Сколько стоит война

 

Со времени окончания холодной войны прошло уже более двадцати лет. За этот исторически короткий период в мировом развитии произошли грандиозные перемены, коренным образом изменилась военно-политическая обстановка в мире. Столь же глубокие сдвиги имели место и в мировой военной промышленности. Во всех крупных странах произошла интенсивная перестройка военных секторов хозяйства, их адаптация к новым условиям и требованиям.

Рассмотрим основные особенности этого периода развития производства товаров и услуг военного назначения.

Основные изменения в мировой военной промышленности связаны с динамикой военных расходов. В истории развития стран отмечалось периодическое как увеличение, так и снижение военных расходов.

Наибольших размеров военные расходы достигли в период «холодной войны». По самым приблизительным оценкам, «холодная война» обошлась человечеству не менее чем в 30 трлн долл. (в постоянных ценах 2002 г.), не считая средств, выделенных на военные цели Комиссией по атомной энергии США (позже – министерство энергетики) и НАСА. Мировые военные расходы только за период с 1960 по 1986 г. возросли с 345 млрд. до 825 млрд. долл.(в ценах 1984 г.).[1]

В 1960 г. военные расходы составили (в постоянных ценах 1987 г.) 322 млрд. долл., 1970 г. – 454 млрд., 1980 г. – 549 млрд., а в 1990 г. – 676 млрд. долл. В 90-х гг. минувшего века в связи с окончанием холодной войны наблюдалась тенденция уменьшения военных расходов во многих государствах. В период 1990–1999 гг. мировые военные расходы снизились на 29 %, или со среднегодовым темпом 3,7 %. Начиная с 1999 г. за три последующих года размеры мировых военных расходов повысились примерно на 7 % и в 2001 г. составили 772 млрд. долл.(в постоянных ценах 1998 г.)[2]. В 2002 г. уровень мировых военных расходов оценивался в 784 млрд. долл.[3]. Мировые военные расходы в 2003 г. составили 879 млрд. долл.[4] . В 2005 г. эти затраты достигли в общей сложности 1 трлн 118 млрд. долл.[5]. и в 2006 г. составили рекордные 1204 млрд. долл. За прошедшее десятилетие военные расходы выросли на 37 %, а средний показатель на душу населения поднялся до 184 долл.[6]. Основная причина роста мировых военных расходов – значительное увеличение их в США, военный бюджет которых с 2003 по 2007 г. вырос с 456 до 622 млрд. долл.[7] По оценке еженедельника «Джейнс дифенс уикли» расходы США на оборону в 2008 г достигнут суммы в 696 млрд. долл. (4,9% ВВП).[8] Увеличение военных ассигнований в США связано с атаками террористов 11 сентября 2001г. Большую часть данного прироста составляют крупные дополнительные ассигнования на покрытие расходов на военные действия в Афганистане, Ираке и действия общего характера по борьбе с терроризмом.[9]

Значительно поднялся не только уровень обычных военных расходов (по традиционным статьям). Войны с терроризмом за границей и внутри страны привели к дополнительным затратам на невоенные цели: на восстановление Афганистана, Ирака и внутреннюю безопасность.

По данным американского Центра стратегических и бюджетных оценок (CSBA), расходы на военные операции к 2017 г. могут достичь от 1,09 до 1,62 трлн долл. Из них 225−330 млрд. долл. может быть выделено на операции в Афганистане и от 835 млрд. долл. до 1,26 трлн долл. – на войну в Ираке. Для сравнения: война в Персидском заливе обошлась США в 88 млрд. долл. (в пересчете на доллары на 2008 финансовый год), причем эти расходы на 90 % были компенсированы вкладами союзников США. Корейская и вьетнамская военные кампании стоили США соответственно 456 млрд. долл. (14,2 % ВВП) и 518 млрд. долл. (9,4 % ВВП[10]). Иракская кампания остается гораздо более дорогостоящей, чем выполнение миссии по стабилизации в Афганистане. Из 12 млрд. долл. ежемесячных затрат Пентагона на афганское направление приходится только 2 млрд.. В 2006 г. ежемесячные расходы на ведение войны в этих двух государствах составляли около 10 млрд. долл., в то время как в 2005 г. − только 8 млрд. долл.[11]

