поддержки в Китае и Южной Корее (67% и 64% соответственно). В меньшей степени до‑ веряют АТЭС жители Японии, где 42% опрошенных выбрали вариант «доверяю» и «полностью доверяю» (см. рисунок 4).

Африканский союз по уровню доверия занимает четвертое место. Однако на его итоговое положение значительно повлияло мнение жителей такой страны, как Египет. Это единственное государство блока, где число респондентов с позитивными установками в отно‑ шении союза крайне низкое и не превышает 14%. Для сравнения, раз‑ ница между Египтом и ЮАР, расположившейся на предпоследнем месте, составляет около 33%. Самый высокий уровень доверия (63%) у респондентов Ганы (см. рисунок 5). На шестой позиции рейтинга находится ООН. Это организация, которая имеет наибольшую представленность в выборке Всемирного исследования ценностей. Вопрос о доверии ООН задавался в 55 стра‑ нах. Одним из следствий такого широкого охвата является и самая большая вариация в оценках, характеризующих этот межгосудар‑ ственный орган. Интересно отметить, что оценки ООН коррелируют с оцен‑ ками других объединений (СНГ, АС, ЕС и так далее). Например, Египет — это страна, где лишь 13.5% населения поддерживают АС, а Узбекистан — страна, где почти 90% поддерживают СНГ. Эти же го‑ сударства занимают первую и последнюю позиции в рейтинге дове‑ рия ООН. Так, приблизительно 8% жителей Египта и около 90% жите‑ лей Узбекистана позитивно относятся к ООН.

Расхождение в оценках ООН и других организаций, как правило, является минимальным. Исключение составляют лишь Южная Корея, Мексика, Нидерланды, Швеция и Япония, где доверие ООН примерно на 11–18% выше, чем доверие другим союзам, а также Аргентина, где доверие ООН, наобо‑ рот, на 10% ниже, чем доверие МЕРКОСУР. Страны, входящие в МЕРКОСУР, почти идентичны друг другу по уровню доверия. Разрыв между Уругваем, занимающим первую позицию (около 50%), и Аргентиной, находящейся на последнем ме‑ сте (42%), составляет всего 8% (см. рисунок 7). Рисунок 8 демонстрирует уровень доверия ЕС среди респонден‑ тов, проживающих в девяти государствах, входящих в еврозону.

 Разброс в оценках достаточно большой. Наиболее критичны жители Словении, здесь уровень доверия самый низкий (25%). Это примерно в два раза ниже, чем в Испании, Швеции, Эстонии и на Кипре, где около половины опрошенных доверяют Евросоюзу. Рисунок 9 показывает, что около трети опрошенных в странах, при‑ надлежащих к НАФТА, положительно относятся к этому союзу. Чуть более оптимистичными оказались жители Мексики (около 38%), чей уровень доверия примерно на 12% выше, чем уровень доверия в США (см. рисунок 9). Союз арабского Магриба представлен в выборке Всемирного иссле‑ дования ценностей всего двумя государствами — Марокко и Алжиром. Расхождение в ответах среди жителей этих стран небольшое и состав‑ ляет около 11%, однако в целом оценки остаются довольно низкими. Примерно 32% респондентов Марокко и 20% респондентов Алжира указали, что доверяют САМ (см. рисунок 10). Похожая картина наблюдается и с Лигой арабских государств. Несмотря на то, что число стран, где задавался вопрос о доверии этой международной организации, в три раза больше, уровень дове‑ рия также не превышает 30%. Выше всего он в Ливане (28%). Йемен и Ирак, наоборот, продемонстрировали наиболее негативные оцен‑ ки — 16% и 13% соответственно (см. рисунок 11).

 Обобщая все сказанное выше, можно сделать два основных вывода. Во‑первых, уровень доверия международным организациям не за‑ висит от уровня интеграции государств‑членов. Ассоциация государств Юго-Восточной Азии и Содружество Независимых Государств, нахо‑ дящиеся на стадии зоны свободной торговли, характеризуются самым высоким уровнем доверия среди рассматриваемых международных организаций (около 60%). Европейский союз, обладающий самой вы‑ сокой степенью интеграции, поддерживают лишь 43%. Самый низкий уровень доверия у Союза арабского Магриба (25%) и Лиги арабских государств (20%) — объединений с нулевым уровнем интеграции.

Таким образом, можно предположить, что зоны свободной торговли настолько популярны именно благодаря промежуточному положению данных образований на шкале интеграции. С одной стороны, торгов‑ ля в них достаточно либерализована, чтобы граждане почувствовали ускорение экономического роста из-за более эффективного исполь‑ зования сравнительных преимуществ своих стран. С другой стороны, эта стадия не требует от населения поступиться национальным суве‑ ренитетом и разрешить вмешательство соседних государств в такие чувствительные области, как кредитно-денежная, бюджетная или со‑ циальная политика. Не все опрошенные доверили бы часть своих налогов организации с такими целями.

