Модернизация и мировое развитие

Модернизация как целый ряд теорий общественного прогресса и как термин, отражающий реальные исторические процессы в Новое время, самым непосредственным образом связаны с мировым развитием и судьбами современного человечества. Развитие же по природе и способу самореализации представляет собой процесс, отражающий совокупность, сумму перемен в пространстве и времени. Идея развития сконцентрирована на качественных аспектах беспрерывных перемен, из которых складывается сама жизнь. Формула развития в данном случае может быть представлена как цепочка перемены – изменения – трансформации – эволюция – развитие, в которой каждое понятие предстает следующими своими сущностными чертами:

а) главный отличительный признак перемен – их обратимость;

б) изменения более долговременны, отражают в себе нечто закономерное, они устойчивы по отношению к обратимости;

в) трансформация в количественном измерении равнозначна изменению, но, в отличие от него, отражает качественную сторону, появление нового качества, баланс и преемственность перемен;

г) эволюция представляет собой множественную последовательность трансформаций, приводящих к обретению объектами эволюции необратимых новых для него качественных черт, когда объекты меняют существенно свою природу;

д) развитие – это долговременное по становлению, закономерное по причинам, движущим силам, природе и характеру, путям и способам самореализации, четко направленное во временном пространстве, необратимое изменение материальных и идеальных объектов.

Политологическая и философская трактовки термина «мировое развитие» учитывают еще и то, что в историческом времени упадок и/или гибель одних систем, культур или цивилизаций может быть и нередко бывает формой становления систем, культур и цивилизаций нового, более высокого порядка. В таком случае подразумевается, что развитие в целом движется через отмирание социально и исторически исчерпавших себя конкретных его форм.
С появлением тенденций к становлению единого, все более целостного глобального мира в содержании мирового развития все заметнее стали проявляться моменты, связанные с социальной и политической практикой организация подобной целостности. Для такого подхода к современному мировому развитию важным представляется иметь в виду следующие три момента:

- вывод о цикличности любого развития, предполагающий возможность и высокую вероятность временных откатов в динамике процессов, определяющих характер международной жизни;

- сложившееся в науке различение эволюционного и структурного аспектов мирового развития и признание определенной эвристичности структурного подхода, но не в ущерб историческому;

- постановку проблем социального времени, в котором (в отличие от времени хронологического) на первый план выходит внутреннее время объекта: цикличность, ритм, темп его функционирования и развития, число и общая продолжительность отведенного ему его природой жизненных стадий и т.п.

С этой точки зрения современная глобализация объективно ставит вопрос не только о разработке научной концепции мирового развития в эпоху постиндустриализма, но и проблему интеграции всех его форм или моделей в «единую глобальную культуру» . Если же попытаться более дифференцированно подойти к характеристике мирового развития, которое лежит в основе современного миропонимания людей, то существуют несколько базовых подходов к определению этой категории:

- во-первых, таковым был классический марксизм, который полагал развитием последовательный переход отдельных стран, народов и человечества в целом от низших социально-экономических формаций к высшим. Современный марксизм, считая возможным и нужным совмещать формационный подход с цивилизационным, тем не менее, не выдвинул научно обоснованной новой концепции мирового развития. Но его экономикоцентричный подход воспроизводится как в разного рода теориях общественного прогресса левого спектра, так и в либеральных и неолиберальных концепциях. В.М. Иноземцев, создавая свою теорию постэкономической революции, мыслит человеческую историю как состоящую из трех эпох . Э. Тоффлер, рассматривая всемирную историю и ее развитие сквозь призму технологических революций, создал концепцию «трех волн» мирового развития . И обе эти концепции основывались на признании реального возрастания роли экономики в определении судеб современного человечества;

- во-вторых, многие исследователи, начиная с сентября 1973 г. и особенно после апреля 1974 г., обратились к разработке проблематики преодоления слаборазвитости, стратегиям догоняющего развития, моделям конвергенции социалистических и капиталистических ценностей и принципов в общественном развитии. Раймон Арон в своей книге «Восемнадцать лекций по индустриальному обществу» уже был близок к формулированию конвергентных взглядов: «Мое путешествие в Азию убедило меня, что основное понятие нашей эпохи есть понятие «индустриального общества». Из Азии Европа не выглядит составленной из двух, в основе своей разнородных частей – советского и западного; она состоит из одной действительности – индустриальной цивилизации. Советское и капиталистическое общества – это лишь два вида одного индустриального общества».