Однако по прогнозам Нобелевского лауреата в области экономики профессора Колумбийского университета Дж. Стиглица и профессора Гарвардского университета Л. Билмс военные операции в Ираке и Афганистане к 2017 году могут обойтись налогоплательщикам США в 3 трлн долларов. Вместе они написали книгу «Война за 3 триллиона долларов: истинная стоимость иракского конфликта». Ученые приводят факты, свидетельствующие о том, что перед вторжением в Ирак в марте 2003 года официальные лица администрации Буша утверждали, что операция будет стоить американцам 50-60 млрд. долларов. Но уже в текущем финансовом году, согласно расчетам упомянутых профессоров, ежемесячные затраты на Ирак составят 12 млрд. долларов, на Афганистан – еще 4 млрд. К началу 2009 финансового года (1 октября 2008) общие прямые расходы на операции в Ираке и Афганистане достигнут 845 млрд. долларов при условии, что конгресс выделит средства на все связанные с этими действиями запросы администрации. Если же добавить к этой цифре затраты на войну, скрытые в других статьях бюджета Пентагона, то средства, которые будут израсходованы в ближайшие 10 лет на выплату компенсаций семьям погибших военнослужащих, лечение раненных ветеранов, замену уничтоженной или отработавшей свой ресурс боевой техники, содержание военного контингента в Ираке и Афганистане, то окончательная сумма будет колебаться в пределах от 1,7 до 2,7 трлн долларов.[12]

В связи с сокращением военных расходов в середине 90-х годов двадцатого столетия произошло уменьшение закупок ВВТ для внутренних потребностей, которое привело к снижению военного производства. Данное обстоятельство послужило начальным импульсом глобальной перестройки оборонных предприятий развитых стран мира. Начала реализовываться ускоренная концентрация военного производства. Военное производство сконцентрировалось в небольшом числе крупных компаний и стало содержать меньше элементов. В 2006 г. сумма сделок по слиянию и поглощению в оборонной и аэрокосмической промышленности превысила 40 млрд. долл. Всего было заключено 370 сделок. По данному показателю 2006 год достиг уровня 1999 г., являющегося рекордным за всю историю. Тогда общая сумма сделок составила 65 млрд. долл. Примечательно, что в 1999 г. на долю пяти крупнейших сделок пришлось 77 %, в то время как в 2006 г. − лишь 32 %[13]. В результате слияний и приобретений компаний, в военной промышленности США с 1990 по 2003 г. сократилось число производителей военных и гражданских систем. Произошло уменьшение количества фирм − производителей самолетов (с 8 до 3), кораблей (с 8 до 3), тактических ракет (с 13 до 3), ракет-носителей (с 6 до 3), вертолетов (с 4 до 3), спутников (с 8 до 6), колесных машин (с 6 до 3) и др. В эти же годы снизилось и число подрядчиков министерства обороны в некоторых областях производства. Наибольшее уменьшение произошло в области производства средств радиоэлектронной борьбы (с 21 до 8), подводных лодок (с 15 до 5), а также РЛС и торпед. Однако, несмотря на укрупнение военных предприятий в США, конкуренция среди разработчиков и производителей основных военных систем сохраняется.[14] В ежегодном отчете Конгрессу о промышленном потенциале за 2002 г. министерство обороны сообщало, что военная промышленность США находится на завершающей стадии консолидации, когда существовавшие в 1980 г. военно-промышленные компании (общее количество − 51) к 2001 г. слились в 4 крупные компании.[15] В XXI веке в мире в производстве вооружений и военной техники (ВВТ) доминируют четыре крупные компании из США: «Боинг», «Локхид – Мартин», «Нортроп – Грумман», «Рейтион», и три производителя вооружений из Европы – компании «БАЕ системс», ЕАДС и «Талес».[16]