В этой связи трудно прогнозировать беспроблемную интеграцию государств дальше определенного уровня. Судя по отношению к ЕС и МЕРКОСУР, на стадии общего рынка про‑ является недовольство усилением конкуренции с иностранными эко‑ номическими ресурсами, и доверие к объединению снижается. Такому риску подвергается и ЕАЭС, деятельность которого в некоторых сферах граждане могут посчитать нежелательной. Они могут потерять дове‑ рие к организации, если поставят под сомнение ее принципы. Во‑вторых, несмотря на общий уровень доверия, внутри блоков оценки могут довольно значительно различаться (см. таблицу 1). Наиболее однородными они являются у стран — участниц Ассоциации государств Юго-Восточной Азии. Так, самые высокие показатели дове‑ рия у жителей Малайзии (65%), а самые низкие — у жителей Таиланда (58%). Больше всего варьируются оценки Организации Объединенных Наций, Африканского союза и Содружества Независимых Государств.

Вопрос задавался следующим образом: «Беларусь, Казахстан и Россия объединились в Таможенный союз, который освободил торговлю между тремя странами от пошлин, и создали Единое экономическое пространство (по сути – единый рынок трех стран). Как Вы относитесь к этому решению?». В таблице указана доля выбравших варианты ответа «безусловно положительно» и «скорее положитель‑ но». ** В таблице приведены данные за 2014 год. Число опрошенных, положительно оценивающих ТС в 2012 и 2013 годах, незначительно отличается от числа опрошенных, положительно оценивающих ТС в 2014-м, и составляет 71% и 68% соответственно.

*** 20 без Гонконга, не являющегося государством; 19 без Тайваня, чей государствен‑ ный статус оспаривается. ношении ООН можно считать респондентов Египта (8%), а наименее критичными — респондентов Узбекистана (88%). Самые негативные оценки АС опять у представителей Египта (14%), а вот представители Ганы обладают самым высоким уровнем доверия (63%). Жители Узбекистана также оказались на первом месте при оценке СНГ (89%). Граждане Российской Федерации, наоборот, заняли последнее место (41%). При этом отношение к Таможенному союзу и Единому эконо‑ мическому пространству у жителей России, Казахстана и Беларуси лучше, чем отношение к СНГ, а вот жители Армении, недавно всту‑ пившей в Евразийский экономический союз, наоборот, больше под‑ держивают СНГ. Тем не менее средняя оценка Таможенного союза выше, чем уровень доверия СНГ (см. таблицу 1). Существующая раз‑ ница в оценках этих двух организаций, вероятно, может объясняться тем, что россияне, белорусы и казахстанцы считают цели ТС более адекватными их национальным интересам, а жителям Армении еще предстоит осознать достоинства Таможенного союза и сформирован‑ ного на базе ТС и ЕЭП Евразийского экономического союза.

ЛИТЕРАТУРА

Balassa, B. (1961). The Theory of Economic Integration. IL: Homewood.

Boomgaarden, H.G., Schuck, A.R. T., Elenbaas, M., de Vreese, C.H. (2011) Mapping EU attitudes: Conceptual and empirical dimensions of Euroscepticism and EU support. European Union Politics, 12 (2), 241–266.

Crespy, A., Verschueren, N. (2009) From Euroscepticism to Resistance to Eu‑ ropean Integration: An Interdisciplinary Perspective. Perspectives on European Politics and Society, 10 (3), 377–393.

De Vries, C.E., Edwards, E.E. (2009) Taking Europe To Its Extremes: Extremist Parties and Public Euroscepticism. Party Politics, 15 (1), 5–28. Milner, S. (2000).

Euroscepticism in France and changing state-society rela‑ tions. Journal of European Integration, 22 (1), 35–58. Regional Trade Agreements Notified to the GATT/WTO and in Force. (2008) Available at: http://www.wto.org/english/tratop_e/region_e/eif_e.xls WORLD VALUES SURVEY 2005 OFFICIAL DATA FILE v.20090901. (2009) World Values Survey Association. Available at: www.worldvaluessurvey.org Центр интеграционных исследований ЕАБР (2012)

Интеграционный барометр ЕАБР‑2012 (первая волна измерений). Доклад № 4. ЦИИ ЕАБР. Санкт-Петербург. Доступно на: http://eabr.org/r/research/centre/ projectsCII/integration_barometer/ Центр интеграционных исследований ЕАБР (2013) Интеграционный барометр ЕАБР‑2013 (вторая волна измерений). Доклад № 16. ЦИИ ЕАБР. Санкт-Петербург. Доступно на: http://eabr.org/r/research/centre/ projectsCII/integration_barometer/

Центр интеграционных исследований ЕАБР (2014) Интеграционный барометр ЕАБР‑2014 (третья волна измерений). Доклад № 25. ЦИИ ЕАБР. Санкт-Петербург. Доступно на: http://eabr.org/r/research/centre/ projectsCII/integration_barometer/



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
5 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.