Збигнев Бжезинский, будучи в то время советником президента США Дж. Картера, предложил отбросить «сохраняющиеся разногласия между индустриальными странами, особенно те из них, что оправдываются устаревшими идеологическими концепциями», и объединиться в одно «сообщество развитых стран». В таковое он включал «страны НАТО, наиболее развитые коммунистические государства и Японию» . По сути своей, такой подход был полностью подчинен обоснованию идеи конвергенции. Эту линию продолжают отстаивать в своих трудах немалое число современных авторов, исходящих из того, что только сплочение индустриально развитых стран может позволить им распоряжаться богатствами и судьбами слаборазвитого мира, позволив «передовикам прогресса» избежать попадания в готовый сработать «экологический капкан»;

- в-третьих, на Западе вместо понятия «мировое развитие» исследователи нередко используют концепции «крупномасштабных исторических перемен» или пользуются разнообразными теориями «модернизации», под которыми понимается направляемый волей человека, его выбором переход от архаичных социальных форм к современным .
В начале 60-х годов ХХ века, по мнению У. Ростоу, только США достигли высшей стадии индустриального развития, в то время как другие западные страны находились лишь на подступах к ней. Для остальных государств пятая, высшая на то время стадия, была более или менее отдаленной, но неизбежной перспективой развития. Этот подход родил многочисленные концепции «модернизации», по существу рассматривавшие пути и средства, которые могла использовать те или иные страны в своем стремлении приобщиться к культуре «модернити», то есть индустриальной цивилизации. Одно из наиболее полных определений модернизации в 60-е годы ХХ века дал Ш. Н. Эйзенштадт. «Исторически модернизация – это процесс изменения в направлении тех типов социальной, экономической и политической систем, которые развивались в Западной Европе и Северной Америке с XVII по XIX века. Затем они распространились на другие европейские страны, а в XIX и XX веках – на южноамериканский, азиатский и африканский континенты» - писал этот израильский обществовед.

Теории модернизации были поколеблены практикой их претворения в жизнь в слаборазвитом мире 70-х годов XX века. Она продемонстрировала прямолинейность и механистичность их установлений. Многие мыслители и ученые констатировали в это время, что западная модель развития не смогла реализоваться в большинстве арабских, азиатских, африканских стран . Победа Запада в «холодной войне», а также связанный с этим крах стран «реального социализма», между тем, вдохнули в вестернизаторско – модернизаторские концепции новую энергию. Они заняли центральное место в идейном багаже и социальной практике человечества и в новом, ХХI веке. Неолиберальные идеи «открытого общества» торжествовали в политике и экономике, несмотря на признание многими учеными исчерпанности творческих возможностей и способностей самого либерализма как их основы.

Что касается этимологии слова модернизация, то она имеет несколько научных определений, в зависимости от отрасли знания:

– философы трактуют модернизацию как процесс перехода от традиционного общества с социальными отношениями патриархально-феодального типа к современному обществу индустриального и постиндустриального типов, представляя собой целостное обновление общества ;

– с точки зрения экономистов модернизация – это усовершенствование, улучшение, обновление объекта, приведение его в соответствие с новыми требованиями и нормами, техническими условиями, показателями качества. Модернизироваться могут машины, оборудование, технологические процессы, производственные отношения и т.п. ;

– бизнес-словарь дает схожее с экономическим, но несколько иное определении модернизации, которая предстает как процессы усовершенствования, улучшения, обновления машин, оборудования, технологических процессов в соответствии с новейшими достижениями науки и техники, требованиями и нормами, техническими условиями ;

– в понимании политологов модернизация является стремлением менее развитых государств приблизиться к странам-лиде¬рам. В этой связи модернизация часто проводится с использованием опыта передовых стран, при их технологической, политической и финансовой поддержке .

Если сравнивать указанные определения, то получается, что под модернизацией понимаются два разных процесса – технологический (усовершенствование машин) и социальный – переход от традиционного общества к модерному, от аграрного – к индустриальному, постиндустриальному и информационному. Соответственно, это такого рода определения могут использоваться политиками и учеными по-разному, в зависимости от их понимания целей и средств модернизации. Так, консервативно - либеральные политики делают акцент на технологических заимствованиях, радикально-либеральные – на общественной и политической модернизации. В России в 2008–2012 годы по вопросу о характере необходимой российской модернизации произошло, как считает И. Юргенс, разделение элиты на две группы – «консерваторов» и «прогрессистов». «Консерваторы», представленные в общественном мнении В.Путиным и «Единой Россией», ориентировались в большей степени на экономическую (технологическую) модернизацию, а «прогрессисты», к которым относили Д.Медведева и радикальных либералов – на социальную модернизацию и политические реформы.

В продолжение расшифровки понятия «модернизация», следует сказать, что ряд отечественных ученых – И. Пономарев, М.Ремизов, Р. Карев, –утверждают, что модернизация и инноватизация не являются тождественными понятиями. По их мнению, инноватизация представляет собой «подстегивание» экономико-технологического развития, а модернизация – создание фундаментальных, инфраструктурных предпосылок такого развития. В связи с этим разработка и внедрение новейших технологий – вторая, а не первая задача модернизации. Бессмысленно проводить инноватизацию в условиях отсутствия социальных и политических институтов, присущих развитому обществу, поскольку только современное общество и полноценно развитый человек может использовать достижения современной цивилизации .

Но существует такое авторитетное издание, как «Руководство Осло», разработанное ОЭСР, Евростатом и ориентированное с 1992 года на качественное и непрерывное изучение, измерение и интерпретацию данных, относящихся к науке, технике и инновациям. В третьем его издании уточнено определение «инновационной деятельности как непрерывного процесса», когда «предприятия вносят изменения в продукты и процессы, собирают новые знания» . Это означает фактическую тождественность между современными понятиями «инновации» и «модернизация».

Автор: Анастасия Леонтьева

www.nasledie.ru



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
9 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.