Объединение различных производственных структур в оборонной промышленности сопровождается их реструктуризацией. Реструктуризация осуществляется с наибольшей эффективностью, о чем свидетельствует, например, тот факт, что в условиях сокращения военных заказов оборонные предприятия даже повысили свои экономические показатели. Большинство фирм избавилось от излишних мощностей, усовершенствовало процессы производства, уменьшило число поставщиков, снизило издержки производства, повысило конкурентоспособность продукции. Например, компания «Аэроспасьаль» наряду с планами слияния осуществляла внутрифирменную реструктуризацию через выделение трех «бизнес-центров» – авиастроительного, вертолетостроительного и оборонно-космических ракетных систем. Цель – создать более эффективную организацию на принципе мультиплицирования технологии и производственных связей среди широкого круга военных и гражданских программ[17] Некоторые известные машиностроительные и электронные конгломераты, имевшие военные подразделения, как правило, небольшие – «Форд», «Дженерал моторс», «Крайслер», «Дженерал электрик» (за исключением производства двигателей), «Текстас инструмент», «IBM», «Юнисис», «Вестингауз» – продали или расформировали эти подразделения. Благодаря чему часть компаний значительно увеличила долю военной продукции в общем объеме выпуска и свою зависимость от военных подрядов.

Наряду с консолидацией и реструктуризацией начала осуществляться диверсификация (переход от выпуска только военной продукции к сочетанию военного и гражданского производства) военно-промышленных компаний. В частности, производится широкий спектр продукции гражданского назначения: аудио- и видеотехника, фотоаппараты, часы, медицинское диагностическое оборудование, компьютеры, бытовая техника, средства телесвязи, полупроводниковые приборы, электростанции, высокополимерные смеси, инженерный пластик, удобрения, бытовая химия, химические реакторы, текстильные изделия, морские контейнеровозы, экскаваторы, автопогрузчики, краны, бульдозеры, грузовики.

Доминирующую роль в мировой военной индустрии приобрела военная промышленность США. Из 100 крупнейших военных компаний мира в 2004 г. США принадлежало 45, Великобритании – 10, России и Японии – по 7, Франции – 6, Германии – 4 и Израилю – 3.[18]

Существенные изменения происходят в экспорте вооружений и военной техники. Пик в торговле оружием пришелся на 1987 г. и составил 40,6 млрд. долл. Но уже с 1988 г. начался практически непрерывный спад мировых оружейных поставок. Спаду экспорта объема вооружений способствовало сокращение военных расходов. В 1994 г. в мире было реализовано продукции военного назначения всего на 19,7 млрд. долл., т.е. почти в 2,1 раза меньше, чем в 1987 г.[19] По другим данным, мировой экспорт вооружений уменьшился в 3 раза: с 82 млрд. долл. в 1987 г. до 27 млрд. долл. в 1994 г. (в постоянных ценах 1995 г.).[20] Сокращение военных расходов, как уже отмечалось, так же способствовало снижению закупок ВВТ для внутренних потребностей и расширению торговли оружием крупнейшими военно-промышленными компаниями. В связи с этим, сложилась уникальная ситуация, что при снижении объема экспорта ВВТ после окончания «холодной войны», удельный вес его в общем объеме национального военного производства в 1990-1997 заметно вырос: в США – с 11 до 21%, во Франции – с 31 до 41%, в Великобритании – с 38 до 50%, а в России, в конце 90-х годов поставки ВВТ за рубеж примерно в 3-4 раза превышали соответствующие поставки собственным вооруженным силам[21]. В последующие годы продажи оружия постепенно стали возрастать и в 1997 г. их стоимость достигла 25,7 млрд. долл., что превышало уровень 1994 г. более чем на 30 %. Затем снова начался спад, приведший к тому, что в 1999 г. стоимостный показатель поставок вооружений и военной техники в мире составил 21,3 млрд. долл., снизившись по сравнению с 1997 г. примерно на 20 %. В начале XXI века мировой рынок вооружений несколько стабилизировался на уровне 28–30 млрд. долл. в год, а в 2004 г. достиг 37 млрд. долл. Всего за пять лет (1999–2003) объем мировых поставок вооружений составил 88,2 млрд. долл.[22]

Бесспорным лидером в торговле военной продукцией являются Соединенные Штаты Америки. По итогам 2002–2006 гг. первое место, по данным СИПРИ, у США – 32,128 млрд. долл., второе у РФ – 30,764 млрд. долл., третье у Германии – 9,164 млрд. долл., четвертое у Франции – 8,888 млрд. долл. В 2005 г. первыми были США с экспортом в 7,066 млрд. долл., второй была РФ – 6,449 млрд. долл., третьей Франция – 2,05 млрд. долл., четвертой Германия – 1,533 млрд. долл. В 2006 г. тройку лидеров мирового рейтинга СИПРИ также возглавили США с экспортом в 7,888 млрд. долл., 2-е место у РФ – 6,733 млрд. долл., третье у Германии – 3,850 млрд. долл., четвертое у Франции – 1,577 млрд. долл.[23]

На мировом рынке появились новые поставщиков вооружений из числа развивающихся стран, государств Восточной Европы и республик бывшего СССР. Согласно данным ежегодника СИПРИ среди поставщиков обычных вооружений в 2001–2005 гг. 1 место заняла Россия (с объемом продаж 28982 млн. долл.), 6 место Украина (2226 млн. долл.), 13 – Узбекистан (583 млн. долл.), 14 – Республика Беларусь (482 млн. долл.), 22 – Грузия (149 млн. долл.), 29 – Кыргызстан (92 млн. долл.) и 41 – Казахстан (14 млн. долл.), среди 66 поставщиков.[24] Активизировали своею деятельность в мировой торговле оружием Китай, Израиль и Испания.

В начале XXI века произошла переориентация основных рынков сбыта с Ближнего и Среднего Востока на Азию. В 1982 г. по данным СИПРИ на пять крупнейших получателей – Ирак, Ливию, Египет, Саудовскую Аравию и Индию – приходилось 30% совокупного импорта, а в 2005 г. на Китай, Индию, Грецию, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Израиль – 41% совокупного импорта.[25]

Существенно выросла стоимость современного оружия, что связано с рядом причин, в том числе с увеличением производственных затрат, внедрением новейших технологий, использованием новых видов материалов, повышением их технической сложности. Если стоимость истребителя компании «Локхид – Мартин» F-16 составляет 30 млн. долл.,[26] то стоимость истребителя пятого поколения F-22А «Раптор» этой же компании достигла 121,7 млн. долл.[27] Стоимость условной единицы истребителя Су-ЗОМКК выросла с 47,5 млн. долл. в 2000 г. на Су-ЗОМКК до 66,6 млн. долл. в 2006 г. на Су-30МК2. Стоимость истребителей семейства Су-ЗОМКИ выросла условно с 52,8 млн. долл. в 2003 г. до 71,4 млн. долл. в 2006 г.. Цена истребителей приведена условно, поскольку, будучи рассчитана как общая сумма контракта, деленная на количество самолетов, на самом деле включает стоимость вооружения, наземного оборудования и сопутствующих услуг. Стоимость транспортно-десантного вертолета Ми-17 выросла примерно с 5 млн. долл. в начале десятилетия до 11,8 млн. долл. в 2006 г. − феноменальной цены для машин российского производства. При этом речь идет о стоимости платформы с учетом оружия, наземной инфраструктуры и услуг, так что реальная цена вертолетов должна быть несколько ниже.[28]

Если рассмотреть стоимость в более длительном периоде, то мы увидим, что средний немецкий танк времен второй мировой войны стоил 400 тыс. марок, первый послевоенный танк ФРГ «Леопард-1» — 1,1 млн. марок, то его преемник «Леопард-2», стоил более 2,3 млн. марок. Американские бомбардировщики «В-17» и «В-29» стоили, соответственно, 218 и 680 тыс. долларов, а истребитель «F-14» стоил 29,7 млн. долларов. Дизельная подводная лодка периода второй мировой войны стоила 2,5 млн. долларов, а атомная подводная лодка типа «Трайдент» обходилась в 1,2 млрд.. долларов[29].

Резкое удорожание вооружения и техники все больше ограничивает возможности экономики по их массовому производству. В связи с этим изыскание и мобилизация экономических ресурсов на военные нужды в наше время стало для всех государств одной из наиболее сложных проблем.

Данное обстоятельство способствовало объединению усилий стран в области военного производства, военно-промышленной кооперации нескольких производителей ВВТ в рамках создания нового образца военной техники. Наиболее известным примером межгосударственной кооперации стало сотрудничество компаний ведущих европейских стран (Великобритания, Франция, Германия, Бельгия, Испания, Турция, Люксембург) для разработки крылатого еврогрузовика «Эрбас А400М». Для создания опытного образца на базе фирмы «Аэроспасьаль» было сформировано промышленное объединение «Эрбас милитэри». В мае 2003 г. представители концерна ЕАДС и стран-заказчиков подписали контракт на производство А400М, который составил 19,7 млрд. евро[30]. Еще одним примером кооперации может служить подписанный 21 марта 2005 г. договор министрами обороны Испании, Германии, Великобритании и Италии о дальнейшем финансировании программы по производству перспективного тактического истребителя «Тайфун», разработанного в рамках EF-2000 «Еврофайтер». Для реализации второй фазы программы четыре европейские страны НАТО обязались вложить в общей сложности 16 млрд. евро: Испания планирует закупить 87 самолетов данного типа на сумму 1,9 млрд., 232 истребителя поступят на вооружение ВВС Великобритании, 180 получит Германия и 121 – Италия[31]. Кроме вышесказанного, можно отметить, что в 2003 г. корпорацией «БАЕ системс» совместно с британским отделением компании «Талес» начато проектирование авианосца нового типа («Куин Элизабет»). Контракт оценивается приблизительно в 3,2 млрд. фунтов стерлингов[32]. Известны случаи кооперации, выходящей за границы Европейского союза, в первую очередь с компаниями США. Совместные проекты в области вооружений реализовывали также Испания и Бразилия, Израиль и ряд государств Европы. Взаимовыгодная кооперация, учитывающая интересы всех участников консорциума, оказалась возможна только при сотрудничестве экономически развитых государств. В остальных случаях никакого равноправного партнерства не получилось.

Так же необходимо отметить, что одни страны располагают полным комплексом отраслей, выпускающих военную продукцию, развитой научно-технической и испытательной базой, опытными кадрами. Другие имеют сборочные предприятия, использующие импортные поставки комплектующих изделий. Менее развитые в экономическом отношении, не обладающие достаточными производственными и научно-техническими ресурсами, обеспечивают военные потребности преимущественно за счет импорта.

Подводя итоги вышесказанному, можно сделать выводы, что в мировой военной промышленности в конце XX – начале XXI века произошли существенные изменения:

- после снижения военных расходов в середине 90-х годов, произошло их значительное увеличение;

- снижение военных расходов способствовало концентрации, диверсификации, реструктуризации военной промышленности. Она стала содержать меньше элементов и сконцентрировалась в небольшом числе крупных компаний, доминирующую роль в которых занимают компании США;

- после снижения военных расходов произошло снижение объема экспорта вооружений, но удельный вес его, в общем объеме национального военного производства в крупнейших странах экспортеров вооружений существенно вырос, в дальнейшем объем мирового военного экспорта существенно увеличился;

- на мировых рынках вооружений появились новые поставщики ВВТ из числа государств Восточной Европы и республик бывшего СССР, а так же произошла переориентация рынков сбыта вооружений с Ближнего и Среднего Востока на Азию;

- удорожание стоимости современного оружия, способствовало усилению военно-промышленной кооперации.



[1] Фарамазян Р.А., Борисов В.В. Трансформация военной экономики: XX – начало XXI века. – М.: Наука, 2006. – С.90

[2] Там же, с.50.

[3] СИПРИ – 2003, вооружение, разоружение и международная безопасность: Ежегодник / Пер. с англ.; Институт мировой экономики и международных отношений. – М.: Наука, 2004. – С.367 – 369.

[4] СИПРИ–2004, вооружение, разоружение и международная безопасность: Ежегодник / Пер.с англ.; Институт мировой экономики и международных отношений. – М.: Наука, 2005. – С.303.

[5] Нестеркин В. Расходы на вооружение в мире // Зарубежное военное обозрение. – 2006. – № 8 – С.62.

[6] Объем военных расходов в мире в 2006 году // Военно-техническое сотрудничество. – № 24 (1−17 июня). – С.34

[7] Коротченко В. Проект военного бюджета США на 2008 финансовый год // Зарубежное военное обозрение. − 2007. − № 4. − С.21−22

[8] Военные Расходы США достигнут 696 млрд. долларов // Военно-техническое сотрудничество. – 2008. - № 29(14-20 июля). - С.52

[9] СИПРИ – 2004, вооружение, разоружение и международная безопасность: Ежегодник / Пер.с англ.; Институт мировой экономики и международных отношений. – М.: Наука, 2005. – С.302−304

[10] Расходы на военные операции // Военно-промышленный курьер. − 2007. − № 41(207). − С.2.

[11] Конгресс США о расходах на военные операции в Ираке и Афганистане // Зарубежное военное обозрение. - 2007. − № 9. − С.77−78.

[12] Бардуков В. Прогноз расходов США на войны в Ираке и Афганистане // Зарубежное военное обозрение. -2008. - №4. - С.76

[13] Поглощения и слияния в оборонной и аэрокосмической промышленности мира // Военно-техническое сотрудничество. − 16−22 апреля. − 2007. − № 21 – С.32.

[14] Тищенко Г.Г. Повышение экономической эффективности военного строительства в США / Российский институт стратегических исследований. – М., 2004. - С.327.

[15] Кузык Б.Н. Экономика военной сферы: Учебник. – М.: МГФ «Знание», 2006. − С.64.

[16] СИПРИ–2004, вооружение, разоружение и международная безопасность: Ежегодник / Пер.с англ.; Институт мировой экономики и международных отношений. – М.: Наука, 2005. – С.414.

[17] Толкачев С. Промышленные стратегии консолидации оборонных компаний США и Западной Европы // Мировая экономика и международные отношения. − М., 1998. - № 4. − С.96.

[18] Зименков Р.И., Соколова Е.Н. США на мировом рынке вооружений // США – Канада: экономика, политика, культура. – М., 2006. – № 6. – С. 41.

[19] Там же, с.37.

[20] Фарамазян Р.А., Борисов В.В. Трансформация военной экономики: XX – начало XXI века. – М.: Наука, 2006. – С.274.

[21] Фарамазян Р., Борисов В. Военная экономика: этапы развития и контуры будущего // Мировая экономика и международные отношения. − М., 2001. - № 9. − С.49.

[22] Зименков Р.И., Соколова Е.Н. США на мировом рынке вооружений // США – Канада: экономика, политика, культура. – М., 2006.– № 6 – С. 37.

[23] Украина в 2006 году впервые вышла из десятки мировых экспортеров вооружений в рейтинге // Интерфакс – АВН (агентство военных новостей) / ВПК России и экспорт оружия. Еженедельный информационный вестник. – 2007. – № 23(298). – С.29.

[24] Ежегодник СИПРИ 2006 Вооружение, разоружение и международная безопасность. – М.: Наука, 2007. – С.459-460.

[25] Там же, с.424.

[26] Грешнев М. Реструктуризация ВПК стран НАТО на пороге XXI века // Мировая экономика и международные отношения. − М., 1999. - № 6. − С.22.

[27] Контракт на F-22А // Военно-промышленный курьер. − 2007. − №30.

[28] Макиенко К. Эскалация стоимости российских вооружений: венесуэльский пример // Экспорт вооружений. − 2006. − № 4. − С.2.

[29] Ольшевский В.Г., Леонович А.Н., Савик С.А., Шифман М.Г. Военная экономика. – Минск. ВАРБ. – 2007. – С. 11.

[30] Качук Н. Крылатый еврогрузовик «Эрбаз А400М» // Армия. – 2005. – № 5. – С.61.

[31] НАТО // Зарубежное военное обозрение. – 2005. – № 4. – С.75–76.

[32] Певцов Д. Кораблестроительная промышленность Великобритании // Зарубежное военное обозрение. – 2005. – № 10. – С. 59.

 

Леонович А.Н.

доцент Военной академии Республики Беларусь

Наследие.Ru

 



Если вы незарегистрированный пользователь, ваш коммент уйдет на премодерацию и будет опубликован только после одобрения редактром.

Комментировать

CAPTCHA
Защита от спама
2 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.